Сама повесть

Published

О ней

Пишу эту повесть с 13 лет наверное. Начало, сами понимаете, детское. Только потом меня шарахнуло в авто-аварии по головушке и тут началось...началась чувствительность к этому миру, к его элементам и потайным уголкам. Можете не восхищаться тем, что есть сейчас, но, пожалуйста, знайте что чем дальше - тем круче.
Большой опыт, интересные мысли, асоциальность, путешествия, отношения, энергии, существа, лабиринты и узоры, истории личной жизни, грусть, тоска, свобода, одиночество, радость, краски мира - всё это вы найдёте тут.
PS: Орфография хромает, но то были мои принципы раньше. Оставил, так сказать, их на память.

Начало

» текст
1.1с
Они лежали на двух разных сторонах кровати и были похожи на наркоманов или на пьяных маразматиков, которые хотят только напиться и просто тупо лежать и смотреть в потолок. Но сейчас все гораздо сложнее. Пришел их час прощание. Прощания друг с другом и с миром, которые они создали вместе. Мир был переполнен непонятными чувствами, знакомыми, но закрытыми от них самих. Они шли к черте этого мира, смотря назад и вспоминая переломные моменты. Оставалось лишь закрыть глаза и насладиться падением вниз.
  • Теперь всё закончиться. - повторяла она.
  • Я так и думал. – повторяя, отвечал он.
И через секунду с потолка стала падать побелка. Мелкие её кусочки ложились сначала на вещи выше, а потом достигали пола. Они видели, как белые капли медленно, затая дыхание, решили поглотить их. Началась зима. Они одновременно улыбнулись и застыли.
  • Есть выход! – сказала она
  • В окно?
  • Я устала бороться!
  • Ты же хотела жить?
  • Ты тоже.
  • Теперь меня стёрли, как старую плёнку на кассете. Меня больше нет…
Она промолчала и придвинулась ближе к нему, чтобы обнять. Всё остановилось. Они были вне власти времени. Ёе руки касались его, и он чувствовал холод. Он прослезился, но слеза превратилась в лёд. Тогда она мигом отдернула свои руки от него и всё оживилось. Время опять пошло. Она смотрела на него с видом дикой кошки, которую пнули ногой, но кидаться она не собиралась, она хотела уйти.
  • Будешь чай? – спокойным голосом произнёс он.
  • Хватит!
И она ушла, оставив дверь открытой. Он знал, что она ещё придёт, чтобы попрощаться, но это его не спасёт. Он стал сам себе шептать, что так будет лучше, что это лишь новое начало и всё будет хорошо.
  • Я больше не буду плакать, но и не буду петь. Мои песни имели смысл в твоих ушах, а мой страх улавливался тобой и гасился, превращаясь в свет звезды, которую ты мне когда-то подарила…
Кто-то постучал в дверь.
  • Это ты? – крикнул он, но ответа не было. Прошло несколько минут.
  • Я забыл себя и поселился в тебе. Куда ты, туда и я. День наступал тогда, когда ты меня будила, но сейчас…
Он медленно закрывал глаза и засыпал.
Много зелени - яркая, кусачая и не умолкающая ни на минуту. Ему снилась весна. Дом. День рождения сестры. Гости. Балкон. Девятый этаж. Как только все эти ориентиры нарисовались, картина оживилась и он начал уживаться во сне, как всегда это у него происходило. Мир изменился в его сторону, он не мог противиться своему сознанию и просто думал, что время пришло - мечты должны сбываться и сбываются. Зима мучила его с самого начала, кидала в снег, издевалась и вот ее нет. Больше нет. Он был рад, но как всегда был грустный. Сидел на балконе и курил. Вдруг на балкон шагнула девушка – свежая и она показалась ему знакомой. Точно. Это была его сестра. Она любила курить с ним вместе и просто грустить, смотреть на небо, или на звезды, и представлять что все может быть лучше. Но на этот раз она вошла молча, без единого признака радости или какого-нибудь другого положительного чувства. Она шла босиком к краю, медленно. Время тоже шло медленно и вот… критическая точка – она прыгнула вниз. Как будто это была не она. Как будто кто-то или что-то ей управляло. Но он не стал задумываться и прыгнул за ней, как будто знал, что точно спасет ее. Они падали вниз вместе – она смотрела вверх, на него, а он на нее, вниз и было такое ощущение, что они прощаются. Прогремело два шлепка и тела их валялись на земле. Звук погас, но зелень даже стала еще ярче и чаще. У того места, где они упали, на лавочке сидели птицы. Голуби. Стая голубей. Сидели и тоже наслаждались пейзажем. И тут… вся округа залилась смехом. Острым как сталь. Смеялась его сестра и он понял, что они живы и вообще в полном порядке. Он попытался встать и удивился, т.к. это было легко.
  • Ээто быыла шуутка. – сквозь уже слезы, произнесла сестра.
Он начал улыбаться, не зная почему, но слова сестры для него были облегчением.
  • Как такое возможно? Мы же с десятого этажа упали! – напуганным голосом произнес он.
Она перестала смеяться и начала делать серьезное лицо. Минута молчания. Улыбка спала.
  • Это сон. Ты спишь. Но уже хватит, она скоро вернется.
Он хотел было что-то сказать, но не успел. В следующий миг он лежал на своей кровати и привычно открывал глаза. Он проснулся.
Её всё ещё не было, как и надежд, как и мелодичных звуков, что когда-то окружали и отличали желаемое от действительного. На полу валялась одежда – грязная, скомканная – это его. Её же висела в шкафу, как подобает нормальному ухоженному человеку. Пепельница полная сигарет. Чайник, горячий, желтые шторы с цветами, за ними ночь. Вдруг он это понял…
  • Ночь… - с тревогой произнёс он.
Она пошла шататься по тёмным улицам, а вдруг что-то случиться, что-то произойдёт. Минут пять он думал и наконец решил догнать её. Быстро, очень быстро встал он чуть ли не вышиб дверь, но дальше пошёл уже привычным спокойным шагом, в надежде что она ещё близко.
Пустые углы, серые стены – всё одинаково. Он быстро бы её заметил, как голодный охотник добычу. Сначала узенькая тропка, затем дорога. Он держал руки в карманах и с бешеной ловкостью оглядывался по сторонам. Он прошёл метров двести и остановился. Посмотрел наверх.
  • Луна… и я… мы так похожи… ты смотришь на неё – она сияет, но…
В его тело потоком хлынул чистый холод.
  • Сейчас ты наверное сидишь на крыльце какого-нибудь красивого дома и смотришь на неё. Ты знаешь что я тебя ищу… Ты знаешь зачем… Знаешь сколько это будет продолжаться… И знаешь что из этого выйдет, что будет после, финал…
Он опустил голову и тоскливо посмотрел на кусочек пыльного асфальта. Его сердце замедлило ритм. Он снова посмотрел вверх, теперь с той же тоской.
  • Я был бы счастлив там с тобой, знай, но могу и здесь…
Опустив голову вниз, он медленным шагом отправился обратно в комнату. Стало ещё темнее, теперь он не видел ничего. Мысли затмили разум. Голова сжималась под давлением одиночества. Шорохи ночных улиц утихали. Он слышал лишь её крики, недовольство и ругань и понимал, что она его прогоняет.
  • Я уйду…
2.
Свет померк вовсе. Она не видела себя, она не видела его и никого вокруг, хотя надеялась что он найдёт её и что-нибудь придумает. Её волосы свисали до земли, вернее – до крыльца, на котором она пряталась почти всегда. Здесь она раньше жила.
  • Может начать всё заново? Но у меня нет пустой строки… я всё уже расписала… на долгие годы.
Глаза смотрели прямо на стену, где, бездвижно, обитала тень. Она никого так не любила как её. А полюбила она тень за то, что та никогда не плакала.
Потёк ручеёк…
  • Прости меня…
Через долю секунды её суть тоже посетил холод. Она успокоилась, перестав слышать отзвуки города.
  • Я буду жить дальше. Я хочу ещё! Но не такого!
Пальцы её сомкнулись друг в друге – в кулак. Ветер так, слегка, трепал её волосы, издевался над одеждой, но покорность его она больше и видеть не хотела.
Здесь рождаются новые чувства и исчезают старые. Меняется цвет. Неизвестно каким он станет теперь, но цвет морской волны был стёрт ею в мгновение ока, направленного в своё отражение, мысленно. Та тварь, что сидела внутри неё вдруг уснула, неполная картина – девушка у которой в груди пустота. Хотя она была умна. Возможно она была права и чувства это лишь опасность и порок. Радоваться этому или горевать она не знала, но всё остальное уже успел подобрать ветер и только ухмыльнуться ей вслед. Хотя конечно он мог нечаянно задеть одну из нависших над ней крыш и сделать петлю. За долгие годы он научился пилотировать, а жаль…
  • Пора. – сказала она и с этим же вздохом устало встала и медленно побрела домой. Даже кошки уже немо улеглись спать. Фонари гасли за ней друг за другом. Так когда-то родилась смерть.
3.
Пережитая ночь была позади, треск старых развалиных улиц и следы ветра были вытеснены рьяным но очень-очень тонким светом утренней звезды, по которой они раньше вставали, чтобы увидеть друг друга снова. И снова они тосковали. Воспоминания вытекали вместе со светом утренней звезды, добавляя лёгкий привкус виновности, и перламутра. Она шла с широко раскрытыми глазами, которые смотрели прямо вот уже шесть часов. Пройдя по одной и той же улице в седьмой раз, она с немым телесным криком встала, и тут же вкопалась в землю, холодную после первой зимней ночи. Резкий поворот полукругом, как это делают солдаты, и она уже мелким и совсем незаметным шагом шла домой. Цветы... Цветы... Цветы... Кругом цветы...
Справа были жёлтые.
  • Такие он дарил когда я не могла улыбнуться...
Слева голубовато-белые, очень мягкие.
  • Такие когда я умирала.
Она остановилась, не дойдя до клумбы то с ярко-красными то с бардовыми букетами, и пульс её начал свой праздник и веселье, иногда застывая от холода.
А эти... - тоскливое двузвучие сменилось жаждой, самой настоящей жаждой, - Он дарил чтобы сказать что любит... - жажда смешалась с движением, теперь она уже бежала, - Прости меня, прости меня. - задыхаясь от влажности послеливневой погоды повторяла она. В бегу, теперь уже под палящим солнцем, она ловила висящие на улице счастливые воспоминания, которые она обронила ночью, в скитании между тусклых, из-за погоды, звёзд. Ловила и тут же придавала себе всё больше и больше отчёта что её капризы очень слепы и бездумны. День поднимался. Сначала над ночью. Потом над застывшей сыростью. Вскоре над вывесками старых незамысловатых магазинчиков, где большими прямыми буквами было сказано - «ЗАКРЫТО». Эти надписи сбивали ей рассудок, вгоняя в голову тупиковые мысли и отгоняя потерянные моменты жизни. Но сил у неё было вполне достаточно. Свет утренней звезды уже гнал её вместо ветра. На лучах я доберусь быстро, - думала она. Самолёты бы ей сейчас позавидовали... Последний поворот... и... Снег всё-таки решился сделать пакость — в поворот она не вошла. Упала. Проехав на левой стороне попы пару метров. И пару минут она приходила в себя и собирала всю силу в кулак, в рывок — чтобы раз и навсегда остаться в тёмном уголке с чашкой кофе и сладким вкусом на губах. Она вспомнила этот вкус, вкус поцелуя, вкус чередующихся трав из самым высокогорных районов где воздух не может быть не наполнен свежестью и ароматом жизни. В этот момент оставалось уже семь шагов до заветной двери...
Затишье перед бурей. Парусекундная пустота.
Перед ярким но уже бледнеющим камином сидит он, чуть клюя носом и попивая свежий горячий чай, вкус напоминал цветы, что были справа. На одной кровати с ним разбросанным образом валялись фотографии, да, именно с ней. Пустота и невесомость мыслей. И только одна фраза на всю бездонную ночь...
А может она сейчас вернётся?... Парусекундная пустота. И... Дверь распахивается с такой силой, что огонь в камине, не дождавшись пика своего конца, просто напросто улетает, не тухнет, а именно улетает, расслоившись по комнате самым настоящим теплом. Стало ярче в два раза и непонятно, то ли это дверь отварилась и утренний свет бился куда только можно, толи это всё тот же огонь в предвкушении переломного момента, решил подфортить им. Влетевши в комнату словно зверь она тут же крепко накрепко вцепилась, то есть обняла его, и не отпускала до тех пор, пока он не промолвил первое слово, но это будет чуть позже. И его руки с той же неконтролируемой силой принялись затягивать её в нежную, самую нежную и несуществующую нигде, бурю. Дверь сама закрылась, отделив их момент от внешнего мира. Они старались прижаться друг к другу покрепче, чтобы отдать должное, отдать вину, чтобы она гасилась. Как только она ещё крепче прижималась к нему, он ещё крепче её желание принимал. Как только сильнее он делал это, она тут же прижималась ещё крепче. Казалось, этому нет конца. У них столько сил... А всё это... Любовь?
Он первый вымолвил слово - «Не уходи больше, там холодно». От этого она ещё больше прижалась к нему, наделив своё личико улыбкой самого, казалось бы, счастливого человечка. После этого он понял что она мысленно ответила - Обещаю.
4.
Снег прошёл, с ним прошла зима и, казалось, что уже нужно прощаться со всеми этими холодами, но они и не спешили – упорно сидели у улыбающегося камина и молчали. Молчали о своих чувствах. Но кричали от скуки, когда сногсшибательная улыбка огня сбивала их терпение. Когда, сами того не понимая, они предавали свои высшие желания, и отдавались терзанию души в высших пределах. Страсть кидала на них свои щупальцы, и ладно бы только по отношению друг к другу, но ведь нет – их завлекал этот мир. Этот необыкновенный мир. Эта несусветная суетная срань, со всеми своими «левыми» глупостями по поводу развлечения. Они есчо не стремились к бесконечности, да и не знали даже что это такое, когда появится и куда девать, где держать.
Да, снег прошёл, прошло и тёплое чувство к рядом лежащему человечку, только к камину осталось. И тут он погас…
  • Я поехала домой, не была там давно. – спокойно проговорила она, глядя высокое окно.
  • Хорошо. – прозвучал тупиковый ответ.
Возможно, они есчо долго не скажут друг другу «привет», но ведь на то они и рассчитывали. К этому-то и падал всю зиму снег. К этому-то и пели сидящие на ветках птицы, когда они просыпались вместе и продолжали лежать до тупости.
Вода утекла дальше, по трубам, с чуть слышным звоном и с чуть ощутимой верой, в будущее, именно в будущее, а не в прошлое, которое просто испарилось – не известно как и когда успело. Просто всё было очевидно.
5.
Он кутил напоследок, стараясь не думать о грустном. Она просто махнула вслед. Как будто и ничего не было. Как будто тучи, которые часто приходили погостить вечерами, переехали сюда насовсем, а подушечные облака ушли в изгнание, возможно даже навсегда. Возможно и то, что им не было равных среди кучковатых юношей и девушек, которые они так яро считали друзьями и подругами. А эти друзья и подруги на самом деле были настолько слабы, что потакая своей гордости, бежали тут же прочь при отчень странном чувстве. Глупцы. Глупцы, что есчо сказать.
  • Лиз, оставайся у меня сегодня, я даж за пивом сбегаю, расслабимся. – молодой человек растянул улыбку до ушей и слегка начал приплясывать, как будто находил во всём этом что-то искренне весёлое. Волосы его были длинны, явно металлюга, с некоторыми индивидуальными сдвигами конечно, как видно, есчо и любитель «нажрацца». Но к не удивлению, она была не прочь.
  • Ага. А у тя есть чо пожрать? – сказала она со странной тоскливостью.
  • Ага, найдём. Золотце, это я беру на себя. – сказал металлюга и тут же в его головушке промелькнула мысль о чипсах и сухариках.
Хм, как это банально. В это время он сидел дома, заваривал зелёный чай с добавлением ромашки. В его квартире стоял оболденный запах и отчень тёплая обстановка, как в Японии (просто подозреваю). А вот ей и её обаятельному дружку металлисту достался пивасик «окское» и целая куча всяких чипсов, прям хоть обожрись.
Подозрительно быстро приближался вечер. Она сидела дома у металлюги и, глядя в глубокое окно, спокойно вкушала пивасик, забыв про чипсы. В это время металлер пытался всячески соблазнить её и, честно, перепробовал всё. А она ушла в какое-то далёкое пространство. Дружку металлеру пришлось от досады уйти на кухню и тихо зарыться около подоконника, дабы понять, что за чертовщина. Несколько минут позже туда, чувствуя ответственность гостя, она так же прошла на кухню и присев, положила голову на его колени. Он, конечно же, не стал упускать такой шанс и потянулся поцеловать её, чему она неохотно ответила. Слепо. Глупо. Потом она просто пошла спать – пиво давало о себе знать.
А он продолжал попивать свежий чаёк, просматривая сцены из своего любимого фильма. Иногда даже улыбаясь, но всё есчо мечтал, что всё будет хорошо, всё будет хорошо…
  • Всё будет…
  • Хорошо.
  • Как я хочу?
  • Мм, да.
  • А как я хочу?
  • Так же как и я.
  • Откуда ты знаешь, как я хочу.
  • Знаю, поверь.
  • Объясни штоль!
  • Я достаточно знаю тебя, чтобы сделать несколько выводов о твоих желаниях.
  • Аа… а я никогда не присматривалась к этому… тоесть к тебе.
  • Наверное, потому, что у тебя мечты самые настоящие и чужих тебе не надо.
  • Чего? Я щас обижусь.
  • Обижайся, от этого хуже не будет.
  • Да пошёл ты!
  • Ага.
  • Индюк!
  • Всё может быть. Правда.
  • А всё и есть – ты и козёл и петух и просто, тряпка!
От чувства виновности он проснулся. Слегка вспотевший и весь в слезах.
6.
Вставочка автора.
Честно говоря, низнаю, что за хрень я пишу, она отчень не связна в описаниях, но если честно мне пох. Думаю, мы всё решили. Поехали дальше…

Юность

» текст
7.
«Я искал твоего храма, забыв про свой. Потом пришёл и обнаружил, что теперь, я в нём чужой. А ты пошла домой. И больше мы не слышились - о том, о сём, как в огурцах росли и как, будучи детьми, дорогу вместе перешли. И шли года… Мы пропускались. И сами пропустили: города тогда нам не простили и оставили одних, да порознь.»
Статья откуда-то. Просто он ставил и развивал в голове свои ассоциации и совсем забыл посмотреть что это. Оно и к лутшему. Да, можно поспорить - грустить не самое лутшее, но веселья уже было много – нужна гармония. Пора такая настала. Он вспоминает, как много всего разного приходило и уходило, не оборачиваясь. И как он это улыбал и отправлял дальше, по своему пути. Значит, настал момент, столкнуться со своим путём. Такое бывает наверное от того, что видна развилка. Надо подумать. Куда свернуть. С одной стороны это отчень важно, но с другой… катастрофически выкидываемо и игнорируемо.
Интересно, сколько ему так сидеть? Когда она свернёт с пути, чтобы он задавил её? Он просто ждал. Ночь настала. Слышно стало, как тихо шепчет ветер листьям. Спать осталось только малость. Ночь во снах скорее промчится…

8.
Солнце садится. Глаза слипаются. Последний свет. Последние сознательные мысли.
  • Утром будет лутше…
Последнее наследие этого вечера – СМС. Он интуитивно берёт мобильник. С полуоткрытыми глазами читает:
  • «Ты мрак!»
… (обдумывание)
  • Я знаю, милая, знаю.
Последние сознательные мысли сменились и он вернулся в ту страну детства, где игра добра и зла приобретала самое жизненное значение. Он считал, что был во мраке, между тем и тем.
Сон 1.
Я вода. Ты дерево. Я упал с неба вчера. Стёк по горе к твоим корням. Они мне улыбнулись. Я приблизился ближе и начал подниматься. По стволу я поднялся почти до макушки, но дальше ты не позволила. Что там? Секреты. Даже у тебя. А у меня тоже есть? Я их не вижу. Слеп. Я тебя оживляю. Ты меня впитываешь. Я потихоньку исчезаю. Я понимаю твой секрет. Добавляю его к своим секретам и снова не вижу. Впрочем, как и ты. Кто мог подумать, что вода сильнее. Кто мог подумать, что знать - это не быть здесь больше. Тут нечего больше делать. Но, может быть, я вернусь. Тут бывает интересно.
Окно он оставил открытым перед сном – забыл. Холодный ветер продувал его. Он зарывался дальше в постель и есчо сильнее скукоживался, выражение его лица тоже. Глаза начали слезиться, и по выражению его лица можно было бы понять, что он мученик.
Но это не так. Он просто мыслил дальше.
Сон 2.
Апокалипсис (попробуйте представить сами). Повсюду вылезают демоны. Идёт кровавый дождик. Падают какие-то кусочки. Наверное, это астероиды, хотя, кто знает…
Сплошные загадки и мистика. Красочно. Но бессмысленно. Тупое препровождение времени. Этого мира, конечно же. Но так красиво… вау…

Дальше

» текст
9.
Настало земное утро. Не примечательное, с виду. Было темно – стало светло. Отдых, работа, отдых, работа. Так задумано, правда? Ведь в это время всё просыпается – бабочки, цветочки, даже небо, хотя казалось бы, оно не часть картины. Замирать свойственно и нам, человекам, от усталости, от нашумевшего. Никто бы и не подумал, что утром, проснувшись от долгого сна, всё можно начать с чистого листа, просто тут уже действует другое правило – «оно нам надо?». Получается надо, раз идём на работу, учёбу, надо. А ведь могло бы быть всё иначе…
Утро. Я открываю глаза, знаю – утро. Знаю, что сейчас выйду на балкон и снова увижу его… о, рассвет… я говорю спасибо тебе каждое утро. Передаю спасибо птицам, цветочкам, небу, через тебя. Я так счастлив встрече с тобой, каждую секунду бы ты вёл нас. Левой ногой встаю на пол, нога машинально одевает тапочку, глаза снова закрылись, но тело идёт на балкон, открывает задвижку – я с тобой… о, небо, сегодня ты лазурное. Говоришь «с добрым утром»? =)
  • Привет.
Слепое нащупывание пачки сигарет, в другую руку коробок спичек. Огонёк…
  • Пора прислушаться к птицам. – говорит мне утро.
Ни слова ни говоря я закрыл глаза и птицы, окрасившиеся в лазурный цвет, начали свою сонату… Сколько же их? Десять? Одиннадцать? Нет, подпевают есчо парочку – теперь, четырнадцать. Какая тональность сегодня? Хм, это похоже на соль, быть этому. Семь минут и двадцать секунд проходят незаметно. Каждые полминуты средняя затяжка сигареты. Всё чётко, выдержанно. Система работает без сбоев. Семь минут настоящего полёта. А? Что это? Ааа, к звукам добавились запахи…
  • Волшебно…
  • Чик-чирик. – отвечают птички.
Запах у утра совсем свой, не у кого-то взятый или украденный. Комбинация жизни, волшебства и есчо много всего не веданного, но до того приятного… что голова крУгом. И даже, можно представить себя этой частью системы:
Я встаю в зелёной кровати, подушкой был снег, потягиваюсь, дарую новый настрой растущей зелени – запах есть, машинально иду, вижу рядом с большим дубом флейту и начинаю играть. В ту же самую секунду, со мной начинают играть на своих инструментах и другие существа. Тут, как нигде лутше, чувствуется вечность.
  • Я люблю тебя, небооооооо! – такое невозможно сдержать.
Руки распахнуты, я выпускаю свою волю чтобы добавить небу сил, ведь я его так люблю и не знаю что буду делать, если оно вдруг устанет. Деревья двинулись - так небо отвечает мне. Оно говорит «спасибо», я знаю. А я ему говорю «нет, это тебе спасибо, спасибо, спасибо, спасибо, …» и оно улыбается, я это чувствую… Образ его никак как сказка… - лутше и не придумаешь. Сколько цветов? Семь? Восемь? Да сколько же вас? Столько оттенков в одной точке, поразительно. Небо… и ведь каждый раз разное. Как ему это удаётся? Люблю его.
С этой минуты в моей жизни всё наполнено утром. И будет дополняться чудесами в течении и лучах белого «дня». Чуть не забыл! Чай. Он тоже бывает разным и, кстати, замечательно сочетается с утром. Его можно пить, слушая птиц, чувствую запахи и глядя на утреннее небо. Можно пить и курить сигарету одновременно. Можно пить после, но есть одно но – нельзя упускать энергию утра, нигде, будь то кухня или ванная, да даже туалет! Нигде и, пожалуй, никогда.
Значит, чай, да? Ага. Так… он может быть бодрящий, сладкий, с лимоном, его можно почувствовать совершенно по-разному. Но как бы то ни было, знайте – вкусы чувствуются только в тишине. Поэтому, если уже за окном кто-нибудь идёт на работу и проклинает белый свет, бубнит и пинает опавшую листву, - крикните ему что-нибудь страшное, киньте в него чем-нибудь со словами «заткнись» или, самое верное средство, - облейте его холодной водой. =) Так, есть тишина, замечательно. Не бойтесь смешивать разные сорта чая. Подойдут любые. Будь то даже растение, ничем не примечательное с виду, но не забывайте, вкус есть всегда и у всего, нужно пробовать, экспериментировать. Так… шиповник, листья свежей чёрной смородины… отлично. Кипяток. Десять минут настоя. Вот оно.
Вот она – вечность. Скрещивайте комбинации, её можно достичь разными путями.
Сижу и смотрю, уже через окно, на небо, дрыгаю ногами – взад вперёд, держу огроменный бокал с чаем и думаю… дохожу до критической точки и превращаю все мысли в единую фразу, которая, знаю, за день дойдёт до неба:
  • Люблю…
Чувствуется разница, правда? Да вы наверное и забыли уже, где тот кусочек тревожной суеты? Его как будто застигла утренняя свежесть, накрыла и долго есчо не выпустит… =)
С добрым утром.
10.
Печать белого ветра. Каждый раз он с утра вбирал в себя невообразимую силу. Что это была за сила? Откуда? Он не знал и, наверное, даже узнать, равно как и боялся её саму. Сама осведомлённость казалось ему уже нечто больше земных пределов. Хотя, изредка он подумывал, что он сам творец этой силы, а что – без него система мира порушилась бы в долю секунды. Хм, секунды… а это что? Но она дарит нам так многое, они… Нет, лутше их не трогать, ведь и так всё идеально. Ветер был сухим и, казалось бы, белым. Почему белый? Откуда? Столько вопросов было у него в голове, столько критических точек, которые так и намеривались разорвать пределы, что, к счастью, было невозможно сделать созиданием одного человечка. Уже пару часов, как он встретил утро, он смотрел в окно и видел, как белый ветер, весной, издевался эффектом «зимы». Ткани. Игра тканей. Вот, перед ним картина – всё живой, реальное. Затем ветер проносится мимо и картина словно разрывается, ткань рвётся, а позади неё тоже ткань, но, с виду, какая-то неясная, неразгаданная. И тут:
  • Не только небо, но и день способен быть всегда разным, не сравнимым с самим собой в прошлые моменты истязания его человеческим зрением. – он был очарован своими мыслями и находился в каком-то трансе. – Всё прошлое – лишь кусочек составляющей сей картины. Картина же, если приглядеться, уводит в необитаемые человеком края. Пределов нет – распахнуты все дверцы и даже, невесомы. Хочу найти одну. – не успел он закончить, как, сам того не ведая, дал сигнал, то есть протянул свою энергию далеко в космос, явным перпендикуляром от земли. Затем тут же поступил ответный сигнал – ворона, чёрная по сути своей, перед окном и его взором, рассыпалась прям в полёте на с десяток не крупных бабочек, известных своим происхождением в умеренном климате сибири. Но они и не думали разлетаться, напротив, дальше они летели стаей, конечно, чуть медленнее, чем ворона, но тем лутше, он есчо несколько секунд мог наблюдать их нежный полёт. Они казались волшебными, даже не такими волшебными, как принято их считать. А от их крыльев было видно нечто вроде звёздой пыли, да, именно такой, как рисуют в сказках. Теперь же нет уверенности, что эту пыль придумали сами, человечки. Но было сложно насладиться ими в полной мере, так как белый ветер быстро дал о себе знать и быстренько-быстренько унёс их от неосторожного человеческого взора. Больше он их не видел. Но этого было достаточно, чтобы знать теперь – просто, знать.
11.
Итак, день прошёл. «Обычно». Наверное, это уже хорошо. Он всё ждал когда она вернётся, хотя внутри него что-то говорило, что об этом теперь стоит забыть. Именно из-за этого на его лице было не чувственно присутствие улыбки. Да и какая там улыбка? - Маманька звонила, папа болен. Это грустно… Просто, у него совсем нет друзей. Трудно наверное так, он весь на нервах… Но ведь держится, чёрт, держится! Какой он молодец. У него есть сила, хотя, скорее всего, он не знает откуда она. Я знаю? Нет. Я тоже чувствую, но «знать что есть на самом деле» отчень-отчень трудно, мне нужно развивать себя.
В этот вечер к нему пришла подруга.
  • Давно не виделись… - она и правда соскучилась.
  • Да. – он, похоже, был спокоен.
  • Почему ты не рад?
  • Почему же – рад. Просто внешне это не выражено, но внутри… - остальная часть, крутившаяся на языке, улетела куда-то далеко в небо.
  • Что-то ты уж как-то в себя закопался. Не пора бы уже…
  • Неа. Мне и так хорошо.
  • Звучит как приговор.
  • Может быть, пофиг.
  • Нда…
Они сели рядом. Просто сидели и обменивались шутками. И в придачу чего-то ждали. Всё говорили, говорили… Он лёг на разложенное кресло и как всегда летал в облаках. Подружка легла на него, но его самого это не чуть не смутило, скорее было даже как-то приятно и уж отчень уютно. В итоге так и пролежали весь вечер, обнимая друг друга, ничего больше. Вопщем, всё как рукой сняло, они провалились в какое-то замкнутое пространство, где не существует вообще никаких связей, нечему отвлечь……………………………………………………………………………………………………………………………………………….
Она ушла. Оставила свой запах и несколько чёрных волос средней длинны, несколько хороших моментов и одну тугую мысль – «а что это было?» - думал он.
12.
А ничего. На следующий день было всё по-старому, только разве что подруга подослала человечка, который передал ему мол, «нужно время», «я подумаю», а ведь уже так отвлёкся…
Я знаю, всё по сути своей мимолётно, но не один же день?! Такого он не ожидал. Очередной раз съехал с катушек - плакал в одиночку у себя в квартире и даже камин не зажёг. Спокойствие улетучилось. Плохие мысли вернулись.
  • Прости меня небо, я так хочу жить ровно. Я так хочу… Я хочу… - слёзы из его глаз так и сверкали на свету ночного бра. Эта ночь была тёмной. Мрачной. Ступенька вниз. А то и все две. Но не беда, наверстать упущенное не так сложно. – Цапля! Цапля! Один день! Как так можно? Смерть человекам. Я не хочу вас видеть. – А они, если честно, как раз не хотели видеть его. В этот самый переломный момент, когда он подумал, что спускается вновь вниз, он шагнул на ступеньку наверх. Забыв о мире, миром позабыт. Хм, а ведь всё складывается как нельзя лутше. К сожалению, он этого не понимал. Ладно, уже пора спать.
Сон 1.
Я лежу и гляжу в потолок, потом подхожу к окну и устремляю свой взор в потемневшее небо. Небо тоже существо – беззаботное, стремительное и оно никогда не скажет тебе – хватит, наоборот – оно будет ожидать большего. Пускай даже глупость, пускай, в этом тоже есть своя прелесть и это замечает только небо. Все не так, как хочется, это понятно. Я хочу одно, кто-нибудь другой хочет другого и в итоге кто-то все равно обламывается.
Много снега, я один, но меня много. Я везде и всегда. Вечно живущий и поющий о ком-то и о чем-то, кто действительно это заслуживает. Распластался по пустоте в безвыходной ситуации – деваться некуда, но и не хочется, никто не зовет, покой. Выше, еще выше, не знаю, сколько времени я лечу, но это только начало – начало сна. Я сплю. Медленнее, еще медленнее и вот я остановился посреди чарующей своей безмятежностью пустыне. И вдруг я закружился. Снег уже проходил мимо меня, не замечая и не оставляя свой след. Нет! Я не хочу! Не хочу просыпаться! Я открываю глаза и опять понимаю, что вернулся в «реальность», жаль.
Сон 2.
  • Никуда я с тобой больше не пойду!
Девушка была слегка встревожена, зла и эгоистична. Черные длинные волосы почти закрывали лицо, голова правильной формы, милый нос, красивые губы. Она была почти совершенна внешностью. Внешностью, но не характером. Одета в синее вечернее платье, висящее до земли. И самая главная её отличительная черта – она никогда не улыбалась.
  • А мы пойдём… Да, Лео?
Парень шёл за руку с каким существом, очень похожим на енота – низкого роста, похоже с разумом, причем даже нечеловеческим. Они с парнем шли не спеша. Шли вдоль дороги, ведущей из дома. Многие считали этого парня слегка сумасшедшим. Ну, гуляет человек с енотом за руку, странное зрелище не правда ли? Ну и что! Это была его жизнь и его единственный друг. Енот не мог разговаривать, но он и не сопротивлялся и всегда шёл за парнем. Друзья навеки. Парень был слегка противоположен девушке – одежда не по моде, в некоторых местах драная, всегда теплая, чтобы не зябнуть по вечерам.
  • Ну и зачем вам это надо? Куда вы в такую темень?
  • Просто погулять, не волнуйся, мы скоро вернёмся.
Парень обернулся и кинул приятный взгляд на девушку, но от этого она ещё больше завелась.
  • Ну и идите! Скатертью дорожка! Больно мне вас тут надо!
А они всё шли и шли, не спеша, и шепча друг с другом мечты. Они уходили всё дальше и дальше, но девушке было скучно и поэтому, она пошла за ними. Дойдя до дома, рядом с которым проходило шоссе, они остановились. Девушка подошла ближе.
  • Неужели мы не можем как старые мореплаватели, как Колумб, например, ну или кто там ещё из русских… Парень что-то начал бубнить себе под нос, но енот всё понимал.
И они начали спускаться по лестнице. Лестница эта вела под воду. Как бы дворик, залитый водой. Возможно, такое бывает. Они шли всё так же медленно, держась за поручни, и плавно разрезали водную гладь, которая покоилась по ночам. Девушка смотрела на них с глазами дикой кошки, но резко злость в её глазах начала меняться, ей становилось тоскливо. Посмотрев на них с завистью, она пошла за ними.
Под водой было хорошо, возможно даже лучше чем на поверхности – в привычной суше. А они шли и шли, принаравившись дышать там, как рыбы, уходя всё дальше и дальше, куда-то в подводное царство. Девушка шла за ними по пятам, то с тревогой, то с завистью, но им было всё равно – они просто шли, шли к своей новой мечте…
13.
Уже настало утро. Солнышко грело его, всего. А он сидел у камина и воображал гармонию, размышлял и, как всегда, пил чай, с ромашками.
Всё, о чём я думаю, все мои сигналы запроса, посылаемые куда-то свыше, все они возвращаются. Если я чувствую простоту и лёгкость, начинаю улыбаться, то я думаю что возможно это и есть действительность. Однако, бывают ответные сигналы с негативными мыслями, они отталкиваются чем-то внутри, это сразу чувствуется. Есть идеальная построенная система, мы её не видим, но она живёт, и внутри нас тоже. Она – это всё, вся вселенная, хотя возможно и не только вселенная, это лишь мы её таковой представляем. Мне что-то, бывает, подсказывает, внутри меня, как нужно достигать гармонии, как и что есть на самом деле. Настроиться на действительность отчень просто… быть искренним. Быть частью этой системы, а не выделять себя как высшее созданье этой планеты, ведь есть и другие… планеты… Если ты станешь частью этой системы, ты многое поймёшь о ней, мне будет честью служить ей, а не быть бесполезным только себе во благо. Почему небо и вода существуют бесконечно? Они не для себя живут, причём, именно живут. Они часть системы. Но не нужно их спрашивать ни о чём, ни про систему, ни про создателя. Ответ… внутри нас… там что-то сидит… лутше узнать его поближе и спросить… его… Аум мани падме хум – мантра, переводящаяся как «ищи ответ в себе». Эти слова волшебны, даже лутше чем сказка – они похожи на тонкие дырочки для связи. Многое, даже в этом мире, связано. Но мы так же многое можем не видеть. Человеческое зрение тут ни при чём. Есть что-то есчо… это трудно понять… но было бы труднее это отвергнуть и… этого не происходит. Быть искренним…
У воды, как у части системы, огромная задачи и она… справляется… в ней… такая сила.
14.
  • Хотелось бы немного радости... Как у тех, кто живёт, обнявшись со всем миром, навсегда. Чуть-чуть счастья, как у семей, которым, кроме семьи, ничего не нужно. На секундочку бы… чтобы понять… что это такое…
Он посиживал у камина, накрывшись одеялом и смотря во всепожирающее пламя. Оно затягивало и его. Конечно – всего лёд да лёд… огонь ему был неведом и даже закрыт. А он, как пёс, скулил у закрытой двери, не подозревая, что где-то сейчас лежит ключ.
Он жил в домике на окраине города. Из окон был виден лес во всей своей красоте и во всём своём могуществе. Пышные старые дубы уже клонились наземь, в надежде, чтобы их пожалели звери и проводили, со всеми почестями, другие растения-друзья. В моменты рассвета и заката, лучистый друг солнышко освещал всю семью лиственных… в такие моменты казалось, что домик находится на вершине мира – на высокой-высокой горе, с маленьким озером посередине. Лес был приукрашен и, мягко говоря, не был похож на своих соседей – всё там было в цвете… и трава, что своим цветом образовывала некие тропинки… и кустики, что часто заменяли радугу… и даже птицы, отличались своим игривым настроением, конечно же, по утрам - вечерами у них были свои дела и свои семьи. От дома в лес вела старая объезженная тропинка – туда, в лес, часто ходили охотники и оттуда, с другой стороны леса, приходили рыбаки. А вот что было на другой стороне леса, почти никто и не знал - об этом были только сказки, не ужастики конечно, но своя история была. Но об этом позже.
Сегодня, после прекрасного утра, погода куда-то решила уйти, возможно, на свидание с чем-то по прелестнее человеков. Она не спеша улепётала на восток, вместе с душистым запахом жизни и светом, которого часто не хватало. Он не беспокоился. Друг камин был всегда рядом, изредка, конечно, хворал, но в целом он был вечен. Этот вечер находился в группе «незабываемых» по причине тумана и ацкой темноты. Вся округа начала расшатываться в плане гармонии. Сегодня что-то должно было произойти…
15.
«Совершенно волшебно.»
Месяц 7. День 13. Кин 79. Печать Синей Бури. Доклад Второму Великому Громовержцу, командующему всплесками. От сержанта синей линии радуги.
Союз домашних мышей, под предводительством «мыШа», как его называют, научились пересекать границы биополей человеков. Мышь, пересёкшая границу, начала становиться этим самым человеком, отнимаю кусочек его разума. В результате у человеков появляется желание «уйти на дно», то есть спрятаться от всего, что есть вокруг. Раньше такое наблюдалось крайне редко, но сейчас дело принимает огромный оборот – улицы Города пусты и в тиши. Синий цвет теряет своё предназначение. Равновесие отклоняется от нормы на два моря под солнцем. Текущее состояние Равновесия определить невозможно – наш радар был оккупирован отрядом чёрных детей подсолнухов. Если этот вечер не озарить каким-нибудь сигналом, то Город будет потерян и его придётся стереть. Паук Семицветник уже согласился на такой решающий шаг. Когда Печать Синей Бури будет рассеиваться, мы сможем наклонить небо на два градуса по орбите Гола. От вас требуется поддержка всплеска второго уровня. Следующая точка связи привязана на Печать Жёлтого Солнца.
16.
Вечером, сидя перед камином, он решил вспомнить, как играть в Щуку. Для этой игры требовались старинные счёты и кусочек неба. Счастье, в это время года на ночном небе наблюдались яркие прослойки облаков и самого неба, подсвеченного лунным светом. Чтобы играть, конечно, нужно было несколько человеков, но и одному играть было позволительно и даже, интереснее и сложнее. Эту игру когда-то придумали дедушки и бабушки мои и друзей, они все вместе так же дружили и выделывали всякие глупости. Не гася камин, он спустился в подвал, так как знал, что искать счёты нужно именно там. Девять ступенек вниз и… он услышал какие-то шорохи. Ну, думает, тараканы какие-нибудь, или мыши. Мыши – этим было всё сказано и даже решено. Просмотря пару полок справа от лестницы, во взор кинулись камешки счетов, и рука уже с медленным спокойным рвением двинулась в их направлении. Всё в подвале было пыльным и старым – старые часы, ныне неработающие, много разных бумаг, видимо, чьих-то личных записей, но его больше интересовали счёты, всё остальное соединялось им в одно коротенькое определение – «пыль» - и всё это тут же превращалось в материю «пыль» без каких-либо составляющих – только большая замкнутая система «пыль». В углу северо-востока в системе имелась некая брежь, то есть на самом деле это была мышиная нора, которую когда-то, на самом деле, прогрызли крысы, хм, интересно, почему же тогда она называется не «крысиная нора», но сейчас не об этом. В момент подачи руки к счётам он убрал своё внимание от «пыли» и даже не заметил, что внизу, под полкой, дремала мышь, тоже, ни о чём не подозревая. Но последствия тянущейся руки – он шумно взял грязненькие счёты – пробудило мышь ото сна. Он стоял на месте, радуясь своей находке, и улыбался. В это время мышь, уже почувствовшая энергию человека и все его намерение, включая разфокусировку на «пыли», решила действовать. Мышь быстренько перебежала со своего места ночлега к ботинку и далее спряталась на ботинке за брюками. Он ничего не заметил, да даже и не мог – мышь действовала искусно, а он и не мог чувствовать такое, зрение же или слух, были тут не то, что ненужными, они были не применимы и лишни в этой мышиной системе. Он зашагал наверх по лестнице и решительно думал о Щуке – небо как раз выстроилось и засветилось, наверное, заинтересованное, что с ним будут играть.
  • Как хорошо… - выдохнул он, садясь на маленький столик и принимая позу медитации.
  • Ах, чуть не забыл! – он резко встал и открыл окно, чтобы он во время игры чувствовать запахи снаружи дома, потому как он считал, что запахи помогают слиться с небом. – Вот так-то лутше. – чётко и радостно произнёс он.
Мышь в это время, сидя тихонько в штанине, делала своё дело – план мыша – контроль над разумом человека.
  1. Правила игры Щука. (ꑸ)
Небо разделялось игроками на Зоны или полосы. Зоны делились между игроками и, если Зон насчитывалось много (это зависит от настроения неба), игроки получали по несколько зон одновременно. Каждая полоса соответствовала одной горизонтальной палке счётов. В последнее время игра разделилась на два вида: с картинками и без. Правила игры сильно отличались у этих видов. В целом игроки должны были смотреть каждый на свою Зону и выносить результат на счёты, не глядя на них. Метод с картинками обычно применялся, когда в распоряжении игроков находилось несколько полос, и подразумевал смотреть на свою Зону и в это же время выстраивать узор облаков в полосы на счётах, нечто вроде мозаики «на ощупь». Тип же «без картинок» подразумевал счёт пролетавших по своей Зоне отдельных облаков и, так же, заносился на полосы счётов. Когда обходились без картинок, обходились и игроки, имея под своим подчинением только одну Зону или полосу. Смотреть вниз было нельзя, как и заходить на чужие зоны. Тут требовалась точная концентрация. Точный путь. Обычно на игру давалось одна минута, с плюсом и минусом. Когда камушки на полосах заканчивались, или же минута проходила, игроки ждали оставшихся и далее все вместе смотрели вниз и обсуждали, что получилось на «нижней картине», как это уже было принято называть. Итог игры в том, что на «нижней картине» вырисовывались самые необыкновенные узоры – на счётах небо умножалось в несколько раз. Обсуждать рисунок надо, это тоже правило, что это такое получилось нужно решать всем вместе, а то мало ли… И если у вас в голове, при конечной стадии игры, не только звучат слова «Что это за бред?», а вы есчо и пытаетесь понять, что за рисунок получился на счётах, то эта игра именно для вас, точнее, вы для игры.
18.
Прошло около часа. Он уже успел раз двадцать переиграть в Щуку. У него получилось выстроить обезьяну, букву «А», что-то отчень похожее на пылесос, чьи-то ноги и есчо кучу всего непонятного, но явно, имеющего смысл.
  • Хорошо, не будем пока зацикливаться на том, чего пока не ясно, лутше постараюсь понять, как сложить понятные мне образы.
Справа от того места, где он сидел, висело не больших размеров зеркало. Время от времени, даже интуитивно, он поглядывал в ту сторону.
Пять минут прошли. Точный взгляд налево для оценки своего существования. Всё в норме.
Плюс есчо пятнадцать минут. Всё идёт хорошо.
Плюс сорок минут.
  • Стоп. У меня же были короткие волосы… Ес…счо…недавно же! – со страхом он отпрыгнул в противоположную сторону зеркала. – Черти что…
Подойдя, вернее, подкрадясь к зеркалу, он отметил, что волосы лезут из головы на глазах.
  • Нинавижу такие сны… - волосы сразу же засаливались. – Пора! – хлопок. А дальше всё по старинке – утренний чай, мантры, мысли…
  • Тааак, стоп. – картина рассеялась. Пять секунд спустя отчень чёткий хлопок. – Опять нет. Чертовщина… - рука машинально тянется на кухню за ножом. Резкий разрез на левой руке. – Ай-яй-яй! Боже! – сейчас сон и рядом не кружил.
  • Ножницы, где же ножницы… - впопыхах он рылся по всей квартире, думая только о волосах.
Сразу понятно, что образ обезьяны встал на место.
  • Буква «А», хм… что-то не в кадр. Пылесос… такое может сосать волосы – есть. Ноги куда-то ходят, зачем? Или… убегают… с криком. Можно убегать с криком! Непонятные образы… что это было? Вспомнить бы… Ээ. Аа! – он начал терять равновесие в пространстве. - Что за… фокусы? – и вот упал.

Почти вчера

» текст
19.2с
Прошёл целый цикл. Солнце медленно начало кренить в сторону благоприятных ощущений, и серые тона выскользнули в распахнутое с утра окно. Всё вставало на свои места, и, казалось, конфликт с мышами был исчерпан: их превратили в деревья и, как ни в чём не бывало, ухаживали за ними, а они в свою очередь приносили плоды. Настал третий годовой сезон и кин шестьдесят девять встал поперёк всех мыслей о наболевшем. Сейчас у него шла учёба, а у неё шла следующая жизнь.
Я, кстати, знал, где мне её искать. Так получилось, что теперь она стала моей соседкой. Снизу живёт. Слушает, как я пою и очень часто мы с ней говорим о том, о сём, как будто две родные души встретились. А так ведь оно и есть, но ей об этом не скажешь – станет бояца и избегать. А я… стал душить себя реже с тех пор… как узнал, что печать у неё тоже Ахау…
Блики солнца встретились: один светил под прямым углом, другой отразился от оконного стекла пятого этажа. Это навивает ощущение, когда… Помню, был Синей Бурей, работал в какой-то дизайнерской фирме и был щаслив. Жена была, дети, такие лапочки… Под Жёлтым Солнцем я повесил на шторы две бабочки, а жену вообразил за штору =). А там цветочки такие осенние… сразу понял, что был щаслив.
По два раза в месяц он следовал одному своему принципу – раскрутить мир. Он проносился по всему городу спешкой, давая ход всем уснувшим и захандрившим, и сразу отпрыгивал на прежнюю позицию. Так, говорил он, сердце огибает целый город, раскручивает его, а потом медленно отдыхает, медленно бьёца.

Вот оно

» текст
20.
Изменения и союзы.
Процесс умиротворения шёл на ладан. Царила снежинка Коха и всё клонилось на два градуса вправо. Фрактал. Края резали реальность, придавая яркие оттенки чёрного, вперемешку с белым. Как старые чёрно-белые фильмы. Очень старые. Я сижу здесь уже две человеческих вечности. Моя душа отрастила бороду и ей стало трудно ходить. Старость это радость – думала она. Ведь совсем скоро ничего этого не станет. Я рассыплюсь, соберусь и перезагружу этот мир к чёртям. Однако придёца всё забыть, иначе мозаика не перестроица.
Шумел бурый ветер на белом поле. Внизу, на песке, осталось много чьих-то следов. Они вели к морю. К последнему морю этого цикла. Сверху оно походило на большой город, с ночными огнями и шумом. Это иллюзировало подводных жителей. А это отвечало требованиям естественности, поэтому все туда и стремились. Ну, что значит все – оставшиеся, так сказать. Ибо только оставшиеся вели себя на равнее с Силой. Других было принято не замечать и оставить им же их же глупости. Оставшиеся жили у моря. Союз человека и воды всегда был крепок. Однако же, были и те, кто союзничать с морем и не хотел. Они жили в лесу, подле моря. Подле солнца. Это есчо один союз. Таких союзов сотни.
21.
Циклы. Вариант один. Выхожу на балкон – белая кошка. Вариант два – рыжий кот. Вариант три – один чёрный котёнок и один чёрный котёнок с белыми пятнышками. Наблюдая за подобными явлениями, становица немного ясным порядок твоих циклов. Уже можно насчитать три повторяющихся состояния. К примеру, именно эти состояния, особенно с белой кошкой, отождествляюца с уравновешенным мышлением. Сегодня я открыл что-то новое – один чёрный кот, без братика. Состояние отличной собранности и вывода себя на эти листы. Глухое ожидание. Слепая надежда. Мысли о чём-то другом. Я здесь не летаю, я летаю где-то в другом месте. Я не принимал никаких психотропов. Я помыл пол. Я пол. И я потолок, которого сегодня так и не заметил. Обычно в такие моменты наваливаеца груз и ты падаешь на кровать, в надежде проснуца когда захочешь. Но именно в такие моменты тебя может захватить нагваль и продержать с состоянии сна долгие часы. Я порой просто ломаю голову, чтобы что-то вспомнить оттуда, из снов. А порой просто там живу, забыв от этом, которое здесь. Однако черту я прослеживаю всегда. Всегда и, стало быть, это трудно. С каждый днём всё труднее становица действовать в одиночку. Я пишу эти листы, чтобы потом хоть что-то вспомнить.
22.
Вы когда-нибудь обнаруживали, что то, что вы хотите сейчас сделать, уже сделали? оО Муражки по коже, копание в голове, мысли… И тут снова начинаеца то, о чём вам почти не догадаца: в смятенье вы опять начинаете что-то делать, а потом не вспомните об этом. Бесконтрольность. Невнимательность. Переход от простого к сложному. Вы начинаете индульгировать и вести замкнутый разговор с самим собой. Однако, подумайте – вы больше не стадо. Иногда стоит делать крайности, хотя бы для того, чтобы быть собой.
Это не то, что вы обычно делаете, это как достижение жизни, это как… первый раз разбить окно и знать, что так делать больше не нужно… это как… волноваца перед самым-самым первым выходом на сцену… это как… прожить жизнь, а потом прожить жизнь, а потом исчо одну… страшно, не правда ли?
23.
Шок.
Всё началось с того, что показались первые снежинки. Месяц – октябрь, конец. Ранним утром, развесив шторы, обнаруживаешь что всё белым-бело. В погоде резкие изменения. За этим в твоём разуме тоже проходят изменения. Это вечная цепочка. Низнаю, заканчиваеца ли она. В этот же день слушаешь родителей, дома тоже изменения: в этот же день выкидываем много-много мебели и ненужных вещей. Шок. Всё это происходит в полном отключении разума. Всё это переходит за рамки разума. Изменения – настолько реальная штука, что тело взъерошиваеца мгновенно. Изменения настолько мгновенная штука, что придти в себя можно лишь постепенно.
24.
  • Может поешь со мной, Дим? – это мама.
  • Нихочу я.
  • Курил опять? Понятно всё с тобой…
  • Да не из-за этого это.
  • Да неужели…
  • Мам, вот, я сижу, слушаю мантры, сделал себе зелёный чай и мне хорошо, понимаешь?
  • Придурок… - мама ушла из комнаты, хлопнув дверью.
25.
Немного из практики:
Пытался заснуть. Глаза вроде закрыл. Но потом понял что проснулся. Вроде картина как картина. Всё обычно – лежу в кровати. Но потом. До сих пор до мурашек пробирает. Илья говорил, помню… животный страх… это он. Я проснулся в другом слое реальности. Лежал никого не трогал. Всё обычно. Но потом слышу (брррррррррр, ужас какие мурашки..и слёзы….я низнаю даже чот со мной….такой шок…..так страшно…до сих пор….), слышу, трение железного тазика о что-то, потом смотрю…. По полу тазик едет… медленно…. От окна к двери….. Потом происходит такая цепочка мыслей – у меня есть мыш, но это не он, он не может даже сдвинуть тазик с месте…. Это не кто-либо другой, потому как никого в этой комнате нет, да и небыло никогда…. Хотя была кошка, собака была…. Но это не то время…. Их давно нет… и даже, наверное, в живых…. Я это прекрасно понимал…. (боже, страх этот животный до сих пор сохраняется) Потом приподнялся с кровати и двинуться не мог – и там оказалось что-то…. В форме голубя…. Серое…. С тёмными полосами на крыльях…. Но пока что, когда я на него смотрел, оно не было мной заинтересовано. Я кричал маму, но получался только хрип, это, видимо, от страха. Пытался кричать я около десяти секунд. Потом наконец что-то понял, и видимо, получилось скользнуть в эту реальность…. Я даже не знаю как это есчо описать…. Страх неимоверный…. И даже до сих пор мурашки…. Что это? Я не понимаю…. Слёзы после этого…. Страх…. Ужасно….
Случай номер два:
ЭТО опять случилось. Чувство страха, как с голубем. Я оказался в состоянии сновидения. Я мог сказать кто я, где нахожусь, я чувствовал всё вокруг с закрытыми глазами и есчо я стал чувствовать приближение этого, но я уже ничего не мог сделать. Оно стало блокировать меня. Сначала я попытался встать – не получилось, затем я хотел вымолвить крики, ведь я знал, что мама лежит в соседней комнате – и это не получилось. Я просто не мог ничего сделать. Но я так остро ощущал присутствие ЭТОГО. Есчо я чувствовал, что ЕГО нога почти касается моей. Ага – смена формы. В прошлый раз это был голубь. Животный страх. И до сих пор. Я даже дышать спокойно не могу, дыхание парализует. И вот сейчас заметил – эффект забываемости всего, будь то даже то, что я положил платок минуту назад – я это забыл. А! Вспоминаю… после того, как его сила меня больше не держала, перед глазами у меня появились иероглифы, которые сменялись каждую секунду. Они были прямо перед моими глазами и были во мне, а не на материи, куда я смотрел. Форма человека… что происходит? Я очень-очень-очень боюсь. Даже не знаю что и делать. Он сдерживал меня, как будто хотел что-то со мной сделать и что-то в меня «влить». Я до сих пор боюсь, даже маму хочется звать, ну что за животный страх? Ппц просто. Я даже сейчас хочу обернутся, настолько это было реально. Причём до этого я никаких снов не помню, я ничего не контролировал, но ЭТО я знал, чувствовал, я был как будто в другой реальности просто. А потом он просто внезапно исчез и я проснулся здесь, как обычно. Так, нет, вру – я сначала проснулся и потом уже понял, что здесь, в этой реальности, его нет. Возможно, он остался там. Очень похоже на враждебное существо. Добрые так пугать не будут. А может, он в меня страх качал? С какого хуя, м? Ну, дела… Я чувствовал его человеческую, полностью человеческую форму. Как будто, битва со своими страхами. Хотя у меня даже шансов не было.
Случай номер три:
Сегодня я уснул на полу. Я знал, что он снова придёт, неизвестно кто, неизвестно где. Второе для меня сейчас куда интереснее. Я снова находился в сознании. Но теперь… я пытался сконцентрировать свою волю на себе, на своём теле. Я сопротивлялся, по местным меркам, около полуминуты. Сопротивление прошло успешно. Он ушёл. Я проснулся. Я точно низнаю ни кто это, ни где я оказываюсь, когда я рядом с ним, вообще ноль, ничего низнаю.
Случай номер три:
Он начал обстрел. Атаковал мою левую почку своим вниманием. (видит слабые места, она недавно болела у меня) Страх снова жуткий, даже сейчас, когда думаю об этом. И есчо я тут подумал, может ли такое быть, когда я тут и не сплю? Если не может, то тут… можно будет не бояться… Снова не могу уснуть. Я лежал на кровати.
Мысли после прошествии времени о некоем пересмотрения практических опытов:
Странное существо было нагвалем, как его описали Дон Хуан и маленький Карлос. У меня же это не получалось описать. Теперь я точно знаю что делать – расслабляца до такой степени, когда действий не будет, тогда нагваль мне не повредит.
26.
В плане числилось: поспать, выкурить пару-тройку сигарет и проснуца под утро, чтобы, в который раз, встретить его с дружбой и союзом. Половина думала именно так, но вторая упорно союзничала с му. Ради других что-то сделать – пожалуйста и сколько угодно, себе же – нет, извольте, хочу умереть, или же, спать. Каждый день сходица на этом. Каждая улица и каждый шорох повествуют об этом. Это его жизнь. Это его смерть, ходящая слева.
27.
Мне часто бывает плохо и бывает грустно. Часто, насколько? На сколько это возможно. Каждый день. Каждый вечер. Каждый раз, как только выпало время остаца с самим собой наедине. Зачем-то это конечно нужно. Всё это похоже на испытание, на отрабатывание кармы, ведь никто даже и не знает, что я за человек такой и кем был. Столько глупостей за девятнадцать лет. Но один путь. Теперь он ведёт меня по тонкой белой ниточке. Прочной ниточке. И ведёт он точно куда-то. Теперь мне это стало понятно. Да, и пускай на этом мире я лишь промежуточное звено, играющее роль этой самой ниточке для кого-то когда-нибудь. Пускай. Только это даёт силы. Всё остальное давит. Начинает подташнивать от толп человечков. Это бывает редко. Девяносто процентов текущего равномерно времени я один. И я наработал достаточный опыт единения, чтобы и остальное время бица в стенки. Иногда чувствую, что так будет и потом. Это моя жизнь.
Эти мысли начинают заполнять всё. Стимулов нету. Учителей вроде тоже и нету, хотя каждый раз думаеца обратное. Думаешь, что стать таким же сильным как некоторые можно, например, глядя на них, ровняясь на них. Это конечно другая тема…
А мне вот, поверите, не поверите – ничего не нужно. Я свечу. И больше ничего не хочу. Больше ничего не умею. Называйте как хотите. Многие гонят меня прочь, но я не хочу им мешать – пусть гонят, это же их выбор ;). А всего нужно перестать бояца… А я снова – беру себя в ежовые рукавицы, смиряюсь и жду. Чего-то. Будет. Знаю. Чувствую.
Это был вечер. Попытка открыца. Попытка показать кто все мы.
28.
Люди вокруг. Они меня не слышат. Они не хотят меня слышать.
Сейчас я погружаюсь в отношения «они-я».
Прошло время с тех пор, как я был горд и хотел многого. Сейчас я мало чего хочу. Часто наблюдаю. Это очень эффективно на самом деле. Я могу пронаблюдать за всеми и потом понять что к чему. А потом даже придумать лучший выход из ситуации. И вот тогда меня не слушают. Они не верят, что такое может быть. Они не верят, что другие человеки бывают более адекватными чем они сами. Это великая глупость.
А ещё… Иногда вот так поживёш-поживёшь и что-нибудь захочется. А люди привыкают к тому, что тебе ничего не надо и всё идёт в тартарары. Большая самоуверенность? Неа, это уже глупость. Великая глупость.
Трудно представить что бы было, если бы люди совершенствовались и не делали таких глупостей. Мне – очень трудно. Почему? Хаха! А потому что я этим уже живу. Живу добрым миром, осмысленным. Это очень прикольно и весело :) Всем советую :)
29.
Просто откровение. Не больше и не меньше. Один из разделов моей жизни – пение. Мне нравится слушать, как поют другие. Даже очень нравится. Часто когда я их слушаю, я чувствую себя просто ничтожеством. А иногда вдохновляюсь. Но часто я вдохновляюсь просто отовсюду. Вдохновился и сейчас, это была резкая перемена настроения. Совсем недавно не хотелось жить, а тут вдруг захотелось всё на свете, а в особенности – петь, что-то придумывать, играть на гитаре, на фортепиано. Мне нужно всё это – огорчения и свои улыбки и даже взрывы. Всё имеет место. Ведь без огорчения, я бы не принял решения послушать эти песни и не вдохновился бы. Всё имеет место. Система универсальна.
30.
Славный и трудный вечер. Просветление. Божественность. Немножко опускание рук. Смогу ли я? Сделать то, что задумал. Смогу ли быть радостным, таким же радостным, каким сейчас бываю каждый день. А эти дни... они полны надежды, дружбы, улыбок. Смогу ли я сохранить это? И остаться на плаву. Смогу ли я быть отцом, быть состоятельным мужем? Смогу ли я вдохновить людей и привести их к блаженному? Смогут ли они меня принять как друга - без обязательств и оговорённостей. Светить. Светить, не смотря ни на что. Так много сил уходит. Так много приходит. Бесконтрольность. Вольность? Врятли. Где она - сила воли? Сила духа. Где же мысли о вечном спасении после этой жизни? Куда они пропали? Почему появилась каждодневная радость? Жить сегодняшним днём. Хорошо ли это? Надо бы поспать, отдохнуть. Обдумать? Этого хватает. И дел тоже хватает. И я делаю. Вот только, куда это всё ведёт? Я счастлив. И буду счастлив. Но это ли надо? Столько вопросов. Ответы где-то рядышком притаились. Жить. Жить, не смотря ни на что.
31.3c
И вот настала пора начать новую главу. Это не будет новым листом, или чистым листом. Это будет новая глава. Предыдущие нужны для опыта, наверное. Сейчас я чувствую свой рост. Духовный рост. Но упадок физический. Да, что-то не так, а мб не эдак. Что мне делать? Жить. Да, я могу жить и я это делаю. Живу ради других. И мне не важно вспомнят обо мне или нет. Просто хочется, чтобы в час смерти кто-то был рядом. Жена или друг. Чтобы поделиться чем-то важным, что хранил всю жизнь. А вот что это – каждый пойдёт лишь в час смерти. Мы не стремимся к нему, но нужно быть готовым. Ведь нужно жить осознанно.
32.
Как мне доказать себе, что я чего-то стою? Мгновенно. Посмотреть статистику или отчёт. Может быть люди, сидячие в офисах, на пороге составления таких статистик, или программ по их написанию. Или на пороги записи снов. Кто уже давно хочет записывать свои сны и потом смотреть их? Сможет ли человечество достичь этого? Наверное, не в моей текущей жизни. Но тогда, я хотел бы прийти в этот мир ещё раз, со своей прошлой памятью и посмотреть свою статистику.
Вот такие разные пути. Какой из них расстелиться перед нами? Можно только гадать. Ну, можно конечно делать. Все мы это делаем. Но отчего же мы чувствуем свою ничтожность сейчас? Интересно…


Views: 1 008

inoto #1 - 9 years ago (изм. ) 0
Голосов: +0 / -0
кто-нибудь осилил?)
в любом случае последняя часть - самая-самая
z1i2p3 #2 - 8 years ago 0
Голосов: +0 / -0
необычно.