Проза

Published
Хронология - снизу вверх.
» Листья
Листья... Порой мне кажется, что именно они вершат судьбы людей. Кто знает, может быть я и прав?..
Листопад хлестал по мостовой, сметая с неё весь мусор и скрывая все нарисованные детскими мелками рисунки. Жестяные банки и картонные коробки из под молока улетали, подхваченные жёлтым водоворотом, в сторону реки. Рисунки были совсем не такими, какие обычно рисуют дети - никаких зверушек, солнышек и облаков на них не было. Зато были странные символы, сплетающиеся в не менее странный узор, отдалённо похожий на огромного жука со множеством лапок.
Всё это, и ещё много других интересных изображений, нарисованных цветным мелом прямо посреди улочки, без сомнения, смог бы увидеть выдающийся продюсер Аркадий Овенников, если бы не было листопада. Но листопад был, и Аркадию оставалось жить считаные секунды...
***
Это началось давно. Настолько давно, что я уже не могу вспомнить тот день, когда впервые совершил переход. Я помню лишь тот свет, ту вспышку, которая всегда сопровождается путешествие — из за неё никогда не получается сразу сориентироваться, что происходит вокруг. Именно из за неё я стал совершать переходы только там, где точно ничего не случится - в подвалах и заброшенных ветках метро, которое, впрочем, там далеко не всегда оказывалось заброшенным.
Вообще сейчас я точно знаю, что эта вспышка видна только мне, но привычка осталась и изменять ей я не собираюсь — в таком деле всегда лучше подстраховаться, тем более мало кто сумеет спокойно отнестись к возникшему из воздуха человеку.
Кстати, забыл представиться. Моё имя — Сергей Овенников, плотник из восемнадцатого ЖЭУ. За работу беру выпивкой, реже — деньгами. Слежу за собой и регулярно бреюсь, посещаю баню пару раз в неделю в обязательном порядке. В общем, при первой встрече меня сложно принять за плотника на государственной зарплате, скорее я похож на какого нибудь дизайнера. Родился и прожил всю свою жизнь в маленьком закрытом городке Межгорье, что в башкирской республике. Отец был военным, мать — врачом. Рос с братом, ходил в единственную в городе школу. Преподавали из рук вон плохо, но выбирать не приходилось, денег на проживание хотя бы в Уфе родители не имели, а уж о столичном образовании и говорить не приходилось.
Так как наш город — военное поселение, ОБЖ нам начали преподавать с третьего класса. С одноклассниками я никогда особо не ладил, а когда они узнали, что автомат я держу в руках впервые, началась настоящая травля. Меня запирали в шкафчиках, мой портфель оказывался в самых труднодоступных местах, в тетрадях пропадали самые нужные страницы... И однажды, сидя в шкафчике, я ослеп...
Вернее, мне показалось, что ослеп. Мир вокруг меня взорвался. Темнота ослепляла, только что едва различимые тени за мгновение стали ярче солнца, а свет за прорезями в дверце стал непроглядной тьмой.
Первым ощущением был страх. Всё вокруг казалось таким, что как будто каким-то образом мир стал негативом самого себя. Но изменившиеся цвета были только верхушкой айсберга...
***
Сейчас я уже научился использовать переход тогда, когда надо мне, а не когда придётся, но поначалу он происходил спонтанно, обычно когда я был сильно испуган или зол.
Страх я поборол после первого раза, дальше мной двигало только любопытство. Я узнал, что попадал в другой мир, и назвал его н-мир, мир ночи.
На первый взгляд, единственным различием между н-миром и нашим — восприятие цветов, чем ярче и светлее у нас — тем бледнее и темнее у них. На самом же деле н-мир оказался полной противоположностью нашего. Тьма его обитателей нестерпимо слепила, чем выше была температура, тем им становилось холоднее, чем больше цифр было в числе, тем меньше оно считалось.
Выяснить всё это, а тем более научиться маскироваться под местного было очень непросто.
» Темнота

Глава 1. Находка

Тени плясали на стенах старой квартиры уже третью ночь подряд, а фигуры в капюшонах всё не планировали останавливаться. На первый взгляд их танец напоминал хаотичные танцы первобытных людей, но присмотревшись, в движениях людей можно было заметить сложный повторяющийся алгоритм, которому следовали все участники таинства. Ритуалы Ищущих было практически невозможно понять простому человеку, и даже далеко не каждый из тех, кого называли ищущим, мог внятно сказать, что значит то или иное действие. Доподлинно было известно лишь то, что в них никогда не было лишних движений, и каждое из тех, которые были, имело свой смысл и свою цель.
Ищущие возникли в то смутное время, когда человечество оказалось на грани вымирания из-за халатности физиков. Одержимые мыслью о мгновенном перемещении в пространстве, они открывали порталы при первой же возможности, ничуть не заботясь о том, что окажется на другой стороне. Самый безобидный портал был открыт прямо в открытый космос, и, чтобы остановить утечку воздуха, вокруг него построили герметичный саркофаг. Намного хуже дела обстояли с порталом, открывшимся в ядре какого то голубого гиганта. Сам туннель был почти мгновенно разрушен мощнейшим магнитным полем звезды, однако даже тех долей секунды хватило, чтобы выжечь дотла лабораторию и соседний городок.
После этого прецедента эксперименты по созданию порталов были официально запрещены, однако вскоре были продолжены в секретных лабораториях спецслужб. Специалисты тщательно просчитывали туннели перед открытием порталов, и действительно, подобных катаклизмов больше не происходило. Однако нельзя было сказать, что из порталов больше не исходила опасность...
Танцующие резко замерли, остановившись в самых нелепых позах, которые только можно было придумать. Простояв в таком положении пару секунд, Ищущие как ни в чем не бывало сели на пол вокруг пляшущего прямо на полу огня.
Огонь считался величайшей ценностью с тех самых времён, когда возникли Ищущие. Строго говоря, их целью было обнаружение огня, метод добывания которого был безвозвратно утерян из-за силы, пришедшей из портала в подземной лаборатории, настолько мощной, что для неё не оказались преградой ни многослойные металлические стены экспериментальных камер, ни мощные магнитные поля вокруг них.
Порталы, которые открывали спецслужбы, были очень тонко рассчитаны и всегда выходили туда, куда их хотели вывести. Открыв первый десяток в соседние экспериментальные блоки, учёные решили осуществить мечту всего человечества о внеземных поселениях и снова стали бурить коридоры в пространстве на другие планеты.
Несколько раз порталы открывали проходы в неизвестные миры, непригодные для жизни, один раз портал вышел на населённую гуманоидами планету, население которой было настолько развито, что портал закрыл первый же прошедший мимо житель. Однако никто не ожидал, что за очередным порталом может оказаться пустота. Тогда-то это и произошло...
Каждый раз, когда открывали новый портал, в закрытом портальном блоке, где это происходило, находился только исследовательский зонд. Это был небольшой колёсный робот с целым ворохом закреплённых на нём датчиков и приборов. После стабилизации коридора его запускали в новый мир, чтобы определить пригодность мира для жизни людей. Почти всегда зонд сообщал, что климат и воздух просто идеальны, после чего погибал под действием какой то силы. Зонд сам по себе был разработан с расчётом на огромные перегрузки и любые мыслимые источники повреждений, поэтому после гибели зонда туннель дестабилизировали и разрушали, чтобы сила, уничтожившая зонд, не прошла через портал.
Однако когда открылся тот портал, даже если бы учёные разрушили его сразу, всё равно было бы уже слишком поздно — зонд разлетелся на мелкие осколки прямо в портальном блоке, а сила, сделавшая это, устремилась к поверхности, попутно разрушив генераторы магнитного поля. Учёные, бывшие на объекте, успели закрыть портал, но сделали это слишком поздно — страшное существо полностью перешло в наш мир. Тогда то всё и началось...
» Миллениум
- Один!
- Два!
Пьяная компания во дворе смотрела чей то переносной телевизор и громко считала удары курантов. Девушки радостно жались к парням, предвкушая весёлую новогоднюю ночь.
- Три!
- Четыре!
Минуту назад президент прочитал своё последнее новогоднее сообщение, записанное на студии неделю назад. Его уже дважды успели переделать из-за придирчивых цензоров.
- Пять!
- Шесть!
За стеной громко хлопнула бутылка шампанского, послышался весёлый смех. Кому то уже не терпится напиться, и совершенно непосильно считать медленные удары московских часов.
- Семь!
- Восемь!
Вдалеке послышался салют, разноцветные всполохи озарили небо, заставив проявиться тени стоящих во дворе людей.
- Девять!
- Десять!
Я перевёл взгляд на небо. В безоблачной высоте, как никогда ярко, горели звёзды, складываясь в придуманные тысячелетия назад созвездия. Месяц закрывал половину большой медведицы, и маленькая тихо плакала рядом.
- Одиннадцать!
- Двенадцать!!
- Урааа!
Звёзды ушли далеко вверх, навсегда оставив в глазах отпечаток этого неба. Нарастающий свист в ушах напомнил о весёлом спуске с горы, который был сегодня утром.
А земля всё надвигалась, каждую секунду становясь ближе на десять метров, не оставляя никаких шансов побороть законы физики...
» Дежавю
Очередной психоделический рассказ. Есть ряд "скрытых смыслов", все они рекомендуются к поиску.
» Дежавю
Умирать не больно. Просто смерть - это только начало, а начинать заново то, на что потратил всю свою жизнь действительно больно.
Все произошло так, как бывает в плохом сне. Я падал, и в тот момент, когда по законам жанра пора было проснуться, я умер.
"И мир померк, и краски стали серы..." Ничего подобного не было, равно как не было коридоров со светом в конце, райских врат, Харона или разверстой огненной геены.
Я просто проснулся. Лежал в своей кровати и потихоньку пытался осознать, что же случилось этой ночью, вызывая в памяти картины произошедшего.
Вот я бегу от жандарма, вот он спотыкается о бордюр и падает. Слышу свой вздох облегчения, вижу приветственный взмах Мишель. Она что то быстро говорит, но я ничего не могу расслышать. Странно, я точно помню, что слышал и даже запомнил её слова, вот только никак не могу вызвать их из памяти... Вот мы опять срываемся в бешеную гонку со стражами порядка, на этот раз их намного больше, почти все, кто был в будке на углу. Они что то яростно кричат, Мишель на ходу весело огрызается им в ответ, я же сосредоточен на беге и выборе направления. Вбегаем в парк, я что то кричу Мишель, она согласно кивает и мы разбегаемся по разным аллеям. Почти все жандармы продолжили бежать за мной, двое не задумываясь свернули за ней.
Вот парковая площадка, сюда сходятся все аллеи и дорожки, посередине стоит небольшой высохший фонтан, в котором лежит какой то бумажный сверток. Видимо я о нём знаю, потому что на ходу перепрыгиваю фонтан и успеваю подцепить коричневый пакет. Не останавливаясь разворачиваю его и достаю содержимое.
Пистолет! Оружие блестит от смазки, а на рукоятке наклеен стикер. Не успеваю разобрать надпись, выкидываю цветастую бумажку на землю, её сразу же подхватывает один из жандармов. Успеваю заметить, что его лицо мгновенно вытягивается и он что то кричит коллегам. Проверяю обойму, снимаю предохранитель, передергиваю затвор и отвожу руку с пистолетом назад, готовясь выстрелить. Жандармы замечают это и с завидной скоростью достают свои пистолеты.
Раздаётся выстрел. Стреляю я, но промахиваюсь, пуля с треском пробивает дерево рядом с одним из преследователей, он что то выкрикивает, наверняка ругательство, и поднимает руку с оружием. Второй выстрел. Пуля проходит через плечо, не задев кость. Перекладываю пистолет в другую руку и сразу же давлю на курок. Громкий крик, один из жандармов падает с простреленным коленом, остальные продолжают погоню, но почему то не стреляют. Один что то кричит в рацию, оттуда раздается ответное шипение, которое, судя по все всему, совсем не устраивает стража порядка.
Парк кончается, замечаю на другой стороне улицы Мишель, она спокойно стоит, оперевшись на столб, её преследователей нигде не видно. Пробегаю мимо, она вскидывает свой пистолет и стреляет. Второй из преследователей падает, не издав ни единого звука, вокруг его головы мгновенно растекается лужица крови.
Оставшиеся жандармы резко останавливаются и вскидывают пистолеты, один целится в меня, второй в Мишель.
Выстрел. И - падение. А в голове всего одна мысль.
"Сейчас я проснусь"...
» Цвет
Ряд рассказов, косвенно имеющих общий элемент и сюжет. Задумывалось как психодел (не путать с хоррором), держащий в напряжении до самого конца своим странным сюжетом и несовместимыми элементами.
» Красный
Закат пылал. Поистине великолепное зрелище, когда четыре светила одновременно уходят за горизонт, надолго оставляя на враз потемневшем небе красный след неостывшего газа. А может быть, и не красный.
Еще тогда, когда я был совсем маленьким, я поцарапал руку об ветку граави. Врачи сказали, что мне не выжить, но я выкарабкался, хотя и потерял способность различать цвета. С тех пор весь мир я видел в тех красках, в которых представлял.
Но было и исключение. Следы светил я всегда видел красным и у меня никогда не получалось увидеть их как нибудь по другому, как бы я не старался.
Оторвавшись от созерцания заката, я наконец то упал в кровать, растянулся на ней во всю длину и потянулся - последнее время я вообще не спал, компенсируя недосып пачками стимуляторов, после окончания действия которых спать хотелось еще больше. Проваливаясь в свой бесцветный сон, я вспомнил, что оставил дверь незапертой, но вставать было поздно - сон уже поглотил меня целиком.
Тук-тук.
Кого там принесло в такую рань? Только что же лег!
Тук-тук.
Я поглубже запахнулся в мешок, чтобы не слышать вкрадчивый стук с той стороны двери.
Бам!
От неожиданности я вскочил на месте - подзатыльника от нежданного гостя (или гостей?) я никак не ждал.
Внезапно вспомнил, что забыл запереть дверь, и сон как рукой сняло. Я сел в постели и уставился на незваных гостей (да, их было двое - он и она, оба в темных деловых одеждах), они не остались в долгу и тоже начали сверлить меня взглядами.
  • привет, - первым нависшую тишину нарушил я, - вы кто?
Странные гости не отвечали, продолжая пристально смотреть на меня и тихонько покачиваясь из стороны в сторону. Внезапно раздался громкий хлопок и в комнате я остался один, так и не поняв, показалось мне, или действительно здесь кто то был.
За окном догорали последние красные всполохи заката, а граави на окне в очередной раз сменил свой цвет, повинуясь моему желанию.
Заперев дверь, я уснул глубоким сном младенца, без сновидений и всяких странных существ. Жить мне оставалось десять часов.
» Зелёный
Бежать! Я на ходу разрывал мешающие моему движению заросли, которые успели снова отрасти здесь с моего последнего визита. Ползучие крирры, ядовитые граави, огромные ваоргги - все они не давали мне пройти, а значит, угрожали моему здоровью и жизни. Поэтому я обрывал жизни им.
Эта гонка со смертью шла уже почти четыре часа, и я успел изрядно ослабеть - сил на преодоление препятствий оставалось все меньше, а мой преследователь, казалось, вообще не был знаком с понятием "усталость". Я чувствовал его прямо за своей спиной, он полностью копировал мои движения, поэтому уйти от него было невозможно - его можно было только вымотать.
За всю свою жизнь я видел такую тварь измотанной только один раз, когда мой отец бежал от неё больше суток. Тогда она, уже мертвая, все равно закончила своё черное дело - через пару часов отец тоже умер - от истощения.
Внезапно заросли подсказали мне, что моя тварь решила схитрить и сократить путь через небольшую поляну, лежавшую слева от меня. Не подозревая, что я чувствую все её движения, она старалась бежать параллельно мне, медленно сокращая разделяющее нас расстояние.
Это было необычно - грирры всегда копировали движения своей жертвы, это было залогом их безраздельного царствования в лесах - нельзя убежать от самого себя, а тварь во время гонки была тобой и никем больше.
Внезапно я перестал чувствовать опасность -грирр исчез из поля ощущения, а заросли перестали преграждать дорогу.
Странно. Я остановился, чтобы подумать о том, что делать дальше - в этой части леса я был впервые, и даже учитывая мою способность ощущать лес с помощью зеленых растений, находиться тут было опасно. Не сумев сразу придумать ничего путного, я просто пошел обратно по своим следам.
Идти предстояло долго...
» Жёлтый
Очередной взрыв прогрохотал всего в паре кварталов от меня - жиаллы не желали прекращать свои попытки взять город.
Четыре раза их самые разнообразные способы сломить Тиарр окончились неудачей - с восходом первого светила на небосвод все их силы оказывались у исходных позиций, а город как будто возвращался назад во времени, восстанавливая разрушенные стены и павших жителей. Это было очень странно, и с каждым разом всё больше бесило лидера жиаллов. Откуда ему было знать, что каждый день для Тиарра существует столько раз, сколько в нем в этот день жителей?
Самым неприятным для нас было то, что каждый такой день все таки требовал свою плату - жизнь того, чей день начинался. И сегодня он был мой. Мой последний день.
На этот раз они решили изморить нас гранатами с ядовитым газом - низко и абсолютно неэффективно. Впрочем, неважно. Мне оставалось жить всего сутки, и эти сутки никто не сможет меня даже поцарапать, не то что отравить.
Идя по опустевшей улице, я впервые замечал многие детали, которые раньше никогда не бросались мне в глаза.
Оказывается, все фонари были сделаны разными мастерами и выглядели абсолютно по-разному, а фонтан на площади изображал основателя Тиарра. Неважно.
Я шел прямо к воротам, чтобы остановить эту бессмысленную трату жизней, которую не смогут остановить ни переговоры, ни численный или военный перевес.
В последний раз взглянув на свой дом, я свернул на центральную улицу. Каменная плитка почти везде была разбита, ядовитый желтоватый дым висел над мостовой, убивая всех, кто в него заходил.
На страже никого не было - какой смысл охранять вход, когда опасность грозит изнутри?
Жиаллы тоже не торопились идти на город, возможно потому что помнили про предыдущие неудачи, а может быть потому, что яд мог убить и их тоже, и они ждали, когда он рассеется.
Я подошел к воротам, обернулся и последний раз оглядел то, что еще сегодня утром было моей Родиной. Она была достойна того, чтобы быть Родиной многих тысяч в будущем. Я шагнул во врата.
Свет. Невообразимо яркий желтый свет, бьющий отовсюду, ослепил меня. Ощущение падения захватило меня и завертело так, что я не мог дышать, а свет все так же слепил меня...
С детства жителей Тиарра ни в чем не ограничивали - все, кто тут рождался, просто не были способны использовать свою свободу во вред другим живым существам. Существовало лишь одно правило - нельзя покидать город. Ходило невероятное множество легенд, пытающихся это объяснить - кто то рассказывал, что сразу за городскими стенами находится ад, кто то утверждал, что город остался один на огромном, висящем в пустоте острове, и вид этой пустоты таков, что посмотрев на него, можно было умереть. На самом деле никто точно не знал, что же находится за стенами, но все точно знали - если выйти посмотреть, то живым назад не вернуться. Но сегодня я был бессмертным.
Свет начал обретать очертания, стало возможным определить, откуда он льется, однако по-прежнему ничего не было видно.
Вращение ускорялось, можно было почувствовать, как рвутся связи материи и энергии, как законы природы натягиваются и лопаются, как струны на лютне плохого музыканта.
Удар. Падение завершилось, свет погас. Я остался в абсолютной темноте...
» Синий
Ветер выл. Он задувал в каждую щель полуразвалившегося при торможении корпуса, издавая жуткие звуки, которые вызывали у меня уже, казалось бы, забытые воспоминания.
Ридия... Когда её на моих глазах затягивало в винт воздухозаборника, а я стоял и ничего не мог с этим поделать, я понял, что небольшое приключение потихоньку стало игрой со смертью. Но смерть никогда не проигрывает...
Толчок. Корвет бросило вверх, после непродолжительного взлёта последовало падение, а я испытал невесомость. Ещё толчок. Корпус окончательно разбился, а я еле увернулся от оторвавшегося куска обшивки.
После не совсем удачной посадки я выбрался из обломков корабля и осмотрелся. Вокруг был лес. Странной формы деревья как будто обладали сознанием, их упругие стволы расступились и корабль буквально засосало в проём в сплошной древесной стене. Как я понял, именно от них и пружинил корабль в конце падения, гася скорость.
внезапно оно не дописано, так что увы, но продолжения нет...
» Башня
На данный момент одно из трёх моих законченных произведений. Психоделический рассказ, проецирующий эмоции абстрактными образами вкупе с тяжёлой атмосферой, имеет ряд "скрытых смыслов".
» Предисловие
Однажды, сидя на краю крыши с неявным желанием упасть вниз, я задумался над тем, действительно ли есть смысл в бренном влачении тела и вообще существовании жизни. В своих мыслях я напоролся на одну весьма необычную, можно сказать, живую, трактовку этого замысловатого процесса, в которой происходило следующее...
» Башня
Двигаясь по безлюдной улице, я шел закаулками своего сознания по направлению к странной башне, которая как будто росла из земли, возвышаясь над всеми прочими зданиями, которые стояли в упор друг к другу насколько хватало глаз. То и дело попадались странные брошенные машины, чьи обгорелые остовы навевали необычные для меня мысли о бесполезности тех, кто их придумал.
Чем ближе я подходил к башне, тем больше машин попадалось по пути, несколько раз завалы еще дымящихся железных скелетов полностью преграждали улицу и мне приходилось искать, где бы их обойти.
Улицы радиально сходились к центру, к сердцу города - к башне, чье давление ощущалось все сильнее с каждым моим шагом в ее сторону. Она нависала над городом и изменяла его так, как ей было нужно, а город уже не мог сопротивляться, его сил не хватало на защиту от башни и он просто пытался выжить как можно дольше, хотя это и получалось не так хорошо, как раньше.
Неожиданно только что бесконечно длинная улица, чей конец уходил за горизонт, оборвалась и открыла предо мной площадь, на которой стояла цель моей странной прогулки - башня. Только отсюда я смог действительно оценить ее мощь и давление, которое она оказывала на все вокруг - на город, на меня и на толпу на площади.
На площади, казалось, собрался весь город, причем не его жители, а именно он сам. Если присмотреться, в людях можно было узнать некоторые дома, мимо которых я проходил по пути к башне, и это было так неожиданно, что я обернулся, чтобы точно убедиться в этом.
Домов не было. Площадь раскинулась насколько хватало глаз и уходила за горизонт во все стороны, размерами превышая даже город, который только что был на этом месте. Серые бетонные плиты, из которых была сложена площадь, лежали плотно подогнанными друг к другу, между ними не было ни малейшего зазора, но вдалеке, там, где города не было и раньше, они трескались и выгибались, как мокрый паркет.
Небо над площадью тоже было странным - среди темно-зеленых облаков то и дело проскакивали вспышки молний разных цветов - от белого до темно-оранжевого. Над самой башней облака закручивались в воронку, обнажая черное беззвездное небо, которое снизу казалось осязаемым. Сама башня была не больше одного моего обхвата в толщину у основания, сверху же она казалась такой большой, что там вполне можно было уместить всю толпу - пушечное ядро на иголке выглядело бы значительно устойчивее.
Среди зарослей колючей проволоки, которые оплетали башню, я заметил дверь, открытый проём которой буквально затягивал меня внутрь. Не в силах побороть давление башни, я шагнул в странную темноту двери.
Ветер. Такой ветер бывает только в урагане... Или в бездне, в самом сердце которой я очнулся. Воронка облаков была так близко, что тёмное беззвёздное небо нависало не только сверху, но и со всех сторон, казалось, что под ногами тоже простирается зияющее ничто.
Так и было. Вершина башни была вовсе не площадкой, какой я себе её представлял, а пустотой - вернее - её центром, источником, в который каким то образом и непонятно зачем попал я. Густая масса облаков вращалась всё быстрее и быстрее, каждую секунду меняя свой цвет, всполохи молний сверкали всё ярче и ярче, но постепенно отдалялись, как будто я видел их не из центра, а отовсюду, словно я и был той липкой пугающей пустотой, которая окружала меня, не давая двигаться.
Я был пустотой. Ощущение водоворота исчезло, уступив место ничему, которое мгновенно наполнило меня, поглотив самые сокровенные мысли и желания. Я переставал существовать как личность, давление бездны подавляло все мои попытки не становиться ею, но я всё равно пытался бороться.
Это был сон. Ощущая себя в своей кровати, всего в холодном поту, я понимал, что это был всего навсего сон, но какое то неявное чувство тревоги всё равно давило меня изнутри. После нескольких минут размышлений я встал, чтобы открыть окно - в комнате было неимоверно душно.
За окном была бездна.
» Мегаструктура
Идея мира и имя главного героя взяты из манги "Blame!"
Предполагалось написать как минимум 5 глав с законченным сюжетом, но в силу некоторых обстоятельств этого не произошло, хотя, с очень малой долей вероятности, может произойти.
» Пред_УСЛОВИЯ;
Далекое будущее. Человечество освоило технологию генерирования материи напрямую из энергии, в результате чего вся добывающая промышленность была остановлена. Кроме того, началась усиленная застройка планеты, так как проблема перенаселения стояла остро, как никогда.
Прошло несколько веков. Экспедиции так и не обнаружили в достижимом Космосе других цивилизаций и пригодных для обитания планет, а наша собственная планета уже обросла сооружениями так, что её радиус увеличился почти в два раза. Отныне её название - Мегаструктура.
Это всё, что было известно о цивилизации очень долгое время после описанных ниже событий.
Однако недавно была найдена практически неповрежденная запись памяти биокиборга, проходящая в "Деле о цифровой эпидемии" под номером 351, содержание которой приведено ниже.
» Про_ЛОГ 00;
Привет. Меня зовут Килли. Последние месяцы я преследую одну цель - я иду вверх. За последний переход я поднялся на шесть уровней, впервые встретив властителя, на которого пришлось потратить предпоследний заряд в омагроне, заодно разрушив больше половины несущих опор сектора. В последнем встреченном терминале была чудом сохранившаяся запись истории сектора за последний цикл.
Мегаструктура развивается. Уже не осталось людей, способных войти в информационную сферу, чтобы контролировать этот процесс, а зодчие всё еще строят её, постоянно перекраивая секторы, достигая всё большей производительности при тех же ограниченных ресурсах.
За цикл в этом секторе побывал только один зодчий, который сумел восстановить давно порванные кабели питания локального элемента Сети. К сожалению, с Ядром был связан только один сектор из тех, которые я встречал по пути, и в нем не было терминала, поэтому узнать последние подробности истории Мегаструктуры я не смог.
Единственное, что мне точно было известно - это то, что причиной десинхронизации информационной сферы стала эпидемия, в результате которой все носители цифровых генов погибли, оставив неуправляемо растущую за счет синтезированной материи планету, уже давно поглотившую свой естественный спутник.
Кроме проблемы с неуправляемым ростом планеты, цифрогенные оставили включенную систему защиты, которая уничтожала всех, кто попадал в поле зрения подключенных камер или защитных модулей. Все выжившие ушли на глубину, пытаясь скрыться от гигантских смертоносных роботов, те же преследовали их, однако, чем глубже уходили бегущие - тем меньше преследователей оставалось. Именно поэтому с каждым переходом я встречал всё меньше людей, а последнее полноценное поселение осталось в тридцати уровнях снизу.
Каждый переход открывает мне всё больше новых подробностей развития Мегаструктуры, и, наверное, когда я доберусь до поверхности, я буду знать её полностью. Наверное.
» Семь дней
Честно говоря, я и сам не знаю, что хотел написать. Это был мой первый опыт в прозе, поэтому возвращаться к нему не планирую, довольствуйтесь тем, что есть.
» Семь дней
День первый. Утро.
Светало. Изнуренный бессонной ночью, я наконец оторвался от печатной машинки, закончил свой репортаж и посмотрел в окно. Восход был больше похож на закат- солнце было очень большое и красное, как кровь. Часы показывали семь утра, самое время попить кофе и собираться в редакцию.
Мой особняк стоял в пятнадцати километрах от города, а мне было нужно заехать по пути на заправку- после вчерашнего дня автомобиль мог заглохнуть в любую секунду,
поэтому я решил выехать немедленно.
Постоянное отсутствие сна давало о себе знать- болела голова, то и дело я забывал, что хотел сделать и зачем куда то шел, хотя мыслил абсолютно нормально. Собравшись, я вышел из кабинета во внутренний двор, в котором стоял маленький фонтан моего собственного дизайна, сделанный по дружеской просьбе одним знакомым архитектором. Уже подходя к воротам, я почувствовал слабость...
Очнулся я почти сразу, но вокруг что то успело неуловимо поменяться. Я находился в своем дворе но вместе с этим и не мог сказать, что это именно он. Скамейка под моим любимым тисом была сломана, сам тис засох и накренился, фонтан был разбит и из его сколов лилась на землю какая то густая темная жидкость, которая почти мгновенно в нее вписывалась.
После секундного испуга я понял, что все таки заснул и вижу странный сон. Зная, что человек просыпается, когда падает во сне, я решил проделать этот трюк и пошел на второй этаж, чтобы оттуда прыгнуть вниз, в фонтан со странной жидкостью. Несмотря на то, что я спал, прыгать было все равно страшно; сон выглядел слишком реальным. Я закрыл глаза и просто выпал с балкона...
Очнулся я в фонтане. Все так же болела голова, а из за падения на ладонях появились ноющие ссадины. Костюм был совершенно испорчен. Весь мокрый и перемазанный в чем то черном, он походил скорее на тряпку, чем на атрибут делового человека.
Утро было безнадежно испорчено.


Views: 2 860

Clamp #1 - 10 years ago 0
Голосов: +0 / -0
Листья - совершенно незаконченный рассказ, рвётся буквально посреди мысли, но его я пишу и возлагаю некоторые надежды.
Комментируем!
добавил пару абзацев в "Темноту"
2 комментария удалено
Fakov #4 - 9 years ago 0
Голосов: +0 / -0
Листья прочел - понравилось. Красивая серость. Пиши еще)
Zahanc #5 - 9 years ago 0
Голосов: +0 / -0
Прочитал "Семь дней", "Мегаструктура" и "Башня". Образы красивые, мне очень понравилось. Но это не сюжет для RPG.
Clamp #6 - 9 years ago (изм. ) 0
Голосов: +0 / -0
Причём тут образы и РПГ? Ты сказал, что, цитирую: "придумал хороший сюжет путём импровизации от начала до конца? Слабо верится, мягко говоря".
Открою секрет: меньше одной сотой авторов использую миндмапы или что-нибудь похожее для написания. Обычно есть главный герой и мир, в который его селят, остальное - фристайл.
4 комментария удалено