XGM Forum
Сайт - Статьи - Проекты - Ресурсы - Блоги

Форуме в режиме ТОЛЬКО ЧТЕНИЕ. Вы можете задать вопросы в Q/A на сайте, либо создать свой проект или ресурс.
Вернуться   XGM Forum > Творчество (только чтение)> Чтиво
Ник
Пароль
Войти через VK в один клик
Сайт использует только имя.

 
blazer910

offline
Опыт: 7,635
Активность: 138
Участник проектов:
-Литература
Прозрение
Прозрение



Ты, несчастный смертный, - слеп
Потревожив этот склеп,
Ото сна нас пробудил,
Даровав нам столько сил...

Каждый миг, что ты живешь,
Бесполезен, так напрасен:
Твоя вечная борьба
Все уходит в никуда.

Взор открой. Проснись вконец!
И увидишь ты, глупец:
В бесконечной суете
Все напрасно, все втуне...

Так приди ж ко мне, дитя,
И восславь ты Смерть-Отца,
И неси же людям свет –
Помоги же им прозреть!

(отрывок из Манускрипта Смерти,
автор неизвестен)


Охваченный ужасом, имперский гвардеец Григорий Маркус бежал с поля боя. Заляпанный спекшейся кровью вперемешку с грязью, он мчался как можно дальше от места развернувшейся бойни. Спотыкаясь об искореженные металлические обломки и изуродованные, местами лишенные кожи трупы, Маркус всеми силами пытался удержать бьющийся в конвульсиях первобытного страха разум в цепких, но неумолимо слабеющих объятиях воли.
Все не должно было так случиться. Ведь каждый элемент, каждая малозначительная мелочь боевой операции была четко спланирована командованием. Целый полк имперской гвардии при поддержке полнокровной роты Космодесанта должны были обрушиться на этот охваченный ересью мир. Но в разгар сражения что-то пошло не так. Прямо из-под земли повылезали бесчисленные орды скелетообразных существ. Их сгорбленные фигуры источали страх, а стремительные когти несли смерть всем вокруг. Это воспоминание никогда не оставит Маркуса... Комья земли, фонтаном брызнувшие вверх, долговязые скелеты, медленно выползающие из земных недр, лезвия длиной почти в человеческий рост, разрубающие людей на куски, и кровь, море крови, орошающая землю. Не разбирая ни имперцев, ни еретиков, они рубили всех направо и налево. Ни шквальный огонь болтеров и лазганов, ни гудящие клинки силовых мечей не могли остановить их. К величайшему ужасу простых солдат, скелеты срывали кожу с едва успевших испустить дух людей, и продолжали схватку, кутаясь в кровавые лоскутки человеческой кожи. В считанные минуты организованное сражение превратилось в кровавую бойню. И имперцы, и еретики дрогнули, в панике бежав с поля боя, оставляя ужасных чужаков наедине с изуродованными трупами и безрассудными Астартес, не пожелавшими отступать. Как будто этого было мало, боевые машины обеих сторон конфликта, обратились против своих же хозяев. Отчаянные попытки их экипажей вернуть контроль над обезумевшими механизмами пропадали втуне. Массивные «Леман Рассы», стремительные «Химеры», юркие «Стражи» утопали в крови, костях и плоти, давя отступающих и вычерчивая алые просеки в смешавшихся рядах пехоты. Несколько раз Маркуса сбивали с ног, и тогда жуткий лик смерти нависал над ним, и несколько раз лишь счастливая случайность вытаскивала его из готовых сомкнуться объятий смерти. Так пусть пропадет пропадом эта планета, чувство долга и воля Императора! Пусть все это сгинет в варпе, забудется в веках, и останется лишь в старинных летописях! В резне, творившейся вокруг, в мучительных криках разрываемых заживо солдат, в визге цепных мечей, грохоте орудий и шипении сгустков плазмы, то и дело проносившихся мимо, Григорий Маркус видел лишь одну цель, за которую готов был заплатить любую цену.
Выжить. Не важно, что его, возможно, расстреляют за трусость. Не важно, что вокруг гибнут его товарищи. Важно лишь выжить самому.
Теперь Маркус бежал через городские кварталы, как можно дальше от пустынной окраины, места, где вырезали и имперцев, и еретиков, горькой волей судьбы ставшими товарищами по несчастью. Он понимал, что нужно спрятаться, переждать эту бойню, дождаться, когда она затихнет, а потом бежать... куда? Этот вопрос Маркус решил оставить на потом, сейчас у него есть конкретная, более чем важная цель. Пытаясь успокоиться и озираясь кругом, гвардеец видел, что бойня произошла даже здесь, казалось бы, в тылу. Повсюду на него смотрели полуразрушенные здания, грудами каменных обломков образовавшие холмы. И среди руин постоянно мелькали изуродованные тела и бессмысленно уставившиеся в свинцовые небеса стволы артиллерийских установок.
Как можно глубже, как можно дальше в лабиринты улиц, в темноту зданий. Там его не найдут. Забежав за очередной поворот, Маркус узрел очередную картину утихшей резни. Небольшая площадь, судя по всему, бывшая одним из опорных пунктов обороны, была усеяна трупами. Хотя было бы уместнее сказать – усеяна фрагментами окровавленной плоти и белеющих среди них костями. Надеясь отыскать в останках некогда организованного центра управления оружие и медикаменты, он медленно, то и дело опасливо озираясь кругом, побрел к ближайшему бункеру, на удивление бывшим целым и невредимым. Свой лазган, так мешавший бегству, он бросил еще на поле боя. Поэтому крайне важно было добыть хоть какое-нибудь оружие.
Маркус резко обернулся. Что-то не так. Похоже, враги еще не покинули эти улицы. Откуда-то из ближайших кварталов доносился металлический лязг, точно такой же, который издавали те самые чудовища. Не раздумывая, Маркус бросился к ближайшему строению, на удивление целому и невредимому на фоне такой резни.
Нырнув в спасительную темноту дверного проема, Маркус затаил дыхание, весь превратившись в слух. Лязг усиливался.
Что-то схватило Маркуса за голень. Не зная что и думать, он отдернул ногу, и быстро поднялся, обнажив боевой нож.
- Помоги... Грег, помоги мне... – донесся из темноты наполненный мукой голос.
Присмотревшись Маркус узнал в обладателе голоса своего приятеля, Антона Боуна, полевого медика, не раз спасавшего жизнь многим солдатам имперской гвардии. Несмотря на темноту и копоть, покрывавшую его лицо, Маркус отчетливо мог разглядеть ту мертвенную бледность, свойственную тяжелораненым и находящимся на смертном одре людям.
- Грег... Помоги мне... – продолжал Боун, на трясущихся руках пытаясь подползти к товарищу.
Немного успокоившись, Маркус опустился на колено перед Боуном, намереваясь осмотреть раны товарища. И тут же отбросил эту мысль, заметив причину страданий медика.
Ног не было.
Лишь их жалкое подобие, какая-то смесь мяса и белеющих среди них костей.
- Как... как же больно, - голос Боуна сорвался на всхлип.
Ничем не помочь. Этот человек очень скоро умрет. В адских муках, без надежды на помощь. Лишь одно остается Боуну, полевому медику, спасшего множество жизней, рисковавший ради этого своей собственной, и теперь нуждающийся в такой же помощи. Вытащив из лазерный пистолет поясной кобуры Боуна, Маркус направил его в голову умирающего товарища. Ради их былой дружбы и человеческого сострадания, Григорий сделает это. Он принесет Боуну Милость Императора.
- Прощай, друг. Пусть Император сохранит твою душу, - прошептал Маркус.
Он нажал на спусковой крючок. С легким треском, световое копье мелькнуло между стволом пистолета и головой Боуна, оставив после себя небольшую, толщиной едва ли в палец, аккуратную дыру.
Прикрыв глаза, Маркус склонил голову перед умершим другом. Сколько же еще жизней заберет эта война? Сколько еще несчастных будут страдать в безумном хороводе войны, калечащей тела и души?
Металлический лязг совсем неподалеку вернул его в реальность. Затем он повторился снова. Затем еще раз. И еще раз. Пока в дверном проеме не появилась высокая сгорбленная фигура. Маркус застыл на месте, не в силах пошевелиться от объявшего его ужаса. Сердце бешено заколотилось, норовя пробить грудную клетку. Из-за темноты, царившей в помещении, монстр не мог видеть Маркуса. Но это скелетообразное чудовище однозначно чувствовало чье-то присутствие здесь. Целясь перед собой из непонятной винтовки, источавшей болезненный зеленоватый свет, оно шагнуло во мрак, прямо навстречу Маркусу. Все еще сжимая в руке лазерный пистолет Боуна, Григорий на трясущихся конечностях отполз в сторону, стараясь как можно меньше шуметь. Металлический скелет неспешно прошел дальше, не заметив человека буквально в паре метров от себя. И когда монстр скрылся в темноте следующей комнаты, Маркус рванул с места, убегая от этого живого воплощения кошмарных снов. Выскочив на залитый солнечным светом двор, Григорий тут же пожалел о своем решении.
То тут, то там, не спеша, будто прогуливаясь на свежем воздухе, шагали сгорбленные металлические скелеты. Услышав шум, они остановились, и дюжина пар светящихся глаз уставились на Маркуса. Хотя было бы правильнее сказать – в сторону Маркуса, поскольку ни один монстр даже не взглянул конкретно на Григория, все они лишь рыскали безжизненным взглядом по телу перепуганного гвардейца. Постояв так несколько секунд, и не найдя ничего, достойного внимания, чудовища побрели дальше, так и оставив стоять на месте ошарашенного, но целого и невредимого, Маркуса.
Позади раздался знакомый металлический лязг. Обернувшись, Григорий увидел, как из здания, откуда он только что выскочил, все так же неспешно вышел металлический скелет. И все так же неспешно он прошел мимо Маркуса, не обратив никакого внимания на человека в буквально паре метров от себя.
Решив, что дареному коню в зубы все-таки не смотрят, Григорий рискнул сделать шаг к выходу из этой площади. Ноль внимания. Чудовища действительно не замечали Маркуса. Задев его металлическим плечом, мимо величественно, насколько это возможно для сгорбленного скелета, прошагал еще один монстр. Не зная что и думать, Григорий уже повернулся было, чтобы бежать от этих странных существ как можно дальше, как вдруг оглушительный хлопок взорвал его слух. Мгновение спустя, какая-то неведомая сила швырнула Маркуса в стену ближайшего строения. Мир вокруг вспыхнул ослепительно ярко, а затем все поглотила темнота.

* * *

Сознание медленно возвращалось к Маркусу, болезненным скрежетом отдаваясь в затылке. Похоже, взрывная волна хорошенько приложила его к рокритовой стене. Чудо, что он вообще остался жив.
С трудом разлепив глаза, Маркус попытался оглядеться кругом. И тут же пожалел об этом – вспышка боли накрыла с головой, едва не вышибив дух. Тем не менее, сквозь разноцветные зигзаги боли, Григорий смог разглядеть небольшой фрагмент недавнего поля боя. Похоже, тот самый хлопок был ни чем иным, как взрывом ракеты, и не одной – то тут то там каменное покрытие площади зияло воронками, наполненными... Маркус поспешно отвел взгляд. Слишком много картин изуверской жестокости войны предстало сегодня перед ним. Однако одного Маркус не мог понять – если бой был с этими металлическими чудовищами, то где же их останки? Неужели победа в этой стычке была все-таки за ними?
- Командир, у нас тут выживший, - раздался над Маркусом чей-то хриплый голос.
Несмотря на пока не полностью восстановившееся после травмы зрение, Маркус разглядел в склонившейся над ним фигуре знаки отличия Имперской Гвардии.
- Эмма, осмотри-ка его, - прохрипел все тот же голос.
Судя по эмблеме, тускло мерцавшей на бронежилете, обладатель голоса состоял в одном с Маркусом полке.
- Эй, капрал. Капрал, вы меня слышите? – продолжал однополчанин, тряся его за плечо. С каждым таким «встряхиванием» боль немилосердно отзывалась в спине. Похоже, ушибы есть не только на голове.
- Если хочешь его убить, Арио, можешь и дальше продолжать трясти, - раздался чуть в стороне резкий женский голос, - мне-то что, работы будет меньше.
Рядом присела еще одна фигура в бронежилете Гвардии, на котором, рядом с эмблемой полка, блеснул на полуденном солнце красный крест в белом круге. Медик. Судя по всему женский голос, столь непривычный среди солдат, принадлежал ему. Точнее, ей.
- Капрал, посмотрите на меня, - медленно произнесла она. Встретившись с ней взглядом, Маркус отметил про себя, что, несмотря на очевидно раздраженный тон ее голоса, в глазах застыло чувство беспокойства. Чем оно вызвано – только что утихшим боем или раны Маркуса были столь серьезны, узнать, по-видимому, не удастся.
- Капрал, - глядя ему в глаза, произнесла медик, - сколько пальцев я сейчас показываю?
Маркус резко дернулся, пытаясь встать на ноги. И тут же невыносимая вспышка боли пронеслась от затылка к спине. Плевать. За сегодняшний день он повидал раны и посерьезней. Уж как-нибудь да справится. Все его нутро горело сейчас огнем не столько от боли, сколько от раздражения. Как же Маркус ненавидел все эти медицинские шуточки. Превозмогая боль, он присел. Всяко лучше, чем валяться, словно беспомощный слабак.
- Десять, - выплюнул Маркус сквозь сжатые зубы.
Конечно, Григорий отчетливо видел два пальца. Но очень уж хотелось ему хоть как-то съязвить в ответ на такой идиотский вопрос.
Гвардеец, которого медик назвала Арио, стал издавать какие-то хриплые гортанные звуки, прикрыв рот кулаком. Маркус с тревогой подумал, что ему, видимо, плохо. Пока не понял, что это смех.
- Эмма, ыхыххыхы, это уже, кхаыхых, третий раз за неделю, - прохрипел Арио сквозь «смех».
- Заткнись и помоги мне, - слегка покраснев, раздраженно бросила она в ответ.
Пока Эмма возилась со своим медицинским снаряжением, Арио попытался закатать рукав Маркусу. Попытавшись ему в этом воспрепятствовать, Григорий дернул было рукой, но боль снова окатила его леденящей волной.
- Ты, братуха, не дергался бы. Помочь тебе пытаются, а ты... – произнес Арио, заметив его попытки.
Он прав. Маркусу нужна помощь, и сам себе он ее не может оказать. Ощущая себя последним ничтожеством, Маркус попытался расслабиться. Поскорее бы это закончилось.
Наполнив шприц из ампулы какой-то синей жидкостью, Эмма повернулась к ним. Бросив попытки закатать рукав униформы, слипшейся от грязи и крови, Арио просто отрезал боевым ножом кусок ткани, обнажив руку Маркуса по локоть. Шприц идеально вошел в выпирающую вену и, спустя несколько секунд, боль прошла. Голова слега закружилась.
- Это обезболивающее, - заметила Эмма, складывая инструменты обратно в саквояж, - никаких страшных ран на тебе я не вижу, а копаться и выискивать что у тебя там не так времени нет.
Что ж, логично, подумал Маркус, вставая на ноги.
- Эффект будет держаться часов шесть-восемь, - продолжала Эмма, выбросив шприц в кучу обломков, - надеюсь, нам хватит этого времени, чтобы вытащить наши задницы отсюда. Тащить тебя на себе я не собираюсь – брошу, и подыхай себе к варповой матери.
Тон, которым все это было сказано, не вызывал особых сомнений, тем более что для выживания всего отряда это также было логично. Но что-то подсказывало Маркусу, что цинизм и раздражительность этой девушки-медика были скорее напускными и пропитанные изрядной долей фальши. Наверное, ее выдавали глаза, в черной бездне которых горел некий теплый огонек.
- Эмма, Арио, выдвигаемся, - сказал подошедший к ним, судя по всему, офицер гвардии. За спиной у него маячили другие солдаты.
- Что с раненым? Полагаю, он может продолжать бой? – офицер оценивающе взглянул на Маркуса.
- Да, командир. В течение следующих нескольких часов с ним все будет в порядке, - ответила Эмма, перезаряжая лазган. Сумка медика висела у нее через плечо.
- Хорошо. Назовите себя, капрал, - обратился командир к Маркусу.
- Григорий Маркус, капрал 157-го полка Имперской Гвардии, отделение огневой поддержки, - отчеканил Маркус, покосившись на погоны «командира». Капитан... Странно, Маркус достаточно долго прослужил в 157-м полку, чтобы более-менее хорошо запомнить всех офицеров. Этого он не помнил. Впрочем, сейчас это последнее, что волновало Маркуса. В конце концов, какая разница? Может, из последнего пополнения?
- Наш коллега, Арио, - ухмыльнулся один из солдат с многозарядной ракетницей наперевес. Похоже, это ему Маркус обязан своим нынешним состоянием.
- Ну, хоть кто-то полезный, - пробормотал в ответ Арио, прилаживая за спину батарею тяжелого лазгана.
- Отставить разговоры, - прервал их капитан, - капрал Маркус, я - Николас Кинг, капитан Сил Планетарной Обороны.
Григорий опешил. Что за чертовщина? Вражеский офицер командует солдатами 157-го полка?
- Должно быть, вы удивлены данным фактом, - как ни в чем не бывало продолжал Кинг, - но сейчас у нас всех общий враг. Поэтому, будьте добры, приберегите пока свои мысли о предательстве моей планеты власти Империума. Сейчас это не важно. Не так ли, капрал Маркус?
Строго говоря, Григорию всегда было положительно поровну на идеалы Империума. Его всегда больше интересовала сохранность собственной шкуры. И, как подтверждал личный опыт, не зря. Все те, кто был в самом деле предан Империуму, жили очень не долго: либо они погибали в самоубийственных атаках, либо попадали в лапы Инквизиции. Либо были попросту презираемы остальными гвардейцами. В самом деле, какая разница насколько ты предан Империуму, если командованию и окружающему миру наплевать на твои мысли? Если от этого больше проблем, чем пользы? «Меньше болтай, чаще стреляй», как часто любил повторять его сержант. Конечно, Империум при таком раскладе получал идеальных солдат. Ведь кто он, этот идеальный солдат? «Автомат, к ружью приставленный» - вот кто. И плевать всем, что автомат этот - живой человек, со своими мыслями, со своими мечтами, со своей жизнью. Хотя нет, все же не плевать. Иначе бы не существовали священники, которые несли свет Императора в умы солдат. Не существовали бы комиссары, следившие за мыслями и поведением солдат. Не существовали бы инквизиторы, следившие за каждым чихом подданных Империума. Живи, как тебе сказали, и не рыпайся. Шаг влево, шаг вправо – в лучшем случае расстрел. Недостаточно предан – расстрел. Слишком предан – расстрел. Расстрел. Расстрел. Расстрел. И сейчас, волей-неволей, Маркус начинал понимать тех, кто восставал против власти Империума. Восставали, отчаявшись окончательно. Восставали, не понимая, что играют только на руку ксеносам, еретикам и просто чересчур амбициозным правителям. Порочный круг. И разорвать его не способно ничто. Разве что только смерть...
Григорий хотел было уже ответить, но резкий звук, похожий на треск разрываемой тряпки, донесшийся из-за домов, и истошные вопли в воксе, закрепленном на спине одного из солдат, ясно дали понять, что времени на разговоры нет.
- Сержант Локес, - уже на бегу, поспешно бросил через плечо Кинг, - выдайте капралу Маркусу оружие и обеспечьте безопасный отход первому отряду.
- Вы слышали приказ, народ, - крикнул Арио, укрываясь за развороченным остовом «Химеры», - Эй, Грег, лови!
Схватив брошенную ему плазменную винтовку, Маркус быстро проверил заряд, сохранность корпуса и – самое главное - температуру оружия. Неплохо. Плазмаган в отличном состоянии. Уж что-то, а плазма гораздо эффективнее лазерного лучика, испускаемого лазганом, который гвардейцы не без основания окрестили «фонариком».
До Маркуса донесся уже знакомый мерный металлический лязг.
- Сержант Локес, начинайте! – прозвучал голос Кинга в воксе.
- Да уже, - раздраженно прохрипел Арио в ответ, - Второй отряд, выберите цели и атакуйте! Прикрывайте первый отряд!
Из своего укрытия за останками рокритовой стены, Маркус снова увидел их. Сгорбленные металлические скелеты со странным оружием в руках, они приближались все так же неспешно, как будто выражая презрение к своим врагам. Их винтовки испускали зеленоватое мерцание, превращающееся в ослепительную зеленую вспышку при выстреле. Вот один из них послал зеленую молнию в одного из бегущих солдат. Выстрел снес ему голову... Хотя было бы правильнее сказать – испарил ему голову. Вот один из них небрежным взмахом одной руки выбил направленный на него лазган у солдата первого отряда, а другой рукой поднял пронзенное тело бедолаги на острие своей винтовки. Вот один из них взмахом странного жезла, усеянного лезвиями, отрубил руку, а затем – голову одного из отставших бойцов, обнажившего против него свой цепной меч.
- Огонь, огонь! – кричал Арио. Хотя напоминать об этом было излишне - укрывшиеся неподалеку воины почти одновременно давали залп за залпом в наступавших чудовищ.
Маркус направил оружие на этого скелета с боевой косой. Тщательно прицелившись в голову, он нажал на курок. Но огненный шар синего цвета с шипением врезался чудовищу в плечо. Выругавшись, Маркус выстрелил еще. Однако и на этот раз он промахнулся – плазменный сгусток вошел гораздо ниже головы, плавя металлическую грудь чудовища. Решив не тратить время на столь тщательный и бесполезный огонь, Маркус плюнул на точность, и просто стал поливать огнем металлического монстра, очередь за очередью. Металл растекся уже во многих местах, однако этот скелет до сих пор продолжал бой. Располосовав свою очередную жертву, он, наконец, обратил взор на Маркуса.
Внутри у Григория все сжалось от странного ощущения пустоты. Что-то было не так конкретно с этим монстром. От него веяло не страхом, как от окружавших его собратьев. Ощущение было сродни обреченности, бессмысленности существования. Точным ударом срубив голову одному из отступавших солдат, он направился прямо на Маркуса.
Как ни странно, Григорий перестал расстреливать его. Он лишь молча глядел на медленно приближающегося железного монстра. Маркусу не хотелось ничего. Вся эта война, вся жизнь – какое все это имеет значение? Зачем ему убивать этого монстра? Чтобы выжить? А что дальше?
В этот момент ослепительное копье алого света пронзила насквозь этого монстра. Покачнувшись, он замер, и упал на колено. Через секунду еще один луч испарил ему голову. Обезглавленный металлический труп с лязгом рухнул на землю, изрядно чадя продырявленной грудью.
И почти сразу же размышления Маркуса прервались. Прервались резко, словно его окатили ледяной водой. Растерянно моргая, Григорий видел, что поверженный железный монстр стал медленно исчезать в зеленоватом мерцании.
- Ты почему не стрелял в него, Грег? – прохрипел рядом Арио, - Хорошо хоть я вовремя заметил его! А то бы он нас обоих покромсал!
Маркус покосился на Арио, перенастраивавшего тяжелый лазган на дальний бой – металлические монстры, поняв бесполезность атаки имеющимися силами, начали отходить. Маркус не знал что ответить. Как он мог объяснить то, чего он сам не понял?
- Заряды кончились, - наконец выдавил из себя он.
- Черт, - выругался Арио, - в следующий раз напомни мне об этом, а то со своей привычной лазеркой все время забываю, что пушкам тоже нужно жрать.
И, не то кашляя, не то смеясь, он бросил Маркусу связку плазменных обойм. Григорий лишь молча кивнул, распределяя их по поясным карманам.
- Сержант Локес, - раздался в вокс-приемнике Арио голос капитана Кинга, - первый отряд занял позицию, и готов прикрывать вас. Выводите второй отряд из боя, и отходите.
- Да, да, уже идем, капитан, - бросил в ответ Арио.

* * *

Железный скелет представлял собой жалкое зрелище. Местами изрешеченный болтерными снарядами, местами расплавленный лазером и плазмой, он искрил и чадил, дергаясь словно в судорогах... И через пару секунд начал медленно истаивать в зеленом мерцании. Оглядевшись кругом, Маркус приметил, что то же самое происходит и с остальными скелетами. Непонятное исчезновение поверженных монстров, поначалу непривычное, некоторых солдат пугало едва ли не сильнее самого боя с ними.
Маркус присел на обломок рокритовой стены, и прикрыл глаза. Нужно хоть как-то передохнуть и собраться с мыслями. Последние несколько часов отряд почти без остановок шнырял по запутанным лабиринтам улиц, то вступая в скоротечные стычки, то подолгу прячась среди руин. Как ни странно, но за эти несколько часов отряд не понес никаких потерь. Им везло... пока.
- Кто-нибудь может объяснить мне, куда деваются эти железные уроды?
- А какая разница? Хоть к дьяволу в преисподнюю - лишь бы не мешались.
- А такая, придурок Кен, что нам бы очень не помешали их пушки! Наши патроны хоть и казенные, но не бесконечные!
Маркус пересчитал оставшиеся заряды для своей плазменной винтовки. Стрелять приходилось не так уж много, и, соответственно, нехватку в боеприпасах он лично не испытывал. Да и попадавшиеся по пути опорные пункты с нетронутыми складами весьма способствовали выживанию отряда.
- Ну, у нас же есть цепные мечи...
- Вот, Кен, сам и иди с голой жопой на них! Эти твари дохнут после целой обоймы, да и то не всегда! А уж на ножах - ты сам видел, что случается с такими придурками! Взык – и рук нет! Взык – и ног нет! Еще раз взык – и головы нет!
Протерев глаза, Маркус подумал, что неплохо будет послать все к чертям, и уснуть на пару суток, когда все это закончится. Впрочем, есть неплохие шансы не дожидаться завершения истории, и уснуть навсегда. Маркус криво ухмыльнулся при этой мысли.
- Эмма, ты...
- Что «Эмма»?! Ну вот что, в жопу, «Эмма»?! Эти твари так и лезут изо всех щелей, и вырезали почти всех наших, как каких-то собак! И ни...
Грохот выстрела болт-пистолета взорвал слух, отскочил от стен, и снова врезал по ушам, пуще прежнего взрывая слух. Маркус подскочил, сжимая рукоять плазмагана. Мысли о сне мгновенно выветрились.
- Рядовой Эмма Лоулайт! Немедленно прекратить истерику! Иначе будете казнены за распространение паникерских настроений!
Маркус глянул на капитана Кинга с легким удивлением. До сих пор ему казалось, что этот офицер вообще не способен на проявление каких бы то ни было эмоций. Сейчас же лицо было перекошено от гнева, да и сам он был похож на изготовившегося к прыжку тигра.
- Вам все понятно, рядовой?!
Эмма растерянно молчала. Капитан угрожающе шагнул к ней, взводя курок болт-пистолета.
- Не слышу!!! – едва не оглушил всех присутствующих своим ревом Кинг.
Наконец, к Эмме вернулась ее привычная озлобленность.
- Да, капитан, я поняла вас! Уверяю, больше такого не повторится! Сэр! – выплюнула она сквозь стиснутые зубы, так и пылая гневом, проступившим багровой краской на ее лице.
Обменявшись с Эммой злобными взглядами, Кинг отвернулся, и вернул свое оружие в кобуру.
- Не забывайте о нашей главной цели на данный момент, - обращался Кинг теперь уже ко всем, вернув прежнее самообладание, - если хотите выбраться отсюда живыми, не позволяйте страху овладеть собой. В противном случае или будете убиты врагом, или будете казнены.
Можно подумать, найдутся идиоты, горящие нежеланием выбраться отсюда. Слова о казни были излишними, думал Маркус. Хотя, если брать в расчет истеричную Эмму – может, и была тут какая-то доля правды. Григорий посмотрел на нее. Прямо-таки бешеная девка, каким-то неведомым образом попавшая в армию. Сочетая в себе все необходимые воину черты характера, она, тем не менее, не могла пойти против своей сути. Она была и остается женщиной. Пусть храброй и отчаянной, но все же женщиной. Со всеми слабостями, вшитыми в ее женский разум. Нет, Маркус достаточно долго был солдатом, и повидал много воинов-мужчин, отчаянных храбрецов с самых разных планет – от ледяных пустошей до миров-ульев. Но мало кто из них мог бы своей свирепостью соперничать с Эммой. Но где гарантия, что в следующий раз ее истерика не окажется фатальной как для нее самой, так и для всего отряда?
- Отряд, продвигаемся дальше, - скомандовал Кинг.
Подгоняемые сержантами, все прочие солдаты, более-менее организованно, стараясь не суетиться и сохранять боевой порядок, двинулись дальше по каменным джунглям. Медленно, но верно, они шли к своей цели. К космопорту.

* * *

Словно муравьи в каменном лабиринте, небольшой отряд осторожно, шаг за шагом преодолевал расстояние, разделяющее их от спасения. Нервы у всех были на пределе. И было от чего. Порой железные монстры бесшумно появлялись из-за угла, скользя над землей. Порой они появлялись прямо из-под земли, разбрызгивая фонтаны грязи и камня. Боеприпасы и медикаменты были на исходе, и пополнить их было невозможно: исчезли любые намеки на пребывание здесь каких-либо воинских формирований. Склады на опорных пунктах пустовали, боевые машины, еще недавно во множестве рассекавшие по этим местам, словно в воду канули.
Но что пугало малочисленный отряд больше всего – так это отсутствие тел погибших воинов монстров и людей. И если исчезновение монстров они худо-бедно могли объяснить использованием каких-то неведомых телепортов, то отсутствие человеческих трупов оставалось для них необъяснимым феноменом. Ведь еще совсем недавно улицы были усеяны телами павших.
Впрочем, оставались они в неведении не так уж долго. На очередном обнаруженном опорном пункте они напоролись на странных существ, внешне напоминающих жуков, только размером со среднего пса. Не обращая на вооруженных людей никакого внимания, они летали от трупа к трупу, растворяя тела в разрядах зеленых вспышек молний. Капитану Кингу вновь пришлось пригрозить смертным приговором особо несдержанным солдатам, порывавшихся уничтожить этих мерзких существ, надругающихся над телами их павших товарищей.
- Командир, как мы можем так просто закрывать глаза на это кощунство? Почему мы не можем перестрелять их? – недовольно ворчал один из них.
- Потому, солдат, что на их крики сбегутся все окрестные железяки, и тогда не поздоровится всем вам, - Кинг положил руку на рукоять своего болт-пистолета, - да и много ли у тебя патронов, чтобы стрелять в каждого встречного-поперечного просто потому, что он тебе не нравится?
Не имея аргументов против столь убедительных доводов Кинга, а может, против его еще более убедительного болт-пистолета, солдаты мрачно молчали. Маркус лишь усмехнулся. Интересно, были бы они столь же решительны, будь на месте относительно мирных жуков смертоносные железные скелеты?
Тем не менее, отряд продвигался дальше, все ближе к спасительному космопорту. Маркуса не оставляло смутно ощущение неправильности происходящего. Все было как-то... слишком легко. Да, они потеряли нескольких солдат в прошлых стычках. Да, у них вот-вот закончатся боеприпасы. Но почему враг с таким завидным упорством не желает замечать почти дюжину вооруженных до зубов людей, явно куда-то спешащих? Случайные встречи с мелкими патрулями Маркус не принимал в расчет – пара-тройка медлительных скелетов ничего не могли противопоставить слаженному огню десятка стволов. Впрочем, порой попадались довольно быстрые и опасные экземпляры, у которых вместо ног были, судя по всему, антигравитационные платформы. Они парили над землей, перемещались со скоростью, не уступающей любой быстрой бронемашине, и, судя по всему, как раз таки исполняли роль боевой техники в армии железных скелетов.

Спустя несколько часов напряженной беготни среди каменных руин, отряд внезапно остановился, когда один из ведущих бойцов предостерегающе вскинул руку.
- Что случилось? – спросил подошедший капитан Кинг.
- Капитан, там, впереди... – солдат вновь бросил взгляд на ауспекс - Там что-то есть.
- Что именно, сержант, там есть? – нахмурился Кинг. Подобного рода проявления неопределенности и неуверенности всегда раздражали его.
- Я бы и сам был бы рад знать, капитан, - солдат нажал несколько кнопок на приборе, - Ауспекс уловил какое-то едва заметное движение, а затем оно исчезло.
- Другие выжившие? – предположил Кинг.
- Вряд ли, сэр, - ответил сержант, пряча прибор в поясной карман, - Неизвестные явно пытались максимально замаскироваться. Впрочем, все возможно. Нужно проверить, что там все-таки на самом деле происходит, капитан.
- Хорошо, сержант Агерий. Возьмите нескольких человек, и разведайте обстановку. Мы закрепимся на этой позиции, и будем держать с вами связь.
- Выполняю, командир, - кивнул Агерий, - Джокович, Маркус, Микато, за мной.
Григорий помрачнел, услышав свое имя. Чаще всего доставалось больше всего неприятностей как раз таки разведывательным командам, сующим голову в бочку горящего дерьма. Маркус знал о чем говорил – простреленное в одной из прошлых кампаний плечо до сих пор временами давало о себе знать. В тот раз из всей команды выжил только он, да и то по чистой случайности – снаряд тяжелого болтера не взорвался внутри плеча, как было положено, а прошел насквозь, и рванул уже за спиной. Что до товарищей Маркуса, то от них мало что осталось. Буквально. Болтерное оружие превращает человеческое тело в кровавые ошметки, не оставляя никаких шансов опознать погибших. Во всяком случае, визуально.
- Ну что, Грег, идем в пылающую пасть неизвестности? – усмехнулся Джокович, заряжая полуавтоматический карабин новой обоймой.
Маркус снял плазмомет с предохранителя. На всякий случай тоже зарядил его новой обоймой. Проверил выхлопные трубы.
- Скорее уж в пылающую бочку дерьма, Кен, - наконец ответил он, еще более мрачнея.

* * *

- И... Что? Это здесь? – недоумевал Джокович, осматриваясь кругом, - Да тут одни лишь руины да какой-то мусор.
- Не расслабляйся, Кен, - ответил Агерий, настраивая ауспекс, - Ты сам видел, какие фокусы умеют творить эти скелеты.
Все четыре солдата стояли посреди одного из многочисленных дворов, почти как две капли воды похожих друг на друга. Несколько приземистых жилых домов, парковка, спортивная площадка, служебные здания... И ни души.
- Сержант Агерий, что там у вас? – раздался голос Кинга сквозь треск помех вокс-передатчика.
- Чисто, сэр. Мы все осмотрели. Возможно, просто приборы барахлят. Тем не менее, продолжаем разведывать местность.
- Все-таки, Кен, мы, так или иначе, окружены врагами, - тихо произнес Микато, ощупывая дверь одного из одноэтажных служебных зданий.
- Ай, да брось, Казуки, тут ежу понятно, что ничего нет, - отмахнулся Джокович.
- Что такое еж? – заинтересовался Микато, продолжая изучать дверь.
- Ну, еж – это... – начал было Джокович.
- Сержант, за этой дверью что-то есть. Какой-то склад, - резко оборвал его Микато.
Джокович бросил на Микато испепеляющий взгляд. Маркус тоже осуждающе покосился на него. Этот узкоглазый однополчанин отличался редкостной паранойей, и никогда не умел говорить человеческим языком, часто поневоле провоцируя конфликты.
- Почему ты так решил? – спросил Агерий, обходя здание кругом.
- Метки на дверях, сэр. Такие оставляют обычно на скрытых складах, - Микато провел пальцем по каким-то мелким узорам, проходящим над дверной ручкой.
- Так давайте взломаем! – выпалил Джокович, прицелившись в замок.
- Нет нужды, Кен, - бросил Микато, открывая дверь.
- Она не заперта? – удивился Маркус, невольно наведя ствол плазмомета в темноту дверного проема.
- Видимо, до нас уже побывали здесь, - предположил Микато, исчезая внутри.
- Джокович, останься здесь, предупредишь нас, если что, - сказал Агерий, уходя в темноту здания вслед за Микато, - Маркус, идешь с нами. Будь начеку.
Стиснув зубы и крепче сжав рукоять плазмомета, Григорий последовал за ним. Однако, внутри мигнули и засияли лампы, что говорило хотя бы об отсутствии опасности как таковой. Вряд ли враги стали бы встречать их таким образом. Шагнув за порог, Маркус увидел ряды длинных стеллажей, доходящих до потолка. Все они были заставлены разнообразными металлическими ящиками с эмблемами сил планетарной обороны.
- Похоже, тут и впрямь склад, - пробормотал Маркус, опуская пламомет.
- Сержант Агерий, доложите, - снова затрещал голос Кинга по воксу.
- Капитан, нашли неизвестный военный склад, - ответил Агерий, наблюдая, как Микато вскрывает один из ящиков.
- Пустой? – даже сквозь помехи в голосе Кинга отчетливо улавливались нотки раздражения.
Микато наконец открыл ящик, и достал оттуда новенький лазган. Обменявшись с Агерием многозначительными взглядами, он вскрыл еще один, на соседнем стеллаже. На этот раз в ящике оказались гранаты, аккуратно разложенные в ударопоглощающих гнездах.
- Нет, сэр... Тут полно оружия и боеприпасов, - ответил наконец Агерий, окидывая взглядом многочисленные ряды стеллажей с ящиками.
- Что насчет подозрительных передвижений? – с явной настороженностью в голосе спросил Кинг.
- С этим все чисто, сэр. Абсолютно ничего, пусто, - Агерий на всякий случай еще раз сверился с ауспексом.
- Хорошо, - после долгого молчания неуверенно протянул Кинг, - Мы направляемся к вам. Займите оборону, и дожидайтесь нас. Смотрите в оба.
Тем временем Маркус тоже вскрыл один из ящиков. Сорвав внутреннюю защитную пленку, он обнаружил там несколько коробок с пулеметными лентами. Молча постояв некоторое время, уставившись в открытый ящик, Маркус как-то неожиданно для себя вспомнил один забавный случай из прошлой военной кампании, перед каким-то важным сражением. В тот день всему полку тоже не хватало боеприпасов, и огромная колонна грузовиков привезла им все необходимое... И один из солдат в шутку произнес: «Ого, кормите нас боеприпасами на убой, да?».
Как интересно звучали бы эти слова сейчас, подумал Маркус.

* * *

- Показывайте, сержант, - бросил капитан Кинг, входя на склад.
- Ну, как сами видите, сэр, - пожал плечами Агерий, - Это место прямо-таки ломится от полезного снаряжения.
- Но почему это единственный нами найденный нетронутый склад? – вмешался Микато.
- Да какая тебе разница? Дареному коню в зубы не смотрят, - раздался из-за стеллажей приглушенный голос Джоковича.
- Мда, не смотрят... – задумчиво протянул Кинг, - Командиры отрядов, внимание. Второй отряд – установите тяжелое вооружение на стрелковых позициях, займите оборону по периметру. Первый отряд – организуйте раздачу снаряжения. Как закончите – немедленно доложите мне. И поспешите – мы все еще в захваченной врагом территории, не забывайте об этом.
Через каких-то пару минут мрачный дворик вскипел жизнью. Десяток солдат разбежались к соседним зданиям: кто устанавливал тяжелые орудия на первых этажах, кто взбирался на крыши и настраивал снайперские винтовки, кто ушел в соседние улицы для наблюдения за местностью. Оставшиеся воины спешно выгружали боеприпасы и снаряжение со склада, и попарно несли тяжелые ящики своим окопавшимся товарищам.
На правах стрелка отряда огневой поддержки, Маркус удобно устроился за окном второго этажа какого-то, судя по всему, административного здания. В комнате, откуда он наблюдал за узкими проходами во внутренний двор, имелось достаточно много свидетельств былой деятельности местных бюрократов: длинные ряды столов, сплошь заставленные печатными машинами, аккуратные ряды перевязанных лентой свитков в распахнутых сейфах, свисающие из-под потолка гобелены с эмблемами разного рода органов правительственного аппарата. Обычный трудовой кабинет служащих Администратума. Только разве что нигде нет изображений Аквилы – двухголового орла, символа Империи Человека.
Маркус в который раз за день протер уставшие глаза. Что ж, подумал он, за это отвержение от Империума, предатели и поплатились. И тут же усмехнулся своим мыслям, когда взгляд его упал на капитана Кинга, расположившегося у окна здания напротив. Поплатились все. Ведь наверняка именно грызня человека с человеком разбудила этих подземных монстров, наводнивших город и окрестности. Может быть, это проявление гнева Бога-Императора? Может быть, эти существа – орудия Его гнева, и Он карает таким образом непослушных, которые вместо того, чтобы объединиться против ксеносов и еретиков, заняты братоубийственной войной?
Мысли посетившие Григория, не очень-то ему и нравились. Его не спрашивали, хочет он служить в рядах воинства человечества, его не спрашивали, верит ли он в идеалы Империума, его не спрашивали ни о чем. Ему лишь приказывали подчиняться под страхом смерти. И он подчинялся. Волей-неволей. Так к чему все эти рассуждения о Воле Императора? К чему мысли о единстве человечества? Все люди, все человечество – лишь пешки в чьих-то всемогущих руках. И обладатель этих рук вспоминает об идеалах Империи Человека лишь тогда, когда это выгодно лишь ему. Интересно, кто же обладатель этих рук? Император? Его наместники?
Маркус покачал головой, и похлопал себя по щекам. Сделал пару глотков прохладной воды из фляжки. Надо при первом же случае проспаться, а то эти мысли с ума его сведут.
Вернув фляжку на место, Григорий вдруг уловил в отдалении мерный рокот. Маркус замер, весь превратившись в слух. Похоже на моторы и лязг гусениц. Неужели это...
- Капитан, к нашей позиции приближается танк класса «Леман Русс», - прошипел в воксе один из членов разведгруппы.
- Ничего не предпринимайте, - голос Кинга сейчас походил на звон металла, - Не показывайтесь, и продолжайте наблюдение.
- Есть, капи...
Разведчик так и не успел закончить фразу – связь неожиданно оборвалась. Маркус растерянно покрутил манипуляторы вокса. Даже постучал по наушникам, несмотря на осознание глупости этого жеста. Ничего. Лишь трещал помехами эфир. Похоже, вокс-передатчики заглохли у всех солдат. Во дворе явно занервничали – солдаты прекратили раздачу, и зачем-то побежали к укрытиям. Маркус не мог расслышать, что там кричат сержанты – неестественно громкий шум приближающейся машины усиливался. И тут началось.

* * *

Сначала с неба в центр двора ударил ослепительный зеленый луч. Ослепительный буквально – Маркус с минуту не мог различить ничего, кроме изумрудного света, заполнившего все вокруг. И в эту минуту сокрушающий грохот снарядов ударил по стенам, взрывая камень и слух. В один миг поняв, что происходит, Маркус бросился по лестнице вниз, к черному ходу из здания.
Засада. Засада. Засада. Эти слова так и мелькали в мыслях, заставляя бежать. Ослепляющий луч с неба, подконтрольные монстрам боевые машины, заглохшая связь, даже нетронутый военный склад – все это было заранее уготовленной мышеловкой, в которую все они попались. Бесполезно оставаться и принимать бой – ясно, что враг намного сильнее.
Рывком открыв металлическую дверь, Маркус увидел, что свет уже исчез, но вместо него обзор почти полностью закрывает зеленоватый туман. Григорий слышал грохот пушек, стрекотню болтеров, крики товарищей, но ничего толком не мог разглядеть сквозь этот цветной дым.
Буквально в паре метров от себя, Маркус отчетливо различил треск беспорядочной стрельбы лазганов. Решив, что хуже уже быть не может, он осторожно побрел на звук, напряженно всматриваясь в туман через прицел плазмагана. И, наконец, разглядел ссутуленные силуэты этих монстров. Маркус попытался было их обойти, но по шлему чиркнул раскаленный луч лазгана. Проклятье. Похоже, эти скелеты стали его щитом от дружеского огня. Обойти их – пристрелят свои же, не обойти – рано или поздно все равно пристрелят. Решив, что иного выхода нет, Маркус медленно попятился назад, продолжая удерживать на прицеле своих «защитников». Но едва Григорий сделал каких-то пару шагов, как чья-то неестественно сильная рука сжала его плечо, и швырнула в стену ближайшего дома. Однако удара о камень не последовало – вместо этого Маркус пролетел через окно первого этажа, и, в сопровождении десятков стеклянных осколков, рухнул на пол, проскользив еще несколько метров. Где-то глубоко в спине ухнула боль от старых ран – похоже, лекарство Эммы скоро перестанет действовать. Почти сразу же стена разлетелась на мелкое каменное крошево, и в комнату вошел один из этих скелетов. Остановившись в образовавшемся проеме, он воззрился Маркусу в глаза.
Этот был точной копией монстра, которого Григорий уже встречал, кажется, вечность назад. Руки сжимали искрящуюся зелеными молниями боевую косу, и, в отличие от большинства скелетов, он не был ссутуленной пародией на человека, тащившейся шаркающей, вялой походкой. Напротив – он очень походил на обычного человека. Даже черты металлического лица, похоже, были добросовестно скопированы с людей.
Рука Маркуса, потянувшаяся было к болтающемуся на груди плазмагану, замерла на полпути, когда он встретился взглядом с железным... монстром... нет... скорее – человеком... Вновь то же ощущение абсолютной бессмысленности всего и вся... Вновь ощущение отчаяния и обреченности... И голос...
- Ты... Ты... Ты... – шептал монстр, медленно приближаясь к Маркусу.
Григорий готов был поклясться, что металлические челюсти чудовища не двигались. Но голос продолжал звучать.
- Ты... Идем... С нами... – монстр остановился перед Маркусом, и протянул ему руку.
Да... Уйти с ним... С ними... Это все, что хотелось сейчас Григорию. Все, что когда-либо происходило в этом суетном мире – все померкло, и стало глупой мышиной возней. Ради чего все это? Зачем так мучаться? За что он сражается? За что? За Императора? За себя? За человечество? За своих близких? За своих близких... За своих близких! За своих близких!!!
Не сознавая что делает, Маркус резко отскочил в сторону, и, даже не пытаясь подняться на ноги, разрядил всю обойму в бездушного монстра. Слишком поздно среагировавший, железный скелет рухнул с расплавленной грудью. Но даже под непрекращающейся стрельбой вопящего Маркуса, он привстал на четвереньки, и пополз к обезумевшему солдату. Большинство плазменных разрядов не находили цели, но несколько все же попали в монстра, размазывая ставший жидким металл по стенам и полу. Скелет снова рухнул, потеряв опору ног. Однако теперь уже на искрящихся руках, метр за метром, он медленно подползал к Маркусу.
- Умри, умри, умри, тварь!!! – исступленно вопил Григорий, не замечая, что температура плазмагана превысила всякие мыслимые нормы, и оружие вот-вот взорвется.
Уже представляя собой скорее гротескный силуэт, размазывая свое расплавленное тело по каменному полу, и искрясь словно петарда, монстр уже был почти мертв, как вдруг плазмаган Маркуса замолчал. Трясущимися руками продолжая сжимать оружие, даже не думая сдвинуться с места, Григорий полубезумным взглядом смотрел на медленно подползающее оплавленное тело.
- Нет... Ты... Не понимаешь... – прошептал железный монстр, и замер, опустив голову, в нескольких шагах от Маркуса.
И медленно стал истаивать в изумрудном сиянии.
Снаружи кипел бой, рвались снаряды, погибали солдаты, но теперь Маркуса это не волновало. Теперь он знал, за что сражается.

blazer910 добавил:
- Быстрей, быстрей, быстрей!
Темная улица, временами озаряемая вспышками выстрелов. Размазанные силуэты, некоторые мчатся, спотыкаются, поспешно встают, и мчатся дальше; некоторые идут неспеша, бросая зеленый отсвет на мрачные стены. Короткие, но очень яростные схватки, переходящие в рукопашную. Железные скелеты, идущие отовсюду. Спешка. Бегство.
- Грег, сзади!
Не останавливаясь, Маркус обернулся, и выпустил короткую очередь в преследователей. Вспыхнул ствол болтера, выплевывая снаряды, похожие на огненные шары. Со свистом прорезав воздух, они вонзились в металлическую плоть получеловека-полузмеи, и отшвырнули его к сброду более медлительных тварей из железа.
Так же на ходу, не сбавляя темпа, Маркус быстро сменил обойму болтера, подобранного у трупа Астартес. Плазмаган, спасший Григорию жизнь, не выдержал недавней нагрузки, и раскалился до предела, грозя вот-вот взорваться. Несмотря на отчаянную ситуацию, от него пришлось избавиться, заменив на первое попавшееся оружие, более-менее эффективное против этих монстров. Лазганы и прочие распространенные среди простых гвардейцев виды пушки были либо слишком громоздки для быстрого бегства, либо исчезающее неэффективны против железных скелетов.
- Черт, Кен, гранату в них!
Едва Джокович успел швырнуть смертельный снаряд в идущих навстречу монстров, весь отряд нырнул в ближайшую подворотню. На несколько секунд ночь превратилась в день, озаряемый неестественно яркой вспышкой взрыва.
- Это что? Мельта-бомба? – прохрипел Арио.
- Других не осталось, - развел руками Кен.
- Камешков у него не осталось – перешел на алмазы. Дурень, - прошипела Эмма.
- Альтернативу найди, да! – огрызнулся Кен.
Несмотря на столь тяжелое положение, все четверо, включая Маркуса, были абсолютно спокойны, и даже не запыхались.
- Пошли! – махнул рукой Арио, едва сияние импровизированного солнца ослабло.
Маркус чувствовал, как сила переполняет его, едва не доводя до исступления. Разум был холоден и остр, тело – послушно и стремительно. И остальные - Маркус был уверен - ощущали то же самое.
- И давно ты этим промышляешь, Эмма? – поинтересовался Джокович.
- Меньше болтай, придурок, и побереги силы – через час наркотик испарится, и они тебе ой как понадобятся.
- Беречь силы? Здесь? – Кен явно повеселел.
Эмма ответила лишь молчанием.
Конечно, Маркус знал, что некоторые не чистые на руку гвардейцы приторговывают наркотиками, или, выражаясь политкорректнее, стимуляторами. Многие солдаты, и Григорий не исключение, нелегально затоваривались столь занятными штуками. И тому было вполне логичное обоснование: не хочешь трястись от страха, не хочешь быть слабаком и трусом в сердце схватки – прими на грудь немного ценного вещества перед боем. Не особо блиставшие силой и храбростью превращались в отчаянных сорвиголов, сильных, умных и, как ни странно, почти неуязвимых. Но – лишь на короткое время, после чего наступали неприятные последствия, вплоть до смерти.
Однако, Маркус никогда бы не заподозрил Эмму в распространении наркотиков. Он и сам толком не понимал, с чего это он так решил. Возможно, все дело в каких-то наивно-детских предубеждениях о безобидности женщины, тем более медика. Сам-то он покупал вещества у таких отморозков, что порой диву давался, как их еще никто не уличил.
- Арио, - подала голос бегущая чуть правее Эмма.
- Что?
- Они... Они все мертвы?
Секундное молчание, лишь легкий топот бегущих людей.
- Ты сама все видела. Никто бы не выжил.
- Да.
Больше никто не разговаривал. Это было настоящим чудом, что они вырвались из той бойни. Если бы не стимуляторы, вряд ли выжившая четверка имела бы хоть какие-то шансы избежать смерти.
- Я уже вижу огни! Ускорим темп! – спустя некоторое время пролаял Арио.
- Да мы и так вроде не на утренней пробежке, - съязвил Джокович.
Через пару минут Маркус тоже увидел сигнальные огни космопорта. Если повезет, они проживут еще пару десятков лет на службе Империума. Ну, или до следующей серьезной переделки. Если же нет... Маркус стиснул зубы. Он никогда не был верным солдатом Империума. И рисковать жизнью ради абстрактного человечества тоже не особо-то и рвался. Но у него есть дом, есть семья. Разве не ради своей семьи он борется с врагами империи? Разве не он и миллионы таких же, как он, сражаются с врагами империи, стремясь защитить своих близких? Разве человечество не начинается с отдельно взятого человека и его близких? И что будет с близкими солдат Империума, если они проиграют вечную борьбу с чужаками, мутантами и еретиками? От картины хаоса и разрушения, учиненные над его родным домом, Маркус пришел в ярость, но стимулятор быстро взял под контроль его эмоции.
Озарение, снизошедшее на Маркуса в момент, когда он стоял перед лицом смерти и был готов сдаться, вряд ли теперь когда-нибудь его оставит. Ведь тот, кто защищает Империум – защищает человечество. А тот, кто защищает человечество – защищает близких ему людей. Вот ради чего стоит бороться, вот ради чего можно отдать жизнь. Но мертвыми они мало послужат Империуму. Поэтому сейчас нужно выбраться из этого места. Из места, где продолжать борьбу бессмысленно и даже глупо.

* * *

- Что? Никого? Да ты рехнулся! – скорее прорычал, чем, как обычно, прохрипел, Арио.
- Можешь сам глянуть, - пожал плечами Джокович.
- Давай сюда.
Несколько минут царила тишина, изредка прерываемая легким жужжанием визора.
- И? – наконец подал голос Джокович.
- Действительно никого... – растерянно пробормотал Арио, возвращая визор.
- Но это же идиотизм! – раздраженно прошипела Эмма, - Какой нормальный командир оставит космопорт без охраны?!
- Ну, если учитывать наших командиров – то они либо уже мертвы, либо давно смылись отсюда, - протянул Джокович.
- А командиры этих тварей, похоже, имеют совершенно другую цель, более важную, чем удержание космопорта, - продолжил Маркус.
- Так, все, ребята, давайте без этих пустых рассуждений, - вмешался Арио, - Дареному коню в зубы не смотрят, потому давайте по-быстрому идем до вон той «Валькирии», и сматываемся отсюда куда подальше.
- А если это засада? – мрачно спросила Эмма.
- На кого? На нас, жалкую горстку солдат? – удивился Джокович.
- Нет, дурень, засада на всех, кто хочет спастись через космопорт, - злобно сверкнула глазами Эмма, - Все равно, что встать у единственной двери и убивать выбегающих через нее.
- Как бы то ни было, Эмма, выбора у нас нет, - Арио поднялся на ноги, - Так что идемте, и хотя бы попытаемся выбраться отсюда.
Четыре неясных тени перемахнули через металлическую решетку-забор, и помчались к яркому кругу, в центре которого их ждала «Валькирия». Аэрокосмический транспорт и, по совместительству, мощная боевая машина. Боевая машина... Маркус остановился.
- Стойте.
Остальные тоже замерли, и удивленно на него посмотрели.
- Да что еще? – прохрипел Арио.
- Вы помните пустые танки, которые атаковали нас?
Секунду никто не мог произнести ни слова. До того они были сбиты с толку.
- Э. Как-то не подумал об этом, - почесал затылок Джокович.
- Ты думаешь, что и наши самолеты?.. – протянул Арио.
- А почему бы и нет? – Маркус взглянул на сверкающую в нескольких десятках шагах «Валькирию».
- Ребята, – чуть слышно прошептала Эмма, глядя куда-то в темноту космопорта.
- Эмма? – удивленно обернулся Джокович, - Эмма, что случи...
Но договорить он не успел. Откуда из темноты выскочил парящий над землей металлический получеловек-полузмей, и едва уловимым движением отсек ему голову. Тьма, окружавшая космопорт, наполнилась зеленым вспышками, и прямо из-под земли начали появляться смертоносные железные монстры. Змей, убивший Джоковича, развернулся было к растерянной Эмме, как вдруг одновременный залп болтеров Арио и Маркуса прошил насквозь его голову, и монстр с оглушительным лязгом рухнул, окутавшись зеленым мерцанием.
- ЧЕРТ!!! БЫСТРО ЗА МНОЙ!!! – прорычал Арио, превозмогая боль в горле, - Маркус, к кораблю, живо!!!
Не долго думая, Григорий сгреб в охапку застывшую Эмму, и бросился к «Валькирии». Позади затрещал болтером Арио, прикрывавший своих товарищей. Бухнула граната. Через секунду – зашипела мельта-бомба. Еще через секунду раздался металлический скрежет погибающих монстров.
- Быстрее, Маркус, заводи эту штуку!!! – орал Арио невесть откуда взявшимся голосом.
Вбежав по трапу внутрь корабля, Маркус хотел было положить Эмму на металлический пол, как вдруг ее взгляд снова стал осмысленным, и она вырвалась из его объятий, сыпя отборнейшими ругательствами.
- Здесь должна быть пушка! – единственная осмысленная фраза, проскочившая сквозь ее стену непечатных выражений.
- Маркус!!! Заводи эту штуку! – раздался крик Арио сквозь стрельбу и взрывы.
Похоже, он решил пустить в ход весь оставшийся боезапас. Однако почему он все еще жив? Решив поразмыслить об этом на досуге, Маркус рывком открыл дверь в кабину пилота. Множество рычагов, кнопок, сигнальных ламп поначалу сбили его с толку: знания, оставшиеся с курса обучения базовым навыкам пилотирования еще со времен службы в рядах Сил Планетарной Обороны родного мира, были запрятаны глубоко в недрах памяти.
- Проклятье.
Тем не менее, Маркус сел за штурвал первого пилота, и потянул на себя один из рычагов, которые, как он помнил, отвечали за пуск двигателей. По переборкам корабля прошла дрожь, и донесся низкий гул, с каждым мигом слышимый все четче. В тот же миг загрохотала многоствольная автопушка. Похоже, Эмма нашла что искала.
Взглянув наконец в лобовое стекло, Маркус узнал причину, по которой Арио все еще был жив. Металлические монстры, во множестве обступавшие космопорт со всех сторон, не имели стрелкового оружия – у всех вместо рук хищно сверкали косы и лезвия. Только они могли появляться в самых неожиданных местах, вылезая из-под земли. Неудивительно, что стрелки еще не подоспели на место событий. Откуда-то сверху, видимо с крыши корабля, потянулись огненные росчерки снарядов автопушки, и первые ряды железных монстров скосило шквальным обстрелом.
На панели замигали какие-то лампочки, о предназначении которых Маркус мог лишь догадываться. Но одна из них, сверкавшая надписью «Готов», все же явно гласила о готовности корабля к взлету.
- Арио! Давай внутрь! – сказал Маркус через внешний динамик.
Напоследок обдав наступающих монстров еще одной очередью из болтера, Арио бросил разряженное оружие, и побежал к трапу. Однако, когда до спасительного корабля оставалось пробежать какой-то десяток шагов, воздух позади Арио задрожал и пошел маревом.
- Не уйдешь! – промелькнул в мыслях Маркуса чей-то чужой голос.
И Арио резко приподнялся над землей, фонтаном разбрызгивая кровь из пронзенной груди. Через секунду его голова слетела с плеч.
- Арио!!! – раздался крик Эммы откуда-то из недр корабля.
В тот же миг огненные снаряды автопушки загрохотали вокруг обезглавленного трупа, выбивая камень из земли. И хотя враг не был видим, пули нашли свою цель: вспыхнув ярко-зеленой молнией, над телом Арио появился металлический змей с туловищем гуманоида и бритвенными лезвиями вместо пальцев. Шквальный огонь впечатал его в землю, и беспощадно разорвал на куски, превратив в дымящуюся кучу металлолома.
Маркус потянул на себя второй рычаг. Массивный корабль величественно поднялся над железными монстрами, медленно развернулся вокруг своей оси, нещадно поливая копошившихся вокруг скелетов огнем спаренной автопушки, и стремительно взмыл к небесам.

* * *

Исполинских размеров космический корабль в форме пирамиды медленно подходил к планете. Рядом с ним держались более мелкие звездолеты: черные кубы, сверкавшие при свете местной звезды. Корабль-пирамида, словно некий великий владыка в сопровождении свиты, величественно спускался на терзаемую войной планету, чтобы раз и навсегда освободить ее от гнета жизни. Вот от черно-зеленого флота отделился один из «кубов», и неспешно продрейфовал к чужаку, творению ненавистных живущих: к кораблю класса «Валькирия», обреченно застывшему неподалеку. Маленький и ничтожный по сравнению с черным гигантом, он дрожал, пытаясь сдвинуться с места, но безуспешно: дух машины был полностью порабощен древней расой мертвецов.
В кабине были двое: мужчина и женщина, чье безжизненное тело тряпичной куклой валялось на сиденье второго пилота. Время от времени сноп искр выпадал из ее дымящегося кресла, и тогда она вздрагивала, словно пытаясь встать на ноги или поправить шлем. Но время шло, а женщина так и оставалась на месте, и ее бессмысленный взгляд был направлен в темноту космоса, озаряемого вспышками зеленых молний. Больше она никогда не сможет двигаться. Ее тело навеки останется в этом кресле. Она была мертва.
Мужчина же, сидевший в кресле первого пилота, казалось, мало чем отличался от остывающего трупа на заднем сиденье. Все тот же остекленевший взор, направленный в одну точку, все та же судорога, временами проходившая по его телу. Но он дышал. То затихая на несколько минут, то судорожно и часто, но все же дышал. Было ясно, что он жив. Было ясно, что его взор направлен куда-то внутрь, в глубину своей души. Было ясно, что внутри он ведет самый ужасный бой. Бой за собственную душу.

* * *

- Кто здесь?
Тишина. Лишь эхо вторило Маркусу, разнося свои отзвуки по черным стенам большого зала. Помещение тонуло во мраке, однако Маркус каким-то шестым чувством осязал кого-то впереди, в нескольких шагах от себя.
- Кто здесь? – повторил Маркус, с нарастающей тревогой.
Что-то здесь не так. Как он здесь очутился? Сколько времени уже прошло с последнего воспоминания? И что вообще происходит?
«Беспокойство. Тревога. Страх. И панический ужас, готовый вот-вот охватить разум. Это ведь ты чувствуешь сейчас? Это ведь занимает тебя сейчас?».
Маркус вздрогнул и побледнел. Это были не его мысли. Кто-то думал вместо него. Или вместе с ним.
«Страх... Зачем так бояться? Какую опасность может нести страх? Жалкая эмоция, одна из болезней живущих. Впрочем, вы и так уже больны. Эпидемия поистине вселенских масштабов. Эпидемия жизни».
Это говорило оно. То существо... нет... та сущность впереди...
Слабость овладела телом Маркуса, и он едва не рухнул на чернокаменный пол. Сотрясаясь от охватившего ужаса, он отступил на шаг, отчаянно пытаясь разглядеть хоть что-то в кромешной тьме. Но куда бы Маркус ни посмотрел, взгляд все равно возвращался к размазанному пятну чьей-то сущности впереди.
- Кто... Кто ты? КТО ТЫ?! – выдавил из себя Григорий, едва не срываясь на истерический крик.
Темнота впереди колыхнулась, пошла рябью, и вобрала в себя все вокруг. Маркус разглядел стены, вытянувшиеся самым неестественным образом, увидел себя со стороны, рухнувшего на пол, и задыхающегося от страха.
«Неправильно. Лучше спроси СЕБЯ кто ТЫ такой».
Ослепительная вспышка, нарастающий гул, и звон бьющегося стекла. И падение, падение, падение куда-то во мрак, в глубокий колодец видений и воспоминаний...
Полчища железных скелетов, идущих на него. Глаза их сверкают зеленым огнем, оружие изрыгает молнии, движения быстры и точны. Они прошли мимо, не обратив на него ни малейшего внимания. Маркус стоит среди них, в этом железном потоке смерти. Чья-то металлическая рука легла ему на плечо. Обернувшись, Григорий увидел перед собой железного воина, мало чем похожего на тех, что тысячами шли мимо. Воин был высок, строен, а черты металлической маски отдаленно напоминали человеческие. И если в глазах прочих скелетов не было ничего, кроме зеленых ламп, то в бездушном взгляде этого воина что-то застыло. Не ярость, присущая прирожденным воинам. Не мудрость, накопленная веками. Не ненависть, которую испытываешь к врагу. Лишь отдаленное подобие холода и твердой уверенности в верности своей цели. Цели, заключенной лишь в одном – в избавлении вселенной от гнета жизни.
Не убирая руки с плеча Маркуса, воин протянул ему черную косу, сверкающую зелеными молниями. Слегка удивленный, Григорий протянул руку к оружию... И увидел, что его рука тоже железная. В панике, Маркус посмотрел на свое тело. Оно почти полностью было из металла, а между теперь уже железных ребер сверкало его новое сердце – сгусток зеленого света, искрящее такими же зелеными молниями.
Маркус закричал. И тут же видение исчезло, уступив место цветному водовороту лихорадочного бреда.
Картины из прошлого и бредового будущего стремительно мелькали перед воспаленным разумом. Но вот одна из них проступила яснее прочих...
Разгар битвы. Полк имперской гвардии, идущий в наступление. Поле, перепаханное снарядами артиллерии, гусеницами танков и стопами титанов. Непрекращающаяся стрельба, оглушительный рокот штурмовой авиации, ужасающая поступь огромных машин, от которых земля содрогается под ногами.
Псайкер, что был приставлен к взводу Маркуса, упал, истекая кровью из руки, разорванной в кровавые ошметки. Подбежав к раненому, Григорий попытался было его оттащить из-под обстрела, как вдруг затуманенный болью взгляд псайкера встретился с глазами Маркуса. Неизвестно что произошло в этот момент, как вдруг колдун вскочил, и, исступленно вопя, побежал прочь, найдя свою смерть в цепном мече врага.
Найдя сложившуюся ситуацию крайне нелепой и списав ее на странности самих псайкеров, Маркус вскоре забыл о ней.
Разорвавшийся неподалеку снаряд швырнул Григория прочь, и через мгновение он снова тонул в водовороте бреда. И вот...
Капитанский мостик. Кругом царит небольшое эмоциональное напряжение: корабль только что вышел из варп-пространства. Посланный с каким-то важным поручением, Маркус прошел на мостик к одному из старших офицеров. В этот момент один из астропатов вздрогнул, и обернулся к Григорию. Их взгляды встретились. С секунду они смотрели друг на друга, а потом почтенный астропат мешком рухнул на обшитый металлом пол. Дрожащей рукой вытащив из кобуры лазерный пистолет, телепат выстрелил себе в висок.
Маркус провалился сквозь металлический пол, миновал несколько палуб, и свалился в бездну космоса, снова погружаясь в цветной вихрь безумия.
«Ты нужен нам, брат... Ты нужен К’тан... Ты нужен в борьбе с бессмысленной суетой под названием «жизнь»...».
Снова темнота. Снова этот зал. Снова сущность, затаившаяся впереди.
«Пустой... Отверженный...»
Только сейчас Маркус понял, что от него хотела безмолвная сущность, мыслившая его же мыслями. Григорий был антиподом псайкера. Он был Пустым. И все те железные воины, пытавшиеся с ним заговорить – тоже. Это были чужие знания, чужой опыт, который стал доступен Маркусу.
«Приди же ко мне... Стань одним из нас... Избавим живущих от бессмысленных страданий...».
Вновь Маркуса охватила обреченность. Вновь ему пришлось биться с мыслями о ничтожной бессмысленности жизни. Суета сует... Разве не благородная это цель – избавить мир от жизни, наполненной страданиями, суетой, вечной борьбой... за что? Множество мыслей и образов вспыхивали перед Маркусом, кружа в бешеном танце безумия. Но вот промелькнули до боли в сердце знакомые лица... Лица тех, кто дорог ему, тех, за кого он без колебаний отдаст жизнь. Мысль проявилась четче, и вернула Маркусу силы.
Григорий медленно встал на ноги. Темнота впереди беспокойно зашевелилась. Образы, вспыхивавшие в постепенно проясняющемся разуме Маркуса, рисовали картины... Григорий увидел родную планету, родной дом, родную семью... Планета, содрогающаяся под ударами орбитальной бомбардировки. Дом, его дом, от которого остались лишь догорающие остовы. Его дети, его жена, от которых остались лишь обугленные тела.
«Их жизнь также бессмысленна, как и твоя, как и жизнь всех остальных существ!».
- Мне все равно, - процедил Маркус сквозь сжатые от боли и злости зубы, - Я не позволю этому случиться, тем более с моей помощью.
Пошатываясь, Маркус шагнул навстречу темной ряби.

* * *

Грохот. Дрожь. Лязг раздираемого на куски металла.
Григорий очнулся. Взгляд его снова стал осмысленным. Сквозь бронированное стекло корабля он видел громаду черного куба, медленно идущего к нему. По всей поверхности черного корабля пошли зеленые молнии, стремительно собиравшиеся в одной точке над ним.
Они проиграли этот бой. Их Темный поход продолжится без Маркуса, и они это знали. Зеленые молнии собрались в один большой шар сжатой разрушительной энергии.
Григорий выиграл это бой, сохранив себя и свою душу. Но он обречен, и не сможет больше служить человечеству, защищая все то, что ему дорого. «Валькирия» неподвижна, одержимый корабль ему не подчиняется. Пути спасения отрезаны. Это конец. Маркус лишь мрачно наблюдал, как нарастает шар из зеленых молний над черным кубом.
Изумрудные змеи метнулись к кораблю...
Старый 17.12.2011, 19:52
Clamp
Lost in space
Ооочень годный вх-фанфик.
Придраться вроде бы даже и не могу ни к чему)
Всем читать, парень шарит ^^
________________
It's time to make the choice. The wrong choice.
Старый 17.12.2011, 20:05
FYAN

offline
Опыт: 22,995
Активность: 4520
Участник проектов:
-StarCraft 2
-Павший Город
-CaT Defence
на этом сайте такое не часто увидишь...
Старый 17.12.2011, 20:24
Mud_Flow
Time is the sin...
offline
Опыт: 21,366
Активность: 1268
Участник проектов:
-В тылу врага
-Clamp'ова кухня
-Game Dev
blazer910, Епиндрить,це есть кошерно!
Старый 17.12.2011, 20:57
lentinant
Скучно
offline
Опыт: 43,304
Активность: 12925
blazer910, а это забросил, что ли?
________________
Если что, я не виноват
Старый 18.12.2011, 03:18
blazer910

offline
Опыт: 7,635
Активность: 138
Участник проектов:
-Литература
lentinant, забросил, ибо бред. ^^
Старый 19.12.2011, 01:51

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы можете скачивать файлы

BB-коды Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход



Часовой пояс GMT +3, время: 15:48.