Великий Генби

» опубликован
» Род жанра: фэнтези
» Серия: Ситтарские хроники
» Год написания: 2015
» Времена действия: Фэнтезийное средневековье
» Места действия: Мир Даэр
» Язык: русский
Юный боевой маг Иллиндил Грант путешествует между мирами. В одном из них он находит людей, фанатично любящих своего правителя.
Великий Генби
Поздняя ночь царила над Варравией, готовясь уступить рассвету. Одно из пшеничных полей невдалеке от Маршспринга, столицы государства, выглядело странно: колосья прижаты к земле в виде круга, описывающего пентаграмму, что создавало впечатление о всплеске мощных магических энергий, словно проезжающий невдалеке всадник на чёрном коне волшебным образом переместился в Варравию из другого мира. И это впечатление было правдой: всадник действительно переместился из другого мира и действительно волшебным образом. Потому как он был могущественным по меркам мира Даэр чародеем. У себя же на родине, в мире чистой магии Ситтарас он был пока что студентом второго курса, отправившимся после зимней сессии на каникулы в поисках приключений. Одет он был в скромную кольчугу, а за спиной его висело два клинка. Было ему девятнадцать лет, однако, из-за пепельного цвета его длинных волос издали его можно было принять за воина в возрасте. Звали этого одинокого странника Иллиндил Грант.
Иллиндил улыбался: крестьяне ещё не проснулись, и свидетелей его внезапного перемещения не было. Основы языка Варравии он выучил за неделю, благо лингвистические способности ситтарских магов феноменальны. Если не рассуждать о творчестве местных великих писателей, никто и не раскусит в нём иномирянина.
Путь до столицы занимал полчаса. Издали показались красные кирпичные стены Маршспринга возвышались колоссом над самим городом. Иллиндил неспешно подъехал к городским вратам, где его поджидали стражники. В арке врат на вытянутых шестах стояли два красно-коричневых светящихся шара размером со средние арбузы, в которых мелькали лица: два лысых и одно лохматое, все что-то бормотавшие. Очевидно, какие-то артефакты для связи.
- Кто таков? Зачем пожаловал в столицу? – спросил один из них.
- Зовите меня Илли, ответил маг. – Я наёмник. Пришёл в город искать работу.
- А! – обрадовался стражник. – Наёмник. Значит, хочешь поехать добровольцем на юг, резать поганых креветок!
- Верно, - кровожадно улыбнулся Иллиндил. Стражники сами подсказали ему ответ, который хотят услышать. Начальными навыками телепатии маг чувствовал, что они не лгут, что это не провокационный вопрос для выявления шпионов. Что за «креветки»? Очевидно, презрительное прозвище соседнего народа, с которым воюют.
- Режь поганцев! – подтвердил второй стражник. – Проклятые демонопоклонники! А ещё – братский народ. Проходи!
Братский народ. Значит, «креветки» - люди, а не эльфы или орки, или, как подумал Иллиндил поначалу, и даже не представители подводных рас. Почему же «креветки», если люди?
Пройдя подальше в город, сопровождаемый непонятным шумом, Иллиндил достал из-за пазухи собственный хрустальный шар, только он был не красно-коричневым, что были во вратах, а лиловым, да и размером с яблоко, а не арбуз. Шар был изобретение мастера-артефактора Ллендиса Арана, ключом к Ситтарскому информаторию. Информаторий – единая база знаний обо всём во всех мирах, созданная магами-путешественниками и исследователями. С помощью лиловых шаров можно получить доступ к ней из любого мира. Можно и самому внести туда информацию. Иллиндил знал, что последние три года никто из магов Ситтараса не заглядывал в Даэр и догадывался, что часть информации об этом мире внесёт он сам. Иллиндил огляделся: вокруг – ни души.
«Давай, информаторий»! – произнёс маг. Услышав ключевое заклинание, шарик загорелся фиолетовым огнём. – Даэр. Креветки, - продолжил он.
- Ничего не найдено, - ответил приятный женский голос. – Задайте другие ключевые слова.
- Прозвища наций Даэра.
Информаторий перечислил. Среди них никаких «креветок» не было. Тогда пришлось поставить вопрос другим ребром:
- Братские народы Варравия и…
- Кревия, - ответил женский голос. Титульная нация – кревийцы.
- Ага, - догадался Иллиндил. – Их и прозвали «креветками». Давай, информаторий! Политический строй и религия Кревии.
- Политический строй – республика. Религия – поклонение Искупителю.
Интересно! Ни слова про демонопоклонничество. Да и судя по эмоциям стражников, варравийцы и кревийцы долго считали друг друга братьями, и лишь недавно стали врагами. Пиши, информаторий, - при этих словах шар вновь загорелся. – В промежуток времени между 234 и 237 годами эпохи Дельфина в стране Кревия пришли к власти демонопоклонники. Жители Варравии дали им презрительное прозвище «креветки». На данный момент Варравия и Кревия находятся в состоянии войны.
Юный маг огляделся: в качестве светильников в городе использовали всё те же красно-коричневые хрустальные шары, в которых появлялись различные изображения. В них транслировались новости, а также выступали два первых лица государства. Очень продвинутое изобретение для магически отсталого мира! Из них Иллиндил узнал много информации о стране и её соседях. Раньше была единая Империя, но почти тридцать лет назад она распалась. Варравия – то, что осталось от метрополии. Кревия тоже была частью империи, и в её северных княжествах большая часть жителей была варравийцами. Новые государства стали республиками, и десять лет Варравией правил Верховный Лорд, много сделавший для укрепления республики. Правда, он был хроническим алкоголиком, и спустя десять лет карьеры подал в отставку, назначив себе преемника – никому до этого неизвестного полурослика по имени Генби, сын Генби. Всё, что было известно про нового Верховного Лорда, так это то, что он был шпионом ордена Серой Крысы. И если предыдущий Лорд укреплял республику, то Генби вплотную занялся хозяйством и армией, после чего Варравия стала великой державой.
Два года назад в соседней Кревии произошла революция. Народ сбросил Лорда, бывшего союзником Генби и избрал нового – обратившегося к заокеанскому эльфийскому западу, конфедерации Теанор и принявшего в стране демонопоклонничество. Всё бы ничего, но жители северных княжеств Кревии не захотели преклоняться перед эльфами, они захотели присоединиться к Варравии. Одно из княжеств сразу перешло к северному соседу. Два других же Кревия атаковала, не позволив им отсоединиться. Тогда жители княжеств создали народную армию, отразившую кревийские атаки. На помощь к отрядам защитников северных княжеств отправились добровольцы из Варравии.
Иллиндил поспешил записать новые сведения в информаторий.
«А Генби – молодец!» - подумал он. – «Защищает варравийцев даже в других странах. И уничтожать демонопоклонников – дело благородное».
Далее маг понял, что одна из сторон – эльфийский запад, страна Теанор, занимающая целый материк. В информатории было сказано, что это – очень древняя цивилизация, где живут две подрасы – светлые эльфы и тёмные. Давным-давно светлые победили тёмных и сделали их своими рабами. Полтора века назад тёмных освободили от рабства, а пятьдесят лет назад их наделили всеми правами. И совсем недавно впервые в истории Верховным Лордом Теанора стал тёмный эльф.
Чтобы понаблюдать за местными жителями, не привлекая особого внимания, маг пошёл в ближайший трактир. Убранство питейного заведения оказалось довольно уютным. Всё как обычно: сидят мужики, пьют пиво и закусывают, за стойкой сидит трактирщик, еду и питьё разносят официанты. Необычно одно: в качестве освещения всё те же красно-коричневые хрустальные шары, из которых вещает верховный глашатай, он же верховный колдун. Часто появлялся сам Генби – плешивый полурослик с длинным носом и рыбьими глазами и золотым амулетом с изображением крысы. Помимо Генби часто появлялся и его премьер-министр – тоже полурослик, лохматый и похожий на плюшевого мишку. Также удивила искренняя радость мужиков при виде Верховного Лорда.
- Ура великому Генби!
- Генби, мы любим тебя!
- Дави этих креветок на хрен, Генби!
- Накатим за Генби!
Ещё никогда Иллиндил с таким не сталкивался. Он привык, что к политикам народ относится как минимум нейтрально, а обычно – отрицательно. Особенно когда выпивши. А тут – пьяные мужики восхваляют своего лорда. Похоже, этот полурослик действительно великий правитель.
Юный маг заказал себе пива и продолжил просмотр. Пиво оказалось неплохим, но значительно уступало ситтарскому. Лорда же в шаре заменила поющая девочка. Иллиндил прислушался к словам песни:
Властелин, властелин, славим мы тебя,
На народ из дворца смотришь ты любя.
За отчизну непременно горд
Генби, Генби, наш верховный лорд.
Генби, самый лучший в мире лорд!
Действуй, Генби, действуй, властелин,
Ты затмил героев всех былин!
Ждём, когда страна побьёт рекорд,
Генби, Генби, наш верховный лорд.
Генби, Генби, лучший в мире лорд!
Действуй, Генби, наш верховный лорд!
Ты сыграл в истории аккорд!
Нашим людям обеспечь эскорт,
Генби, Генби, лучший в мире лорд.
Генби, Генби, наш верховный лорд!
Славься, Генби, славься, властелин!
Поднял ты отчизну из руин!
Вражье судно не войдёт в наш порт,
Славься, Генби, наш верховный лорд.
Генби, самый лучший в мире лорд!
Действуй Генби, наш верховный лорд!
Отчий край как укреплённый форт.
Кто разбил немало вражьих морд?
Генби, Генби, лучший в мире лорд.
Генби, самый лучший в мире лорд!
Даже дети поют оды Генби! Как этот мир непохож на все остальные! Иллиндил помнил по собственному недавнему детству, что сам тогда политикой не увлекался, и вообще, нормальные дети в нормальных мирах живут другими интересами. Да и ода уж больно странная. По фразе «отчий край как укреплённый форт» очевидно, что варравийцы видят себя жителями осаждённой крепости, вокруг которой – враги. Интересно, почему все страны ополчились на Варравию. А ещё удивительно, что в оде попалось уличное слово «морда». Хотя, учитывая, что уличный сленг иногда проглядывает и в речах самого Генби, это неудивительно.
Следующая картинка показывала бои народной армии против Кревии. Арбалетчики отстреливались от кревийцев, а по бокам от отряда стояли два хмурых колдуна с посохами, увенчанными такими же шарами, что и показывали новости.
Картины боя сменило лицо толстенного священника, судя по рясе и тиаре, патриарха. Он произнёс:
- Для нас – богатство, для Генби – господство! Несите деньги в церковь, почитайте земную власть, и Господь обеспечит вам место в раю.
Удивительно. Мало того, что патриарх так открыто просит нести денег в церковь, так и народ не возражает!
Затем в шарах появился верховный глашатай-колдун, как и Генби, тоже полурослик и тоже лысый, с коротким носом и маленькими глазками, довольно молодой. Он продолжил вещать, очень эмоционально:
- Кревийские узурпаторы в очередной раз распяли варравоязычного младенца, принеся его в жертву демонам. Не забудем! Не простим!
- Не забудем! Не простим! – закричали мужики.
Иллиндил промолчал. Что-то казалось ему во фразе глашатая неестественным, нелогичным. Дошло! Варравоязычный младенец?! С каких это пор младенцы владеют языками?!
Глашатай-колдун продолжал, нагнетая эмоции. Он уже говорил с интонацией строгого отца, отчитывающего ребёнка, всё чаще делая паузы:
- Эльфы стоят за всем этим! Надо убивать эльфов! Сердца! Эльфов! Надо сжигать! А пепел! Закапывать глубоко! В землю! Как заражённый! Демонической скверной!
- Мочи остроухих! – закричали мужики, поднимая кружки с пивом.
«Эльфы?! Демонической скверной?!» – подумал маг. – «С каких пор они якшаются с демонами?!»
А колдун-глашатай продолжал:
- Пускай Теанор знает! С Варравией шутки плохи! Мы владеем заклятием Судного Дня! И можем испепелить весь Теанор! От восточного берега до западного!
- Ура! Накатим за заклятие судного дня! – сказал один из мужиков.
- Накатим! – поднял кружку второй.
А тем времен глашатай вещал дальше:
- Теанорцы считают агрессорами нас, будто бы не Кревия напала на северные княжества, а мы на неё. Но у Теанора нет доказательств присутствия наших войск на территории Кревии…
- ЧТОООО?! –Иллиндил поперхнулся пивом. Он произнёс это неожиданно для себя вслух, до того было велико его удивление. – Как это нет?!
Все с удивлением уставились на юношу, нарушившего спокойствие.
- Эй, парень, - осторожно произнёс один из мужиков. – Ты чего кричишь? Может, у тебя есть доказательства присутствия войск Варравии в Кревии? Не предъявишь?
- А чего их предъявлять?! Генби сам сказал, что отряды добровольцев направились в северные княжества!
- Так то добровольцы, а не регулярная армия!
- А какая на хрен разница?! Подданные Генби воюют с его одобрения в соседней стране! Убивают солдат Кревии, пускай демонопоклонников! Какая на хрен разница, они идут туда про призыву или по собственной воле?!
- Хватит нести бред! – мужик сорвался на истерический крик. – Уж не враг ли ты нам? Заодно с остроухими? Эльфиек долбишь? А может, эльфов? Мужеложец поганый?
Иллиндил молниеносно выхватил из-за спины один из клинков и приставил его к горлу мужика:
- Следи за языком, иначе я его отрежу! – услышав эти слова, завсегдатай трактира задрожал.
- Из-звини меня.
- Проваливай отсюда! – потребовал боевой маг. – Чтобы я больше тебя не видел!
- Да, - поклонился мужик и засеменил к выводу.
Иллиндил продолжал смотреть в красно-коричневые шары. И чем больше он в них смотрел, тем больше нелогичностей он замечал и тем больше вопросов у него возникало. Вот сидят люди. Вроде бы нормальные мужики, но когда речь заходит про Генби, начинают чуть ли не молиться на него. Эльфов обвиняют в том, что они поголовно мужеложцы. Как же они тогда размножаются? Далее – эльфийский запад обвиняют в расизме, особенно по отношению к тёмным эльфам. Как это вообще может быть, если их Верховный Лорд – сам – тёмный эльф? При всей животной ненависти к мужеложцам, эльфам и кревийцам на расистов куда больше похожи жители Варравии. Далее Иллиндил запросил в информатории сведения о людях, устроивших в Кревии революцию. Они не были демонопоклонниками! Это были порядочные верующие! А не лжёт ли верховный глашатай?
Юный маг применил к шару начальные навыки телепатии. Невозможно было определить, говорит колдун-глашатай правду или нет, какая-то чёрная магия, шедшая от него и от шара, не давала это определить. Навыков у студента, закончившего полтора курса, не хватало. Что же, в такой ситуации чувствам верить нельзя. Надо положиться полностью на логику. Итак, продолжим, - сказал он сам себе. – Вероятно, в Кревии нет никаких демонопоклонников. Зачем ей тогда атаковать собственные территории? Да и не могут там поклоняться демонам. Эльфийский запад поддерживает не белую и пушистую Варравию, а нехорошую Кревию. Тоже нелогично: эльфы всегда были злейшими врагами демонов и не могли поддерживать тех, кто им поклоняется. Тем более открыто. Следующий вопрос: если одну из северных губерний оттяпала Варравия, то почему агрессор – Кревия?
После коротких размышлений было очевидно, что политическая система Варравии основана на лжи, во многом примитивной и противоречащей самой себе. Но почему тогда народ искренне в неё верил? Ведь все эти люди на идиотов не похожи!
Далее Иллиндил запросил у информатория самую подробную и актуальную на данный момент биографию Генби. Сей рыцарь плаща и кинжала родился шестьдесят с небольшим лет назад в столице северо-западного княжества в квартале полуросликов. В школьные годы учился он плохо, девочкам не нравился и был хулиганам. Затем он вступил в одну из банд, грабившую полуросликов и людей. В возрасте двадцати с небольшим лет Генби вступил в орден Серой Крысы, организацию шпионов и ассасинов, служащих императору. Государство посылало его по миру, где он убивал нужных людей. Вернувшись на родину, он стал одним из прислужников князя – в основном охранял его и таскал за ним мешки с багажом. После этого он перебрался в столицу, где продвинулся в иерархии ордена Серой Крысы, разработав множество новых ядов и взрывчатых веществ. Вскоре Генби возглавил орден. Затем Верховный Лорд назначил его премьер-министром. Это было то время горное княжество на юго-востоке объявило о своей независимости, и Верховный Лорд ввёл туда войска. А горцы стали нападать на граждан прямо в столице, Маршспринге. Премьер Генби призвал бороться с убийцами. И тут же в столице взорвалось несколько домов. Генби сказал: «не спустим ничего с рук горским повстанцам! Они переступили черту! Будем уничтожать их везде! В уборной поймаем – прямо там в нужнике и ухайдакаем!» Взрывы прекратились, и власти осуществили в столице массовую казнь горцев. Что интересно, никто не видел горцев, взрывающих дома. Вообще никто не видел у этих домов подозрительных личностей. Кто-то очень незаметный заложил туда взрывчатку. Такой незаметностью издревле славится орден Серой Крысы. А Генби разрабатывал новые взрывчатые вещества. Уж не он ли заварил всю эту кашу для народного одобрения?
Вскоре Верховный Лорд подал в отставку и объявил Генби своим преемником. На выборах народ подтвердил это назначение. Сам же Генби подкупил одного из полевых командиров горцев, назначил князем, и война закончилась. Князь, в юности резавший варравийцев, теперь лучший друг Генби, который финансирует его провинцию. Вопрос: кто же победил в той войне? И почему предыдущий Лорд, пускай он был и не святой, но радеющий за свободу для народа, назначил преемником этого диктатора? Очевидно, орден Серой Крысы нашёл кучу компромата на него, и Генби заключил с ним сделку: мол, мы не обнародуем твои нехорошие дела и гарантируем тебе защиту, а ты передаёшь власть мне.
Вообще, Генби преследовала какая-то аура смерти: все его политические противники, да и многие союзники, включая князя северо-запада и предыдущего Верховного Лорда, умирали. Кто от удушья, а кто от сердечного приступа. Учитывая, что Генби разрабатывал новые яды, было вполне очевидно, что за этими смертями он и стоит. Следующую информацию, довольно новую, он услышал из шаров, не от Информатория. Один из магов выступил против Генби, и его нашли мёртвым. Свидетелей убийства не было вообще, но оно состоялось прямо у дворца Верховного Лорда.
Следующая фигура: премьер-министр. Ничего особенного, обычный продажный чиновник, который интересуется артефактами для связи. Лохматый полурослик, похожий на плюшевого мишку. И не сделал ничего особенного: только велел магам поколдовать над небесами, чтобы рассвет и закат начинались на час то ли раньше, то ли на час позже. А ещё переименовал городскую стражу в легион, прямо как в Теаноре. С тех пор, как Генби развёлся со своей женой, ходят слухи, что он и премьер теперь любовники. Иллиндил засмеялся: и это при том, что в Варравии так ненавидят мужеложцев.
Итак, верховный лорд и премьер. Два ничтожества – убийца и продажный чиновник. Почему?! Ну почему народ их так любит и уважает – и так искренне?! Почему верит во весь тот бред, что они несут?! Похоже, ответ на этот вопрос слишком сложен для студента второго курса. Три года назад Генби победил на очередных выборах. Правда, их результат был сфальсифицирован. Народ тогда ненавидел Генби, а теперь любит. Судя по тому, что слышно с новостных шаров, когда Генби назначил лысого колдуна верховным глашатаем, тот как-то объяснил народу, что Генби – великий правитель.
И тут дверь в трактир открылась, и туда зашёл новый знакомый Иллиндила – тот мужик, которому он грозил вырезать язык. И не один. В сопровождении двоих солдат в чёрных доспехах – городских стражников… Нет, легионеров! Он им что-то шептал и, жестикулируя, показывал руками на Иллиндила. Тут же двое легионеров подошли к юному магу:
- Пройдёмте, гражданин.
Иллиндил, будучи боевым магом мог легко справиться с ними как в ближнем бою, так и заклятиями, но он не хотел убивать людей, которые просто исполняли приказ.
- Хорошо, я пойду, - Иллиндил согласился и в сопровождении стражей порядка вышел из трактира.
- Коня оставите здесь, - произнёс один из легионеров. – Если вас освободят, тут его и заберёте.
- Хорошо.
Через пять минут мага привели к одному из постов легиона. Его привели к командиру заставы, офицеру лет пятидесяти с хитрым прожжённым взглядом.
- Что на этот раз? – спросил он.
- По наводке одного гражданина поймали юношу в трактире. Сомневался в величие нашего дорогого Генби.
- Парень, - обратился офицер к Иллиндилу. – Как ты вообще можешь критиковать нашего Верховного Лорда, когда он защищает варравийцев на севере Кревии?
- Защищает? – ухмыльнулся Иллиндил. – Но ведь варравийских войск в Кревии нет. Каким образом он их защищает? Силой мысли, что ли?
- Да как ты смеешь сомневаться?! Продался эльфам?! – наперебой закричали рядовые стражники. Командир же оказался первым замеченным в этой стране человеком, сохранившим адекватное выражение лица при критике лорда.
- Всё ясно с тобой, - хитро ухмыляясь, произнёс офицер. – Ты, вероятно, маг.
- Да, вы правы. Я – маг.
- И, конечно, ты подписывал обещание не вмешиваться в политику и не критиковать Генби, как и все маги? Почему в таком случае его нарушаешь?
- Не подписывал.
- Это невозможно, - сказал командир. – Каждый маг Варравии обязан его подписать. Есть лишь одно объяснение. Ты – не местный.
- Да, - признался Иллиндил. – Я прибыл издалека.
- Откуда же?
Иллиндил не хотел рассказывать легионерам о существовании мира чистой магии, но и врать не хотелось. Поэтому он ответил так:
- Из страны Ситтарас.
- Какой город?
- Фаларандель, столица.
- Где эта страна находится?
- Далеко. К северу отсюда, - технически Иллиндил говорил правду. Ситтарас действительно находился очень далеко, а звёзды, меж которых он располагался, сияли над северным полушарием, так что можно было сказать, что Ситтарас к северу.
- Незнание законов не освобождает от ответственности, однако, ты неместный, и это можно счесть оправданием. В таком случае ты должен подписать эту бумагу, – командир достал из ящика стола отпечатанный бланк, куда оставалось вписать только имя, дату и подпись.
Иллиндил зачитал:
«Я, маг (имя), обязуюсь не сомневаться в величие Генби и его окружения, не критиковать их политику и не спорить ни с кем об их действиях. В случае нарушения данного обязательства я буду вынужден покинуть Варравию в течение сорока восьми часов. Если к концу означенного срока я не покину страну, до буду считаться государственным преступником, приговорённым к смертной казни. (Дата, подпись.)»
- Полагаю, выбора у меня нет, - ответил маг, в графе «имя» написав «Иллиндил Грант» и поставив внизу дату и подпись.
- Правильно понимаешь, - ухмыльнулся офицер. – Этот документ зачарован, а значит, во всех постах легиона появятся его копии. А теперь – свободен!
И Иллиндил покинул заставу. В течение оставшегося дня он бродил по городу, задумавшись. Ну, то что Генби – диктатор и реваншист – очевидно. Очевидно также, что запрещено его критиковать, надо даже подписывать бумагу на эту тему. Но почему только магам? Почему не надо простым людям, лишённым дара чародейства? И почему чувствуется такая преданная, щенячья любовь обывателей к своему лидеру? Ведь если под страхом смертной казни запрещено его критиковать, то большинство здравомыслящих людей избегали бы разговоров о нём, чтобы случайно не сказать ничего лишнего. Почему все с пеной у рта оскорбляются на критику Генби, как будто ты песочишь лично каждого из них? И почему в таком случае командир легиона относится к подобным высказываниям довольно спокойно?
Пока Иллиндил шёл по городу, спустился вечер. Люди возвращались с работы по домам. И тут из переулка выскочила банда в количестве дюжины человек. Они все были одеты в тёмные доспехи с капюшонами, закрывающими лицо. Ничего особенного, только из ушей каждого из них торчали затычки, а на глазах располагались выпуклые оранжевые очки. Самый высокий и рослый из них, явно главарь, давал указания всем остальным жестами, мол ты и ты – к тому столбу! Ты и ты – к этому! Ты! И вот ты! Полезли наверх!
И двое бандитов с ловкостью пауков за несколько мгновений вскарабкались на крышу трёхэтажного дома. Иллиндил приготовил несколько заклятий магии воздуха на тот случай, если нападут на него. Тем временем лидер показал оставшимся на земле ладонь, сжавшуюся в кулак, и они все схватили с земли по камню. Он махнул рукой, мол «давай», и бандиты, оставшиеся снизу, одновременно бросили по камню в красно-коричневые шары с Генби, премьером и колдуном. Те со звоном и шипением разбивались.
Что?! – изумился Иллиндил. – Такая сработанность и слаженность действий ради обычного вандализма?! Невозможно.
- Прекратите шуметь, уроды! – выскочил из дома один из жителей. А затем ещё один, ещё и ещё. Неужели это было привлечением внимания, чтобы ограбить вышедших из домов людей? Да нет, разбираться с шумной компанией вряд ли выходят с кошельком за пазухой. Ограбить дома? Тогда почему туда никто не рвётся?!
Тем временем те двое, что стояли на крыше, развернули огромное полотно. На нём был изображён Генби, убивший со спины предыдущего верховного лорда. И подпись: «Генби – трепло»! Вот тебе и раз! Это не бандиты! Это повстанцы!
И лидер, вытащив из ушей затычки, сняв оранжевые очки и капюшон, начал:
- Генби – лжец! Генби – убийца! Генби – реваншист! Генби – вор! И премьер – вор!
К удивлению Иллиндила никто не оскорбился, никто не стал с пеной у рта защищать лорда-полурослика, все с удивлением уставились на вождя повстанцев. А он продолжил:
- Кто из вас вообще голосовал за Генби на прошлых выборах? И вы не задумывались, почему… - и задал ровно тот же самый список вопросов, что возник и у Иллиндила. И что странно, на этот раз все согласились.
Но ситуация казалась слишком хорошей, чтобы быть правдой. И действительно: к месту, где новоявленный лидер вещал против Генби, мчался отряд легионеров – в двадцать человек. Но вождь повстанцев оказался готов и к этому. Он выставил вперёд три пальца и взмахнул ими, а его соратники, увидев этот жест, прокричали хором:
- Легион, будь с народом! Легион, будь с народом!
Горожане подхватили:
- Легион, будь с народом! Легион, будь с народом!
И случилось очередное чудо: легионеры сложили оружие, и, как и все, принялись слушать лидера бунтовщиков.
- Да что такое?! – изумился Иллиндил. – Что происходит?! Объясните мне! Я – маг! Я – неместный! Ещё с утра меня были готовы порвать за неосторожно сказанное слово про Генби как за личное оскорбление, а сегодня я вижу в толпе тех же людей, согласных с критикой этого полурослика. Кто скажет мне, что, чёрт возьми, здесь происходит?!
- Я скажу, - ответил главный повстанец. – Дело в шарах вещания и в их красно-коричневом излучении.
- Это не просто новости? – спросил кто-то из толпы.
- Не просто, - раздалось в ответ. – Ещё два месяца назад я, как и все, славил Генби. Я был дровосеком и торговцем лесом. Но в моей жизни случилась полоса неприятностей: моё дело прогорело, а жена, оставшись без денег в семье, ушла от меня к любовнику. Я с горя пошёл к соседу-самогонщику и взял у него бутылку самого крепкого пойла. Я решил сильно напиться с горя, а заодно накатить за Генби…
- Фууу, - раздалось в толпе.
После того, как я нажрался, со злобы на жену, любовника и потерю дела я бросил бутылку со всей дури в стену. И не попал: бутылка угодила в мой домашний вещающий шар, и он, конечно, вдребезги, вместе с бутылкой. А я отрубился. Проснулся утром с бодуна, еле нашёл сил доползти до колодца, набрать воды попить, и прямо у него снова лёг. Когда голова прошла, в неё начали лезть странные мысли: я увидел, что речи Генби нелогичны, часто противоречат друг другу. Оклемавшись к вечеру, я пошёл к соседу-самогонщику, чтобы рассказать о новых открытиях. Но только я миновал его порог, так забыл, зачем же пришёл. Тот налил мне стакан, я выпил и пошёл домой. Но как только я оказался на улице, так вспомнил мысли, посетившие меня с утра. Я понял, что что-то в доме моего друга и соседа заглушает способности мыслить. Предмет, который есть в доме у каждого, который есть на улицах и которого нет у меня. Который был у меня, а теперь нет. Я догадался, что это – вещающие шары. Они околдовали меня. И ОНИ ОКОЛДОВАЛИ ВСЕХ! Чтобы действовать, нужна трезвая голова. Проспавшись, я снова пошёл к своему соседу, на этот раз с топором и затычками в ушах. Оказавшись за порогом, я закрыл глаза и двинулся туда, где был шар. Я разбил его вдребезги.
- Ксейл! Ты охренел?! – крикнул сосед.
- Спокойно, - ответил я, вытащив затычки и закрыв глаза. – Держи деньги, это его стоимость.
- Зачем ты всё это сделал?!
- Скажи, что ты думаешь о Генби.
- Это наш великий лидер.
- Чем он велик?
- Защищает варравийцев в Кревии.
- А как он это делает, если в Кревии нет наших войск?
- Ээээ…
- Ага! – и я высказал ему все свои мысли о Генби. А затем и об опасном свойстве вещающих шаров. Потом мы провели эксперимент: пришли с пустыми бутылками к нашему третьему другу, с затычками в ушах. Самогонщик смотрел на вещающий шар одним глазом, второй был завязан. Он смутно понимал, что происходит. Я же стоял к шару спиной, и к открытому глазу друга подносил бутылки разного цвета. Смотря через оранжевую, он вспомнил, зачем пришёл. Тут мы и разбили шар и просветили нашего друга. Тот сказал, что у него есть знакомый стеклодув и может изготовить для всех оранжевые очки. Мы все вырывали своих родственников, друзей и знакомых из-под цепкой лапы Генби. Из наиболее сильных и ловких мужчин я сформировал группу повстанцев. Чтобы стать лидером, мне пришлось в короткие сроки проштудировать множество книг по политике, риторике и логике. У одного оказался в знакомых маг, и он объяснил нам, в чём дело. Дело в чёрной магии…
- Да! – согласился Иллиндил, - я почувствовал что-то нехорошее в этом красно-коричневом излучении.
- Верховный колдун, служащий Генби – некромант, и он использует запретные чары. Он постоянно задействует заклятие зомбирования, направленное на живых людей. Как зомби не может не подчиняться некроманту, так и человек, попавший под красно-коричневое излучение, не может логически мыслить, когда речь идёт о Генби, премьере или о Кревии.
Это – не просто вещающие шары, это – зомбошары. Мозг человека, попавшего под их действие, становится мягким и податливым. Не мозг, а вата! Далее знакомый чародей рассказал мне ещё одно: на магов чары зомбирования не действуют. У них слишком развиты интеллект и логическое мышление, им под действие шаров не попасть. Также есть очень маленький процент не-магов с очень высоким интеллектом, на них эти чары тоже не действуют. Но эти люди стараются не вмешиваться в политику. Сидят себе тихо. Или же служат Генби сознательно.
Тогда Иллиндил понял, что к последнему типу и относится офицер легиона, заставивший его подписать бумаги.
- Орден Серой Крысы, - продолжал Ксейл, - протащила зомбошары и в Кревию. Северные княжества попали под влияние Генби, но дальше не срослось: не все там хорошо знали варравийский язык, а посему и шары с вещанием на нём не могли обеспечить полного контроля. Так что пока ограничились тремя провинциями…
- Ксейл, - шёпотом обратился Иллиндил к вождю повстанцев. – Я кое-что понял насчёт тебя. И у меня есть план, как нам освободить народ от верховного колдуна, от премьера и от самого Генби. Слушай: для начала мы позволим верным нам легионерам доставить нас к Генби, не связывая. Ты наденешь затычки и очки…
***
Карета легиона, запряжённая двумя бурыми конями, въехала на центральную площадь, где перед тысячной толпой лично выступали верховный колдун, премьер и сам верховный лорд Генби.
Правда, как только карета попала в район с зомбошарами, легионеры тут же позабыли о том, что примкнули к повстанцам и защёлкнули кандалы на руках Ксейла и Иллиндила. Они не сопротивлялись. Когда повозка въехала на площадь, стражи выхватили пленников и бросили их прямо перед выступающим верховным колдуном.
- Я ждал вас! – произнёс он своей обычной интонацией. – И я знаю, повстанцы, кто вы такие! Ксейл! И Иллиндил! Как же вы наивны! Иллиндил, я знаю, что ты прибыл из другого мира – я зафиксировал всплески магических энергий при твоём появлении. Теперь – ты, Ксейл. Я знаю, ты меня слышишь, хоть и плохо. Ты всерьёз надеялся при почти стопроцентной поддержке населения организовать восстание против меня?! Ты жив лишь потому, что я позволяю. Видишь ли, все шары у нас на учёте, и если хотя бы один уничтожается, идёт сигнал ко мне. Ты случайно уничтожил один шар, а потом – десятки сознательно. Ты позволил целому району выйти из-под власти великого Генби. А дальше ты становишься слишком опасным, я этого не потерплю.
Полагаешь, я убью тебя? Не думаю! Тебе уготовлена участь хуже смерти. Ты вновь будешь служить великому Генби! Легионеры! Ко мне! Снимите у Ксейла очки и затычки из ушей!
Стражи порядка выполнили приказ колдуна.
- Теперь подчиняйся!
- Подчиняюсь, - ответил лидер повстанцев.
- Легионеры! Снимите с него наручники. Отлично. А теперь, Ксейл, докажи преданность Генби и убей этого мага! – колдун указал на Иллиндила.
Иллиндил прекрасно помнил жизненный урок, вынесенный полгода назад: настоящий маг – тот, кто сначала проанализирует ситуацию, взвесит все «за» и «против», устранит все прорехи своего плана – и просчитает возможные последствия своих действий. Настоящий маг, как и хороший шахматист, рассчитает ситуацию на несколько ходов вперёд, с учётом различных вариантов действий противника.
Что легионеры попадут под действие зомбошаров, он предугадал. И то, что верховный колдун знает о нём и Ксейле тоже. И провал главного плана он тоже имел в виду – на этот случай наручники, которые на нём захлопнули легионеры, были всего лишь продуктом магии иллюзии. Что же до главного плана…
Ксейл смотрел на верховного колдуна и ухмылялся. Он даже, словно маг, чувствовал красно-коричневые магические волны, исходящие от этого полурослика. Иллиндил был прав: после того, как он прочитал книги по логике, риторике и политике, организовал движение повстанцев, его интеллект возрос. Настолько, чтобы подобно магам, быть невосприимчивым к чарам зомбирования.
- Подчиняйся! – продолжал верховный колдун.
- А вот хрен, - ответил Ксейл и огрел полурослика мощным ударом по голове. Тот замертво свалился.
Со смертью колдуна и зомбошары погасли. Люди на площади выглядели так, словно пробудились после многолетнего сна.
- Без колдуна, зомбировавшего вас, Генби с премьером ничто, - громогласно произнёс Ксейл перед толпой. Лишь убийца и вор! Они обманывали вас!
И лидер повстанцев начал читать речь о преступлениях действующей власти. Генби, не желая слышать правды, достал кинжал и со спины попытался напасть на него, но полурослика подхватил призванным воздушным потоком Иллиндил. Премьер попытался убежать, но маг призвал поток воздуха другой рукой и поймал его. Затем он приземлил эту парочку среди народа:
- Теперь они – ваши!
И толпа растерзала много лет дурачивших её полуросликов.
- Теперь Генби мёртв, и нам нужен новый лидер, - сообщил бывший лесоруб.
- Ты, Ксейл! – закричал народ. – Ты поднял первых повстанцев против Генби! Ты смог противостоять его колдуну!
- Если я сейчас, без законных выборов, приму полную власть я, стану узурпатором, таким же, как и сам Генби. Я стану исполняющим обязанности верховного лорда. Надо организовать выборы. Друг мой Иллиндил, я предлагаю тебе подать свою кандидатуру. Если же победу одержу я, то предлагаю тебе стать премьер-министром.
- Спасибо, друг Ксейл, но я не принадлежу этому миру. Обещаю, что мы обязательно увидимся. А теперь – прощай. И вы прощайте, свободный народ Варравии, - маг вытащил из-за пазухи астралонавигатор, направил его на север и переместился к звёздам, в свой родной мир.


Просмотров: 1 700

BrEd Pitt #1 - 3 года назад 2
Хочу еще! Наверное, и не я один.
Арастиор #2 - 3 года назад 0
У меня есть ещё два рассказа про Иллиндила Гранта: "Эпоха застоя" и "Трудно быть магом".
prog #3 - 3 года назад (отредактировано ) 2
Неплохо, но не слишком ли явные отсылки? Так и на обвинение в разжигании конфликта на политической почве нарваться можно.
А еще для нормального отображения диалогов возможно стоит отключать форматирование
Арастиор #4 - 3 года назад 0
prog:
Неплохо, но не слишком ли явные отсылки? Так и на обвинение в разжигании конфликта на политической почве нарваться можно.
Да так и всем классикам можно предъявить подобные обвинение. А вообще, мир вымышленный, любой сходство с реальностью - чистое совпадение.
prog #5 - 3 года назад 0
Арастиор, ну так классики, как правило, мягче это делали, не говор уже о том, что многие как раз и обвинялись и преследовались.
Кет #6 - 3 года назад 0
зомбошары... как-то толсто, хотелось интриги
Dwarf #7 - 3 года назад 2
Хм... зомбошары... а это случайно не намек на то, что половина населения Земли постоянно смотрит телик?
Арастиор #8 - 3 года назад 0
Dwarf:
Хм... зомбошары... а это случайно не намек на то, что половина населения Земли постоянно смотрит телик?
Ваша лодка готова, капитан.