Хроники Мёртвых – Глубины разума

Added by , published
Арт
Тип:
Прочее

Глубины разума

Четвёртая кампания "Суд мертвецов" завершит весь сюжет Хроник мёртвых, но перед финальным актом вам предлагается прочесть три коротких истории о персонажах первых трёх кампаний. "Глубины разума" расскажут вам побольше о том, что происходило с графом Мортом, кузнецом Уилсом и мастером Валрехтом сразу после концовок их актов. Эти рассказы необязательны для понимания сюжета финальной кампании, но в будущем помогут легче связать некоторые сюжетные моменты. Наслаждайтесь!

Глубины разума: Уилс

Наксрамас, тёмное сердце павшего Лордерона… Под властью верховного лича Плети – Кел’Тузада.
Уилс, простой кузнец, переживший многие несчастья, ныне в облике ужасающего скелета, день и ночь бродит по холодным коридорам пустующего некрополя. Сразу после эксперимента Кел’Тузад выяснил, что из-за катастрофы Уилс ещё не слышит голос Короля-лича, и разум кузнеца пока ещё принадлежит самому себе. Но верховный лич терпелив. А вот Уилс вынужден каждый день ковать мечи и топоры в Наксрамасской кузне для тех отродий, что будут убивать сотни, а может и тысячи невинных жизней.
И каждый вечер Уилс приходит в то самое место, где когда то встретил ЕГО… Тёмного союзника, который обещал Уилсу спасение… Но тот всё не появлялся.
Спустя несколько месяцев или, может, спустя полгода… Уилс не помнил, он потерял счёт времени из-за звенящего смеха, что каждый день всё громче звучал в голове. И он, и Кел’Тузад знали, что это Нер’Зул захватывает разум кузнеца, превращая его в идеального слугу Плети. Оставалась надежда на то, что однорогий натрезим успеет прийти раньше, чем Уилс станет бездумной пешкой лича. Но эта надежда гасла с каждым днём… Но тем временем в Наксрамасе назревала смута. Всё чаще Уилс слышал от солдат донесения о назревающей осаде некрополя. Сколько же времени прошло? И какие герои осмелились бросить вызов верховному личу, разорителю Восточных королевств?
Спустя ещё сколько-то времени Кел’Тузад стал неспокоен. Однажды он послал Уилса в дозор на крышу Наксрамаса, вместо привычной работы в кузнице. Уилсу сложно было себя контролировать, слишком тяжелы были его мысли во власти Короля-лича. С крыши был прекрасный вид на выжженые леса Лордерона. На огни какой-то армии людей вдалеке… И на… какого-то скелета? Скелет в оборванном балахоне одной рукой еле держался за выступ крыши некрополя. Уилс подбежал к нему, помог подняться из последних сил.
–Спасибо, кузнец Уилс.
Уилс был ошарашен. Холодный и сильный ветер обдувал обоих мертвецов так, что с этого странного незнакомца слетал… Пепел.
–Откуда ты знаешь моё имя? Оно давно забыто даже мной.
–Я вестник. Вестник от владыки Великуса, – непоколебимо отвечал кузнецу оборванец.
–Не может быть! – Уилс не мог поверить в услышанное. Тяжким хрипом вестник продолжил:
–Скоро Наксрамас будет атакован, ты сам это видишь. Кел’Тузад думает, что эффект эксперимента почти прошёл и ты вот-вот будешь полностью подчинён ему. Но Великус всё продумал. Завтра с утра ты будешь чувствовать себя лучше прежнего, и тени Короля-лича в тебе не останется. Лич не должен знать об этом. Он пошлёт тебя в атаку на вражескую армию с остальными проклятыми, и тогда ты окажешься на свободе.
– Но что будет после? – Уилс возжелал ответа.
–На свободе. И точка. Великус дарует тебе этот шанс, – мрачно повторил Вестник и с этими словами, не оборачиваясь, спрыгнул с крыши некрополя, разбившись вдребезги и оставив Уилса наедине с завыванием ветра.

Глубины разума: Валрехт

Призрак очнулся. Вокруг мрачный лес, под ногами валяются ещё свежие останки. Валрехта пробила дрожь. Никого около круга ритуала уже не осталось... Только он сам, одинокий призрак, был теперь наедине с тишиной. Сначала Валрехт ещё попытался уйти от своего трупа, но когда понял, как работает загробная жизнь, присел на ближайший камень и погрузился в раздумья. "Что теперь можно сделать?" Ветер будто отвечал ему: "Ничего." "Я мёртв, и неужели я ничем больше не смогу помочь миру?" "Ничем." "Как же Азерот справится теперь с Хаз'Гуулом? Его так просто не изгонишь из мира, а убить его можно только в Круговерти пустоты..." "Никак."
Казалось, всё было потеряно. Валрехт не знал, чего ему ждать, поэтому попытался вспомнить то, о чём его просил помнить Акронион. "Бессмыслица какая-то... Объединимся вновь? Нужно схоронить себя для будущего? Мы с ним оба теперь будто закованы в кандалах и это никак не исправить." Неужели это тупик? Внезапно Валрехт осознал, что не заметил, как из лесу вышло несколько кобольдов. "Разведчики." – Валрехт не обратил на них внимание и продолжил глядеть на свой собственный череп, погрузившись в глубокие раздумья.
Однако неожиданно для одинокого призрака кобольды двинулись в сторону его трупа. Профыркав что-то на своём непонятном наречии, крысолюды взвалили косточки Валрехта на какое-то подобие деревянных носилок, с аккуратностью сложив из них целый, почти
невредимый скелет, как мумию. "О нет, теперь мой труп ещё и унесут в какие-нибудь тусклые пещеры." Валрехт оказался прав. Несколько часов его останки несли по запутанным кобольдским тропам в глубинах горы, пока наконец не сложили скелет одинокого призрака в какой-то коморке, которую держали в форме лишь несколько деревянных балок. Разведчиков встретил кобольд необычного цвета, в скромных одеяниях и со странным медальоном на шее. Мастеру Некоронованных он показался шаманом. Хотя Валрехт был мёртв, его вечное любопытство никуда не подевалось. Но его труп больше не трогали, а значит Валрехт снова мог погрузиться в размышления.
Так прошёл час. Два. Призрак и не заметил, как прошёл день, а потом ещё полдня, и всё же ничего не менялось. Всё это время шаман просто сидел в коморке и писал какие-то бумаги на кобольдском, а никто больше в комнате и не бывал. Наконец в одну из ночей Валрехту стало совсем тяжко. Он уже не понимал смысла даже своего монолога с самим собой и начал разговаривать вслух рядом со спящим кобольдом, чтобы не сойти с ума.
–Ну вот и что мне делать, скажи мне, кобольд? Ужасный демон проник в наш мир, а я
даже...
Кобольд приоткрыл затуманенные глаза и фыркнул, будто всё услышал, после чего поёжился, продолжив спать. Реакция Валрехта была неописуема.
–Что?.. Он... Ты услышал меня?"
Старый кобольд лишь что-то пробормотал на непонятном наречии.
–Не может быть. Неужели я могу говорить с этим шаманом в его снах? Как... Как видение?"
Валрехту не хватало сил, чтобы основательно осмыслить своё открытие. Он и представить никогда не мог, как загробная жизнь может замысловато взаимодействовать с реальностью. Присев призрачным клубком у своего же трупа, он погрузился в транс.
На следующее утро он опомнился от шкрябанья пера шамана. Он не знал письменности кобольдов, но знал, что их язык иногда использует небольшие рисунки, а также в целом очень схож с некоторыми гоблинскими наречиями. Валрехт заглянул в бумаги шамана. Там был рисунок, напоминающий рогатого демона, а рядом начерчена пара странных слов.
– Должно быть, он написал то, что я шептал ему ночью... Не может быть, – Валрехт был ошеломлён. Он сразу осознал, что вот она, его возможность помочь этому миру. Передать какое-нибудь послание в будущее! Конечно, ещё в школе магии Даларана он слушал лекции о том, как маги открывают во снах видения о будущем, но теперь он оказался по другую сторону этих сказаний. Он сам станет видением! Он определит будущее и определит его так, чтобы защитить мир от нарастающих угроз.
–Схоронить себя для будущего... Что там Акронион рассказывал про Хаз'Гуула и
пламенных рыцарей?
В течении нескольких недель Валрехт тренировался в нашёптывании кобольдскому шаману разных фраз и предложений и каждый раз изучал кобольдский язык всё больше. В конце концов, когда он сносно овладел довольно простым, как оказалось, кобольдским языком, он понял, что пора действовать.
–Так. Что мне нужно? Что же от меня хотел Акронион? Он... Он говорил, что для победы над Хаз'Гуулом нужен действительно могущественный пламенный рыцарь... Я... Я знаю, что надо сделать!
В течении ещё нескольких ночей Валрехт шептал кобольду своё финальное послание.
–Мне нужно собрать их... Пятеро должно их быть... Шестого освободим, Акронион не просто так себя закрыл!.. Акронион, я всё сделаю, я всё понял... Им надо будет лишь найти нас и встретиться..."
Он замечал, что иногда кобольд не совсем точно трактует свои сны, но получалось неплохо. И вот, одним вечером всё было готово. Когда кобольд заметил, что ночь больше не предлагает ему видений, он оформил все бумаги в книгу. И подписал её: "Книга пророчества".
Книга гласила: "Однажды, во тьме угроз восстанут из пепла пять великих скелетов. Объединившись или врознь, они найдут древнее укрытие в городе магов Даларане. Там, устроив пиршество костей во славу упокоенных душ, будет выбран лучший из них, который станет основой для воплощения великого рыцаря, знающего истину. Но нужна будет скелетам и шестая душа, чтобы одолеть своих врагов. Великих врагов, могучих демонов. Имя одному из них, ужасное и забытое – Хаз'Гуул."
Валрехт был доволен, хотя получившееся послание страдало неточностями. Но всё было сделано правильно. Валрехт понял это, так как тут же у входа в коморку появился высокий скелет в потрёпанных облачениях и с посохом. Вестник. Валрехт его уже встречал.
–Дай угадаю, – Валрехт начал, не дав Вестнику даже поздороваться, – это был твой план, чтобы я заставил шамана написать пророчество?
–С чего ты так решил?
–Ты всегда преследовал меня и будто направлял. Я знаю, что ты будто знаешь будущее. Ты же вестник.
–Нет, я лишь следил. Все эти действия, твои решения и поступки... Ты делал их сам, разве нет? Скорее уж ты вестник, раз направлял кобольда сделать благое дело.
Странная мысль промелькнула в голове Валрехта и он поглядел на Вестниках, пытаясь ухватить эту мысль, но безуспешно.
–Но зачем тогда ты здесь? Разве не чтобы сказать, что моя миссия выполнена?
–О, она далека от завершения. Но я пришёл сказать тебе: никогда не полагайся только на пророчества.
–Что это значит?
–Ты написал за кобольда пророчество. Но ты должен понимать, что никакие предсказания не защитят ваш мир. Ты должен сделать это сам.
–Я понимаю. Но что мне делать дальше?
–Ну, я не то чтобы знаю будущее, но советую погрузиться в долгий сон. Твой следующий час придёт не скоро.
Тут же вестник растворился во тьме, оставив Валрехта одного со старым, но уже не нужным шаманом и тусклым светом настенного факела.

Глубины разума: Морт

Кошмар наяву. Он лежал на столе, связанный и беспомощный. Яркий демонический свет слепил глазницы, а леденящий душу смех его мучителя впивался в голову, заставляя кричать от боли. Хотя нет, казалось, будто что-то действительно вкручивают ему в череп. Он, граф Мортериан Эль Дэ Фаркус лежал в агонии и только слышал даже сквозь собственные крики чьи-то насмешливые восклицания:
–Потерпеть не может. Изнеженное дитя.
–Я тоже ожидал от него большей выдержки. В конце концов он собственноручно…
–Тихо. Оба. Я не хочу, чтобы он страдал, а вы мешаете мне закончить.
А спустя несколько мгновений граф издал последний вздох и исчез в объятиях странной пустоты. Его голова внезапно почувствовала себя необыкновенно свободной и пустой от тревог и переживаний. Его разум летел куда-то далеко в прошлое. Жизнь пролетала перед глазами и вот она вернулась в его первое воспоминание о детстве.
Беспокойная ночь. Гроза. Отец вбегает в его комнату, держа в руке магический огонёк. Он бросается к Морту и успокаивает его.
Воспоминание неточно, есть провалы, но вот всё продолжается – той же ночью отец ведёт его по коридорам глубоко под замком, где удары грома его больше не пугают. Он чувствует себя хорошо, в безопасности. Они о чём-то разговаривают, пытаясь отвлечься, и в итоге отец останавливается у гигантской стены с красивым орнаментом и несколькими искусно нарисованными портретами.
–Здесь вся твоя семья, Мортериан. Вот я, а вот твой дедушка. Когда-то и они спали в нашем замке.
Портреты настолько огромные, что маленький Морт еле может охватить их взглядом с одного места.
–Они тоже боялись грозы?
–Все в детстве боятся мира. Он такой большой и страшный, а мы такие маленькие и беззащитные. Но знаешь, почему портреты твоих предков висят здесь?
Морт покачал головой и взглянул в глаза отцу.
–Они побороли свои страхи и защитили своих людей от грозы. Они были храбрыми и сильными и заслужили вечную память своего народа. Каждый в Эль Дэ Фаркусе знает моего деда, знает моего отца, знает и меня.
Молчание.
–Они будут знать и тебя, сын мой. Твой портрет однажды тоже украсит эту стену, и люди запомнят и тебя как великого графа Эль Дэ Фаркуса.
Морт поглядел на стену, туда, где мог бы висеть его портрет. Глухая тишина заполнила подземный зал и ему вновь стало не по себе. Стена как будто шептала ему что-то, а тени щупальцами пытались дотянуться до него, и будто его предки с портретов подозрительно смотрели ему в глаза.
–Но… Справлюсь ли я?
Отец присел на колени перед Мортом и положил руки ему на плечи.
–Конечно. Ты первый из нашего рода, кто получил магические способности настолько рано. Я уверен, ты обуздаешь грозу ещё до того, как я уйду к твоей матери.
Тени утихомирились, но шёпот остался и юный Морт попросил отца вернуться наверх. За словом “Конечно” последовал тяжёлый кашель графа, пронзивший тишину. На кашель прибежало несколько слуг, включая первого советника.
–Ах, Гориус. Прошу, проводите Морта в его постель. Мне, верно, стоит принять лекарство.
–Слушаюсь.

Благодарность и... мемы.

Кроме прочего, хочется сказать спасибо всем, кто проходит Хроники мёртвых или смотрит их прохождение на ютубе. Пользуясь возможностью, заявляю, что финальная кампания вот-вот начнёт перерабатываться для релиза и, скорее всего, появится на сайте именно этим летом.
В качестве дополнительного бонуса, собрали под спойлерами очень сомнительного качества мемы, которые делались первыми свидетелями существования кампаний ещё на тех самых стримах, для которых они создавались.
Осторожно, в паре мемов могут быть маты, извините
Сомнительные мемы по "В поисках силы"
Сомнительные мемы по "Ужасы Наксрамаса"
Сомнительные мемы по "Бремя Некоронованного"
Сомнительные видео-мемы
`
LOADING AD...