XGM Forum
Сайт - Статьи - Проекты - Ресурсы - Блоги

Форуме в режиме ТОЛЬКО ЧТЕНИЕ. Вы можете задать вопросы в Q/A на сайте, либо создать свой проект или ресурс.
Вернуться   XGM Forum > Творчество (только чтение)> Чтиво
Ник
Пароль
Войти через VK в один клик
Сайт использует только имя.

 
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Луна над бездной
"Шеддит" оказался также неудачным. На основе "12 богов Мундуса" - новый роман, "Луна над Бездной".
________________
Книга, освобождающая от никотинового рабства.

Отредактировано Арастиор, 27.04.2013 в 12:39.
Старый 17.09.2011, 20:50
HeLLFesT

offline
Опыт: 15,015
Активность:
Арастиор, Молодец. Всё красиво, интересно и доходчиво написал) А продолжение планируешь написать?
Старый 17.09.2011, 22:47
blazer910

offline
Опыт: 7,635
Активность:
Участник проектов:
-Литература
edited by Clamp
А вообще - Арастиор, друг мой, не мог бы ты все-таки публиковать законченные произведения, а не альфа- бета- версии? Все-таки хочется развлечься чтением, а не заниматься тестированием...
[+] замечание от Clamp: 1.1 (ненормативная лексика) там оно - в тексте и несёт смысл. тут это просто выдранное матерное слово.

Отредактировано Clamp, 30.09.2011 в 06:48.
Старый 18.09.2011, 01:36
HeLLFesT

offline
Опыт: 15,015
Активность:
это был только пролог
ой, не заметил даже. ну ничего
Первую главу тоже с удовольствием прочитал ;)
Завудуй
Необычное имя :)

Отредактировано NEUTRAL, 18.09.2011 в 02:22.
Старый 18.09.2011, 02:01
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Цитата:
Сообщение от blazer910
А вообще - Арастиор, друг мой, не мог бы ты все-таки публиковать законченные произведения, а не альфа- бета- версии? Все-таки хочется развлечься чтением, а не заниматься тестированием...

Тогда сие произведение появилось бы на сайте лишь через пару лет.
________________
Хочешь бросить курить? Спроси меня, как.
"Рельеф я сам матерю" © MPI3.
Старый 18.09.2011, 12:03
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Вместо "Шеддита" - новый роман:

Луна над Бездной (рабочее)

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.
Фридрих Ницше

Пролог
В начале Абсолют создал мир под названием Маргардт – Сумеречная Гавань на священном языке. В начале создал Абсолют Бездну, мировой океан, и дух Его носился над ней, мир же был безвиден и пуст. И создал Абсолют низших богов, дабы упорядочили мир и властвовали над ним. Богиня Кела создала небесное царство, богиня Калигна – подземное царство, а бог Хейбар стал властвовать над Бездной. Но демоны из царства Калигны напали на Бездну, и разразилась война между Калигной и Хейбаром. Страшные разрушения принесла война в Маргардт, и пролила слёзы над миром. И там, где падали слёзы, рождались острова. И стал Маргард миром сотен островов.
И пришли полубожественные маги из Долины Рассвета, расположенной в Междумирье, и создали разумную жизнь на островах, и стали новыми богами Маргардта. Маги смертных рас стали их жрецами, а храмовники – воинами их. Не понравились Келе новые боги, и разразилась новая война, но потерпела Кела поражение, и стали новые боги главными слугами Абсолюта. Калигна потеряла своё влияние, но власть Хейбара осталась сильна. И Маргардт, Сумеречная Гавань, является площадкой борьбы между Абсолютом и Бездной. Поначалу правили новые боги Маргардтом сами, но потом стали править от их имени жрецы их, маги.
Глава 1
За окном шли дожди. Впрочем, на этом тропическом острове дожди шли почти всегда. Молодой мастер Сардэк в заляпанном халате стоял за алхимическим столом в своей полумрачной комнате и как обычно варил эликсир. По вечерам он готовил зелья, а днём торговал ими в собственном магазинчике в «Храме торговли». «Храм торговли» был не просто магазином, а колоссальным зданием, похожим на древний амфитеатр, где располагались лавки многих ремесленников города Дарвуда, единственного города на одноимённом острове, в царстве Ваагна, бога-громовержца. Поначалу Сардэк был подмастерьем у своего отчима, алхимика Карунира, но к двадцати четырём годам стал мастером. В позапрошлом году на выручку от продажи зелий он купил отдельный дом.
На сей раз Сардэк варил эликсир ночного видения: клиент заказал целый ящик сего зелья. Вообще-то, эликсир ночного видения пользовался бешеным спросом у воров и прочего ночного народа, и Сардэк догадывался, что именно к этой категории и принадлежал заказчик. Но деньги, согласно жизненной философии Сардэка, не пахли. Если клиент платёжеспособный, почему бы не сварить нужный эликсир? К тому же Сардэк сам на заре юности принадлежал к криминальным кругам. Итак, примешать в котёл с зельем экстракт ещё пяти лисьих ягод...
- Сардэк! Дружище Сардэк! – оторвал мастера алхимии от процесса дрожащий голос. В дом вбежал молодой человек, облачённый в серебристую кольчугу с ромбом, изображённым в области сердца. Ученический доспех Абсолюта. Это был Рамир, юный ученик храмовника Танкара. – Беда! Кто-то поджёг «Храм торговли»!
Танкар был командором храмовников, рыцарей ордена Восьми Богов. Храмовые рыцари могли поклоняться любым богам, но в итоге они все служили Первопричине, Абсолюту, от которого происходили все светлые боги. Танкар и Карунир были лучшими друзьями, и Сардэк считал сурового командора почти что своим родственником. А Рамира, бывшего на шесть лет его младше – кем-то вроде двоюродного брата.
- Пошли! – произнёс Сардэк. Вместе с Рамиром они выскочили на улицу, после чего мастер алхимии закрыл дом. Они двинулись через дождевой лес. Со стороны торгового района веяло паром и дымом. Что-то случилось с «Храмом Торговли»! А значит, и с лавкой Сардэка! Алхимик ускорил шаг, оставив ученика храмовника за собой. В воздухе, помимо дыма и пара витали облака пыли и щебня. После прохождения леса перед глазами Сардэка открылась следующая картина: величественное здание «Храма Торговли» обратилось в руины, пылающие разноцветным пламенем. Пламя сияло настолько ярко, что даже вечный тропический ливень не мог его затушить, а лишь не позволял ему стать ещё сильнее. Капли дождя, касаясь язычком пламени, оборачивались клубами пара. Половина здания оказалась попросту снесена. Сардэк рванул в горящее здание на третий этаж, где располагалась его лавка с ценными зельями. Слишком поздно! Пламя вволю гуляло по комнате, доедая остатки мебели и пробирок. Некоторые из реактивов сгорели, а часть просто взорвалась!
Огонь разгорался, а Сардэку было необходимо спастись и самому – от всепожирающего огня. Рамир стоял внизу и что-то кричал, но сейчас было не до этого. Придётся прибегнуть к тем силам, что он держал в тайне ото всех остальных, к лунной магии, которой его обучила мать, благо, сейчас вечер и Луна на небе присутствует, хоть и не видна. Сардэк посмотрел на язычки пламени, воззвав к силам Луны, и те сами собой ослабли. Теперь надо бежать! После ослабления огня путь к окну был свободен, и Сардэк сумел открыть окно. Он прыгнул – и приземлился на ноги, совсем не получив повреждения.
Тем не менее, в голове Сардэка крутился один вопрос: кто?! Кто в ответе за это?! Кто поджёг здание «Храма Торговли»?! Чем оно ему помешало?!
- Всё пропало! – крикнул алхимик. – Моя лавка уничтожена! Кто виноват?!
- Кажется, я знаю, кто, - произнёс Рамир, показав лежащий на земле оброненный значок. – Чёрный значок с изображением головы осьминога. Знаешь, что это?
- Символика Бездны и бога Хейбара, которому поклоняются жители восточных островов, - ответил Сардэк. – Это не просто уничтожение торгового района! Враги напали на наш остров!
- Надо осмотреть город сверху!
Сардэк и Рамир побежал к самым высоким холмам города. С них открывалась городская перспектива, которой они любили любоваться по вечерам, но сейчас глазу было нечему радоваться: солдаты в серо-жёлтых доспехах, явно воины Хейбара, бились с защитниками города.
- Йа, Йа Хейбар! Хейбар хаййа! – доносились боевые кличи врагов на древнем языке Бездны.
- Что же делать?! Что делать в такой ситуации?! Кто нам поможет?! – лихорадочно закричал Рамир.
- Успокойся! Ты воин или нет? – серьёзно произнёс Сардэк. – Тебе уже двадцать лет, взрослый мужчина, уже два года как не послушник, а ученик, уже настоящий храмовник! Коль не знаешь, к кому обратиться за помощью, то пойдём к тому, кто в ответе за тебя.
- К учителю?
- Верно! К нему, Танкару!
Сардэк и Рамир двинулись обратно, в центр города. На центральной площади, где должен был располагаться величественный храм Ваагна, бога-громовержца, увенчанный молниями, дымились его руины. Сардэк и Рамир ворвались в дымящиеся руины и увидел Танкара, командора, облачённого в стальную кирасу. На кирасе красовались позолоченные наплечники и эмблема в виде ромба в области сердца, символ Абсолюта. Голову офицера украшал серебристый шлем-морион. Он сражался с солдатами в серо-жёлтых доспехах, воителями Хейбара.
Храмовники служат светлым богам и Абсолюту, получая от них силу. Танкар же, офицер-храмовник, обладая колоссальной силой и ловкостью, резал вражеских воителей, как сыр. Возле Танкара валялось несколько тел солдат последователей Бездны, уже убитых им. Там лежали и трупы магов, жрецов Ваагна. Лишь Дазхар, архимаг и верховный жрец Ваагна сопротивлялся захватчикам, пуская в них молнии с кончиков пальцев, окружённый щитом из молний. В бой, на помощь учителю и жрецу вступил Рамир. Против храмовников оставался десяток врагов.
В это время никто не ожидал удара от гражданского Сардэка. Пока неприятели сражались с храмовниками и магам, он как можно более незаметно подполз к одному из трупов воителей Хейбара и вытащил из ладони трофейный ятаган. Затем пантерой Сардэк подкрался к одному из неприятелей со спины и со всей силы проткнул его. Враги обратили внимание на Сардэка, но он снёс одному из них голову. Мастер алхимии вступил в бой. Он не имел особого боевого опыта, однако, бойцовские качества были свойственны ему от рождения в связи с тем, что он вёл происхождение не от простых людей. Рамир, отучившийся два года на храмового рыцаря, был куда сильнее и ловчее обычного человека, но до учителя ему было далеко. С восемью оставшимися воинами Хейбара храмовники, Сардэк и маг справились довольно легко.
- Все жрецы Ваагна... Они мертвы..., - произнёс Дазхар, отходя от битвы.
- Но враг разбит, - ответил командор. – Благодаря Сардэку и Рамиру.
- Всегда рад помочь, дядя Танкар, - поклонился алхимик.
- Но всё жречество, кроме Дазхара убито. Храм, главное здание города, сильно повреждён Это значит, что мы уже потеряли город, - произнёс храмовник. – Сражаться за него не имеет смысла. К тому же вместе с людьми Хейбара нас атакуют и иные служители этого бога, эшхарготы.
- Что ты предлагаешь, служитель Абсолюта? – спросил жрец.
- Надо отступать из города.
- Куда?
- На север, к дарвудском порту!
- Пошли, - кивнул Дазхар.
- Для начала надо осмотреть поле боя с самой высокой точки города, - произнёс Танкар.
При этих словах храмовник подошёл к одной из мраморных колонн, расположенных по бокам храма и провернул её основание. Внутри оказалась винтовая лестница, по которой Танкар и двинулся вверх. Сардэк, Рамир и маг пошли за ним. За несколько минут эта лестница вывела их на самую вершину золотого купола храма бога-громовержца.
Сардэк оглядел с высоты крыши храма город Дарвуд: с восточного моря продолжали идти солдаты, поклоняющиеся Хейбару.
- Плохо дело, - произнёс Танкар. – Учитывая количество врагов на окраинах Дарвуда, они берут город в блокаду.
- Выходит, мы теперь заперты в городе, как мыши в мышеловке?! – дрожащим голосом прокричал Рамир.
- Нет, юный храмовник, - ответил Дазхар. – Из Дарвуда существует ещё один выход, тайный. И он – здесь, во дворце, предназначенный для спасения жрецов.
- Но большинство жрецов воспользоваться им не успели, - пожал плечами Сардэк. – Веди, дядя Танкар.
- Вижу, ты уже вооружился ятаганом, - произнёс Танкар поднимая мушкет с тела поверженного неприятеля и протягивая его алхимику. – Но тебе потребуется и огнестрельное оружие. Мёртвому этот мушкет всё равно не потребуется, а вот тебе не помешает.
Рамир также экипировал вражеский мушкет.
- У меня как у главного жреца есть карта, - сообщил Дазхар, вытащив из карманов бумагу. После этого он подошёл к ещё одной мраморной колонне и провернул её у основания. В ней оказалась ещё одна винтовая лестница, на этот раз ведущая вниз.
- Идём за мной если хотите жить! – сказал верховный жрец.
Сардэк и храмовники последовали вниз за Танкаром. Внизу, как и ожидалось, было темно, но в коридоре висели негорящие факелы. Дазхар, призвав небесный огонь Ваагна, зажёг их. Сардэк поначалу подумал прибегнуть к лунной магии, чтобы создать освящение, но потом благоразумно отказался: незачем просто так открывать храмовникам и жрецу светлых сил один из своих козырей.
Карта, которую достал верховный жрец, как оказалось, в подробностях изображала подземелья Дарвуда.
- Где мы?! – спросил Сардэк.
- В канализации, - пожал плечами Танкар, а Сардэк при этих словах наморщился. – А ты чего так смотришь, алхимик? Хочешь жить, и не такие места пройдёшь. Вперёд, по карте.
- Что-то уж больно дороги канализации похожи на улицы погребённого веками города, - изумился Сардэк.
- И тем не менее, это канализация, - невозмутимо ответил храмовник. – Хотя я не исключаю возможности, что она заливает руины какой-то древней цивилизации.
Несколько часов храмовники, маг и алхимик шли по канализации, напоминающей руины древности. Время от времени им попадались на пути враждебные существа – в основном, гигантские кузнечики, тараканы и богомолы, но их доблестно убивали: храмовники зарубали их мечами, Сардэк отстреливал из мушкетов, а Дазхар убивал грозовой магией.
Через несколько часов, согласно карте, они подобрались к выходу из канализации, но в самом центре выхода перед ними стояла четверорукая статуя.
- Похоже, она построена каким-то древним народом, - задумчиво произнёс Сардэк. – Так что моя гипотеза о погибшей цивилизации, скорее всего, верна.
Сардэк осмотрел статую: высокая, чуть выше среднего человека, скорее всего, запечатлела женскую фигуру с головой, по форме напоминающей яйцо и выпирающей вперёд челюстью. Он глянул в огромные, как картофелины, и круглые как блюдца глаза статуи – и внезапно те, столкнувшись с его взглядом, засеребрились. Статуя завибрировала, и с неё посыпался щебень.
- Что такое происходит?! – удивился алхимик. Статуя начала двигать пальцами рук, потом – руками, затем – ногами, шеей и головой.
- Я снова жива, - прогрохотала статуя. – Высшие силы удосужились оживить меня.
- Ты умеешь говорить?! – изумился Сардэк. – Кто ты?!
- Я Лиддана, слуга народа раччи. Моя память повреждена.
- Ещё бы была не повреждена, - усмехнулся Сардэк. – Столько лет тут стоишь, всяко мозги заржавеют. Скажи мне, Лиддана – это твоё собственное имя или название таких, как ты, статуй?
- Лиддана – моё собственное имя. Я – боевой голем.
- Разве у големов есть имена? – спросил Сардэк, вспомнив, что он читал что-то про големов, которых изготовляли древние народы.
- Наш народ обращал в големов живых раччи. Я была женщиной – и поэтому у меня есть имя.
- Как выглядели раччи?
- Женщины раччи выглядят как я – мой нынешний облик копирует старый. Мужчины же обладают более широкими плечами и развитой мускулатурой. Они также выносливее...Постой, чужеземец! Почему ты говоришь в прошедшем времени?
- Похоже, твой народ вымер, Лиддана.
- Невозможно! Я уверена, что народ раччи вечен.
- Однако, это случилось. Посмотри на нас. Мы не чужеземцы. Уже тысячи лет как наш народ – хозяин этой земли. Над этим подземельем расположен Дарвуд, наш город.
Лиддана смотрела гигантскими неморгающими взглядами на Сардэка, храмовников и магов, переваривая полученную информацию.
- Зачем же тебя сюда поставили, Лиддана? – спросил Сардэк через некоторое время, когда женщина-голем, похоже, смирилась со смертью своей расы и уничтожением государства.
- Меня поставили с целью защищать город Тукрам от вторжения извне. Не пускать никого извне в город. И похоже, - Лиддана задумалась, копаясь в собственной дырявой памяти, - похоже, никого и не выпускать из Тукрама, а если кто попытается нарушить границы.
Очевидно, что Лиддану поставили на границе древнего города для защиты от чужаков, но никак для запрета жителям покидать Тукрам. Однако, учитывая повреждённую память Лидданы, она, скорее всего, самостоятельно додумалась до идеи, что необходимо не пускать ни тех, ни других. Или не впускать и не выпускать чужаков. И не поспешила воспользоваться собственными инструкциями и атаковать мага, храмовников и алхимика.
Лиддана оказалась невооружена, однако, это не давало преимуществ магу и его союзникам: голема не брали ни меч, ни мушкет, ни молния. Сардэк попытался добежать до выхода из пещеры, но Лиддана, схватив его за ногу, отрезала этот путь. И тут до Сардэка дошло, что снаружи уже наступила ночь – и из-за туч показалась луна. Лунные лучи, сумевшие проникнуть в пещеру, коснулись лица Сардэка, и он, ощутив, что лунная магия даёт ему силу, вскочил и со всего маху ударил мечом по шее статуи, отрубив ей голову.
- Ловко ты справился, Сардэк, - похвалил алхимика Танкар.
Сардэк же сунул руку в голову Лидданы, оказавшуюся пустой. После этого он поместил руку в туловище голема. Так и есть! Непонятный зачарованный механизм, очевидно, сердечник голема.
- Лучше сохранить его, - произнёс Дазхар. – А когда мы доберёмся до союзных магов-артефакторов, думаю, кто-нибудь из них должен поможет нам с исследованием этого предмета.
Дойдя до выхода из подземелья, который оказался пещерой в дремучем лесу, маг и его эскорт пошли дальше, на север, к порту.
У порта их уже поджидал вражеский отряд: люди-безднопоклонники в серо-жёлтых доспехах, возглавляемые жрецом Хаоса, магом в красной робе, и эшхарготы, порождения Бездны, гуманоиды с фиолетовой кожей, головой, похожей, на осьминога или кальмара, увенчанной плавником на макушке и с перепонками между пальцами, облачённые в кожаные доспехи. Эшхарготов вёл воитель в доспехах из чешуи морского козла.
И тех и других было около дюжины. Расклад однозначно проигрышный. Сардэк призадумался. Есть три выхода: героически погибнуть, захватив с собой около половины врагов, сдаться в плен, надеясь на то, что эшхарготы сохранят жизни людей, или же раскрыть порождениям Бездны – и, между делом, храмовникам и жрецу светлого бога самый мощный из своих козырей, по сравнению с которым лунная магия – обычная детская шалость. Есть, правда, ещё один козырь, но сейчас это не важно. Однако, неизвестно, как отреагируют на тот мощный козырь суровый командир храмовников и властный верховный жрец Дазхара.
- Храмовники! Верховный жрец! И, похоже, рядом с ним граш-шданс-ский! С-сдавайтесь к нам в плен и мы с-сохраним вам ш-шизни, - произнёс командир эшхарготов.
- Чей приказ вы выполняете? – неожиданно строго для Танкара и Дазхара спросил Сардэк.
- Руфтума, высш-шего жреца бога Хейбара.
- А если вы получите приказ отставить атаку?
- Подчинимся, но не думаю, что Руфтум отдаст такой приказ.
- А если его отдаст кто-то, стоящий выше, чем Руфтум, и отдаст здесь и сейчас?
- Выш-ше верховного ш-шреца Хейбара только Влас-стители Бес-сдны. И я предполагаю, что с-сдесь и с-сейчасс влас-стителей Бездны нет.
Сардэк ухмыльнулся и хитрым прищуром оглядел посланца Бездны. Морской ветер солёными брызгами овевал лицо алхимика. Морская вода – источник силы куда больший, чем Луна.
Широко расставив ноги и подняв руки, Сардэк впитал в себя силу воды – и под взгляды изумлённых воителей Хейбара и не менее удивлённых храмовников и мага начал метаморфозу. Его кожа постепенно налилась тёмным отливом и оказалась похожей на гигантский синяк. Пальцы алхимика немного удлинились, а тёмные короткие волосы с шелестом выпали выпали. По бокам синих глаз зародились чёрные, расплываясь в озёрах глазах, словно пятна нефти на поверхности моря. Синекожий Сардэк смотрел на друзей и врагов чёрными глазами, округлилившимися и увеличившимися в размере. За спиной существа, мало уже похожего на человека, проклюнулись маленькие крылышки как у летучей мыши, а кожа приобрела фиолетовый оттенок. Вокруг рта, словно лук на грядке, пробились щупальца, а между пальцами выросли перепонки. Макушку прорезал заострённый плавника, как у акулы, а увеличившиеся в размере крылья как у летучей мыши распахнулись за его спиной. Если не считать этих крыльев, Сардэк имел сходство с эшхарготами. Но всё же, черты его лица, если можно так выразиться, отличались от них, примерно как представители древней расы эльфов от нас с вами. Теперь вместо него стояло существо, одновременно похожее на человека, осьминога и летучую мышь. Взмахнув крыльями и поднявшись в воздух, Сардэк взлетел и сверху вниз посмотрел на воителей Хейбара. С высоты раздался усмешливый низкий голос:
- Ошибаешься, эшхаргот. Есть. И я приказываю тебе отставить атаку на Дарвуд и не трогать людей.
- Йа, Властитель! Хейбар хаййа! Воины! Отставить атаку.
Сардэк спикировал вниз, оказавшись перед храмовниками, выхватившими клинки и магом, создавшим на кончиках пальцев шаровые молнии.

Глава 2
Острова хаттуров


 Хейбар Хайа, - ответил Сардэк на приветствие командира эшхарготов. - Почему верховный жрец приказал вам атаковать территорию Ваагна.
 Потому как он защищает свои собственные владения, - ответил офицер нелюди.
 Войска Ваагна атаковали наш подводный город, Хурдран. Это было объявление войны.
 Ваагн не мог атаковать вас! - фанатично крикнул Дазхар. - Это — светлый бог, и он не мог первым атаковать даже таких отвратительных созданий, как вы.
 Возможно, Ваагна подставили, - вставил свою лепту Танкар, служащий не Ваагну, а самому Абсолюту, а поэтому — не такой фанатичный.
 Мы разберёмся с этим, - пообещал Сардэк. - Мы лично спросим всё у Ваагна. А пока: я приказываю вам покинуть остров Дарвуд!
 Есть покинуть остров Дарвуд! - ответил эшхаргот и со своим воинством двинулся в воду. А отряд людей, служащих Хейбару, направился к своим кораблям.
Расслабленные было уходом врага члены отряда напряжённо уставились на Сардэка. Конечно, было очевидно, что он их спас. Но судя по внешности, он мог быть с ними заодно. Особенно удивился Танкар, знавший Сардэка с детства.
 Отчего ты выглядишь как порождение Хаоса, Сардэк? - спросил Дазхар, отойдя от удивления.
 Логичнее предположить что оттого что я порождение Хаоса, - ответил алхимик, и на его... лице возникло некое подобие ухмылки. - Но уверяю вас, я на вашей стороне.
 Как ты таким стал? - произнёс изумлённый Рамир.
 Я таким не стал, а родился. Родителей не выбирают, вот и я не выбирал, чтобы моим отцом было порождение Бездны.
 Что можешь сказать про сие создание, ученик? – спросил командор Танкар Рамира. Похоже, он уже отошёл от шока и решил устроить воспитаннику внеочередной экзамен.
 Хаотическое создание, что и очевидно, - ответил юный храмовник, - Класс – порождение Бездны. Семейство властителей Бездны, богов первозданного Хаоса. Вид... До Древних, великих богов Хаоса, не дотягивает. Низшее божество Бездны. Явно не козерог подводных лесов, не гидра, не горгона...
 Кто это ещё может быть?
 Кто-то того же вида, что Золотая Маска? Хотя кто знает, к какому виду принадлежит Маска...
 Посмотри на крылья, ученик!
 Это же ангел Бездны! Потомок Аваддона! Очень опасное создание! Телепатически повелевает низшими тварями Бездны и эшхарготами. Превосходно владеет магией воды и Хаоса. Может подчинить себе и мозг человека, особенно, безднопоклонника.
 Кого ты знаешь из потомков Аваддона?
 Только Руфтума и Рангана. Ранган погиб сто лет назад в бою с богиней Зарой. Значит, ты, Сардэк,... сын Руфтума, внук Аваддона!
 Верно, - ответил Сардэк.
 Но почему ты выглядишь как человек? - спросил Рамир
 Потому что моя мать — человеческая магичка. Я родился обычным ребёнком, и лишь с момента полового созревания ощутил голос Бездны. Тогда я научился принимать хаотический облик.
 Но если ты Властитель Бездны, почему живёшь среди людей?
 Поскольку моя мать хотела, чтобы я вырос среди людей и вёл нормальную жизнь.
 Всё ясно, - ответил Танкар. - Сардэк как был на нашей стороне, так и остался. А сейчас надо заняться сбором экспедиции к Ваагну.
***
Сардэк, принявший вновь человеческий облик, маг и храмовники отплыли на кораблике «Молния» к столице царства Ваагна, Грозовой Цитадели. На море стоял шторм. Сардэк спал в каюте, как неожиданно его разбудил голос Рамира:
 Сардэк! Пираты! Нас взяли на абордаж!
Сардэк выскочил на палубу. Храмовники и маг сражались с пиратами. И у пиратов также имелись свои грозовые маги, аргоманты, очевидно, маги-отступники. Один из них не то убил, не то оглушил Дазхара. Сардэк, выхватив ятаган, ринулся в бой. Но какой-то пират атаковал его со спины — и отрубил правую руку. Сардэк не успел обернуться, как мощный удар лишил его сознания.
***
Сардэк лежал на палубе «Молнии» побитым. Он пришёл в себя после потери сознания. Судя по всему, у него тяжелое сотрясение мозга: кружится голова, тошнит. Сардэк попытался открыть глаза и совершил чудовищное открытие: одного глаза нет. Его выбили! Он хотел потрогать глазницу правой рукой, но вспомнил, что и руки тоже нет, её отрубили! Не говоря уже об отсутствующих зубах, выбитых пиратами. Единственным опухшим глазом Сардэк оглядел палубу «Молнии»: кроме него — ни души. Пираты уплыли. Мага и храмовников тоже нет, ни живых, ни мёртвых. Очевидно, что пираты победили. Но почему нет тел храмовых воинов и жреца Ваагна? Два варианта: либо их сбросили в море, либо похитили в плен, живьём. Ценные вещи с корабля тоже пропали. Почему же не похитили самого Сардэка и оставили в живых? Может быть, потому что решили что он и так уже мёртв. А может, потому как искалеченный он для них совершенно безвреден, да и толку от такого пленника никакого, раб из него не получится, мог бы и помереть на полпути. И оставили его в живых: толи из жалости, толи напротив, чтобы умирал медленно и мучительно. И действительно: чуя запах крови, к Сардэку слетелась стая чаек.
Надо спасаться!
Единственная надежда на спасение –суметь доползти до борта и прыгнуть в воду. Тогда морская вода позволит ему принять облик Ангела Бездны, а в этом облике он сможет восстановиться.
Отбиваясь единственной рукой от чаек и параллельно опираясь ей на палубу, Сардэк полз к борту. Через несколько минут, которые показались ему вечностью, он добрался до края палубы и прыгнул вниз. Там он, хлебнув воды, чуть не утонул, но начал свою метаморфозу: сначала кожа посинела, а потом проклюнулись жабры. Минуту спустя вместо человека из воды вылетел Властитель Бездны. И начался процесс регенерации: мир перестал кружиться вокруг Сардэка, что означало, что сотрясение мозга прошло. Проклюнулся второй глаз, и начала прорастать рука правая рука. Все органы внутри тоже восстанавливались. Из открытой раны на лице текла голубая кровь моллюска, содержащая мазь регенерации, которую он пролил на руку, чтобы быстрее восстанавливалась.
Повышенная способность к регенерации всегда была свойственная порождениям Бездны. Даже обычный эшхаргот способен за считанные дни отрастить новое щупальце или конечность. Властителям Бездны вообще свойственна бешеная регенерация. Трёхглавые гидры, потомки матерей-гидр, способны отрастить за часы головы, если сохранилась хотя бы одна. Неуязвимость Властителей Бездны к магии делала гидр великолепными боевыми животными. Правда, гидры существа очень непокорные и подчинялись только тому, кого считали вожаком. А из крови гидр делали мазь регенерации, позволяющую лечить раны и отращивать потерянные части тела и у людей.
Кровь любого Властителя Бездны способствует регенерации. Восстановившись, Сардэк почувствовал зверский голод: для заживления ран организм использовал резервы биомассы, и, чтобы не истощиться, надо срочно поесть. Нет, надо не просто поесть, надо пожрать! Нырнув обратно в море, Сардэк наловил кучу рыбы и не жуя проглотил её вместе с когтями: нужен был кальций для восстановления зубов.
Сардэк, приземлившийся на палубе, окончательно пришёл в себя. Корабль несло к какому-то острову. Судя по наличию зданий, он был обитаемым. Неизвестно, поклоняются ли там Властителям Бездны как богам или уничтожат как морских чудовищ.
Насчёт чудовищ – недалеко от истины. Твари Бездны порождены Хаосом. Не демоническим, но истинным, Первозданным Хаосом, древней хтонической мощью. Первозданный Хаос нельзя соотносить со злом, как демонический, но всё равно, порождения Бездны от природы непокорны и кровожадны. В детстве Сардэк был послушным домашним мальчиком. Всё изменилось во время полового созревания, когда Сардэк услышал зов Бездны. Это была жажда крови и разрушений. Сардэк вошёл в подростковую банду, грабящую прохожих по ночам. Избивать людей, не платящих деньги, доставляло ему удовольствие. Через некоторое время Сардэк искалечил лидера банды и занял его место. Отчим никак не мог угомонить непокорного юношу.
Зов Бездны становился всё сильнее. Однажды ночью Сардэк покинул банду – и пошёл к берегу океана. Он смотрел в бескрайные морские воды, и казалось, что Бездна тоже смотрит на него.
- Я знаю! Ты смотришь на меня! Покажись мне! – яростно выкрикнул тогда Сардэк. И сущность Хаоса показалась в виде множества висящих над водной гладью глаз и щупалец, обращённых к юноше.
- Подойди ближе, Сардэк, - отдавал эхом низкий женский голос. Хотя женский ли? Бездна, наверное, бесполая сущность. И юный разбойник подошёл ближе к воде.
- В тебе горит жажда крови. И жажда жизни. Ты моё порождение, Сардэк!
- Невозможно! Моя мать не имеет к Бездне никакого отношения!
- Мать! – словно удар молота по стеклу звенел голос. – Но твой отец – Фатагн – мой ангел. Ты – внук Аваддона, сын, Фатагна, ангел Бездны, мал’ах харгот.
Сардэк чувствовал, что это – правда. И злорадно торжествовал по этому поводу.
- Подойди ко мне, ангел мой, и возьми силу, которая твоя по праву, продолжила Бездна. – Твоя истинная сущность откроется перед тобой.
И Сардэк вошёл в морские воды. Его кровь, кровь Бездны, обрела полную свою силу, и Сардэк совершил свою первую метаморфозу. Далее его сознание покрылось мраком.
Очнулся он в казематах подводного дворца, прикованный кандалами по рукам и ногам к стенам камеры. Перед ним с копьями наготове стояли воители эшхарготов. В центре отряда стояла странная девушка. Точнее, по глазам было видно, что она далеко не молода. Она была явно не эшхарготкой, но и человеком её можно было назвать с очень большой натяжкой. Смуглая кожа, в районе плеч покрытая пятнами чешуи, зелёные глаза и зелёные же волосы, больше похожие на водоросли. Сардэк пригляделся: это и были водоросли! Её платье также было выполнено из водных растений. В руках она держала трезубец, пульсирующий магическими… нет, божественными энергиями. И этот трезубец был направлен на Сардэка. Она явно не принадлежала к роду человеческому хотя бы потому, что могла спокойно дышать под водой.
- Дёрнешься – разнесу хаотическими силами, - произнесла она звонким голосом, хотя Сардэк и не думал сопротивляться, - я знаю, кем ты был, сын Фатагна. И посмотри, кем ты стал, ангел Бездны! Осталось ли в тебе хоть что-то человеческое?!
- Ты тоже явно не совсем человек, - хладнокровно ответил Сардэк.
- Я говорю не о твоей форме, а о твоём последнем поступке, убийца. Ты стал истинным чудовищем, заслуживающим смерти! Лишь твоё происхождение, твоя кровь немного оправдывает тебя.
- Я грабил прохожих и избивал их, но не убивал. Неужели за это я заслуживаю смерти?
- Значит, не помнишь! Этой ночью ты напал на торговое судно и убил всю команду. Двадцать человек!
Сознание Сардэка помутилось во второй раз – теперь он упал в обморок. Когда он очнулся, перед ним вновь стояла эта девушка в окружении отряда порождений Бездны численностью в полдюжины. Большинство её воителей было эшхарготами, но двое, очевидно, офицеры – нет. Конечно, и те и другие были октопоидами, и с точки зрения человека или иного наземного гуманоида разница между офицерами и эшхарготами была минимальной. Но и куда меньше разница между человеком и представителями вымершей расы эльфов. Офицеры скорее походили на самого Сардэка без крыльев, чем на эшхарготов: более стройная фигура, тонкая шея, чуть более длинные и тонкие щупальца и зачаточные уши по бокам головы. Коль эшхарготы произошли от людей, не могли ли эти твари произойти от эльфов?
Память крови, свойственная порождениям Бездны, подсказала Сардэку название этой расы: хуфуты. Если средняя продолжительность жизни у эшхарготов в Маргардте около пятидесяти лет, то у хуфутов – раз в пять побольше. Если эшхарготы владеют стихийной хаотической магией, то хуфуты питаются ментальной энергией гуманоидов и способны воздействовать на мозг. Когда их мало, они довольно безопасны, когда много, могут контролировать и большие группы людей.
- В обморок падаешь? – спросила девушка. – Значит, ещё не совсем растерял человечность. Если разобраться, то виноват в этом не ты, а кровь Бездны, затмившая твой рассудок.
- Кто ты? – спросил Сардэк. – И почему сразу обвинила меня, а не эту кровь Бездны?
- Я – Цовинар, Владычица Морская, Королева Ночи, правительница эшхарготов Моря Одиночества и представительница Совета Тринадцати. Я тоже Властительница Бездны. Точнее, как и ты я полукровка, которую родила человеческая женщина. Кровь Бездны – наш дар и проклятие. Это источник великой силы и мудрости Бездны. Но неподготовленного она лишает рассудка. Нужно научиться контролировать эту силу, иначе она будет контролировать тебя.
- Это нужно Властителям Бездны?
- Властители Бездны – не животные, чтобы слепо следовать инстинктам. Тот, кто не может управлять собой, не сможет управлять и другими. Я поняла, почему нельзя тебя винить. Меня вырастил отец, который научил контролировать силы Бездны. Ты же вырос среди людей, которым эти силы неведомы. Я научу тебя быть истинным Властителем Бездны. Иначе, - Цовинар недвусмысленно провела перед Сардэком трезубцем.
Сардэк согласился. Цовинар стала его наставницей – и его первой женщиной. Сардэк научился подавлять агрессию – и направлять её в нужное русло. Он научился и командовать порождениями Бездны. Цовинар хотела, чтобы новый ученик стал её мужем, они вместе свергли его отца, Фатагна, и заполучили более высокие места в совете Бездны.
Но Сардэк отказался: он сделал свой выбор, жизнь человека среди людей. Он вернулся к Каруниру и начал изучать у него алхимию. Сардэк завязал с преступной деятельностью. Тем не менее, его дурная слава никуда не делась, и они с отчимом переехали в другой город.
Сейчас Сардэку было нужно вернуться к человеческому облику. А если и поклоняются, никогда не поздно превратиться обратно.
Сардэк начал обратную трансформацию. Крылья и щупальца отпали, а волосы, напротив, выросли. Кожа стала смуглой, глаза уменьшились, а перепонки между пальцами рассосались.
Вскоре судно прибило к берегу. Сардэк сошёл с корабля. Навстречу ему шёл тип в чёрном балахоне, расшитом золотыми нитями, с кожаным поясом с серебряной бляхой в виде черепа и с капюшоном, задвинутым на лицо. На руках у незнакомца красовались шёлковые перчатки а на ногах лакированные туфли с позолоченной отделкой. В левой руке он держал посох с навершием в виде черепа, только не человеческого, а, похоже, тигра, льва или пантеры. На груди его красовался серебряный амулет в виде бараньей головы с рубинами вместо глаз. Вне всякого сомнения, чёрный маг, судя по одежде, занимающий высокое положение в обществе. Возможно, некромант, возможно, демонолог.
- Кордэк, - рыча и растягивая гласные, баритоном произнёс чёрный маг и протянул руку, не снимая перчатку. Очевидно, он представлялся. Поначалу Сардэк посчитал это неуважением, но потом вспомнил, что в разных культурах разные традиции, и возможно, там, откуда прибыл этот чужестранец, при рукопожатии не принято снимать перчатку, и протянул руку в ответ, назвав своё имя.
- Сардэк, - пожал в ответ руку алхимик.
Кордэк произнёс ещё одну фразу, и по интонации Сардэк догадался, что он сказал что-то вроде «очень приятно».
- Говоришь на Дарском языке? – спросил алхимик. Туземец в ответ покачал головой, мол не понимаю.
Н-да, - подумал Сардэк, - попал так попал. Я не знаю их языка, они – моего. Хотя… Имя туземца похоже на моё. «Сардэк» с языка Богов – «серебряный меч». «Кордэк» - «Медный меч». Либо это совпадение в звучании, либо их имена тоже берутся из языка Богов.
- На языке Богов говоришь? – спросил Сардэк на упомянутом языке.
-Говорю, - ответил Кордэк, так же растягивая гласные и рыча произнёс собеседник, - я – архимаг теней, маги нашей расы знают язык Богов, Ситтари. Две сотни лет назад один из Ситтари создал нас, расу хаттуров, человек.
Туземцы знают людей. Значит, на этих островах люди бывали, и к ним относятся довольно хорошо.
- А что представляет из себя ваша раса? – Было уже очевидно, что Кордак не принадлежит к роду человеческому.
- Смотри, - Кордэк резким движением одёрнул капюшон, а затем снял перчатки. Сардэк ожидал какого угодно зрелища:, осьминогоголового порождения Бездны, инсектоида, родича демонов, раччи но только не этого: тёмный маг оказался котом. Конечно, он был гуманоидом, то есть ходил на задних ногах и имел развитую ладонь. Но его лицом оказалась обычная чёрная кошачья морда, а верхние стороны ладоней оказались покрыты мехом.
Сардэк вдохнул и постарался успокоиться: ему, Властителю Бездны в человеческом обличии не стоит удивляться экзотическим расам, проживающим в разных уголках Маргардта, пусть одна из них и похожа на обычных домашних животных.
- Наша раса состоит из трёх наций, - продолжал Кордэк, - народов Солнца, Луны и Тени, которые сто лет враждовали между собой, пока герцог Теней Мардэк третий не объединил наши три народа и не построил столицу вокруг Озера Слёз на нейтральном острове. На дне озера маги нашли замок раччи и подняли его из озера, поставив на скалу рядом. В замке было обнаружено множество артефактов и магических книг, что продвинуло нас в магическом плане на многие века вперёд. Наш народ достиг пика своего развития. С помощью магии мы построили великие храмы Пантере-Праматери, созданной нашим богом и породившей наш народ. Всякий маг мог владеть лишь силой своего народа: Солнца, Луны и Тени. Маги Солнца с жаркого южного острова управляли силами огня и воздуха, маги Луны - землёй и водой, а маги Тени - чёрной магией, лежавшей вне стихий.
Сардэк обрадовался, что одна из наций владеет магией Луны, а значит, и он со знаниями этой магии будет тут своим.
- А зачем ты прибыл сюда, Сардэк? – спросил маг теней.
- Мой корабль был ограблен пиратами, мои друзья пропали без вести, а я чудом выжил, - ответил алхимик. Я хочу отомстить пиратам, а если друзья живы, и спасти их.
- На всё воля нашего бога, - ответил маг теней. – Если мы молимся, он иногда отвечает. Может быть, он поможет и тебе.
Кордэк принялся молиться:
- Господь великий, Бог хаттуров, покровитель народов Солнца, Луны и Теней, я взываю к тебе, служитель преданный твой. Явись к нам, Господь, помоги служителю твоему. Создатель Праматери-Пантеры, творец сущего, создатель Закона, помоги нам. Ты, скрывающий в тени верных разведчиков твоих, ты, зажигающий огонь Солнца в дневных небесах и остужающий ночные небеса светом Луны, ты, покровитель гроз, ветров и дождей, явись к нам, Бог наш!
Небеса почернели, и с них сорвалась молния, ударившись о землю. Место удара покрылось дымом, в котором находилась фигура в серебристой мантии, восседающая на крылатой пантере. Фигура светилась ярким светом.
- Ты просил о помощи, служитель мой, и я явился, - произнёс бог. – Тебя же я не знаю, чужеземец.
- Я Сардэк. Алхимик и начинающий лунный маг.
- А я бог и создатель народа хаттуров, бог стихийной магии, покровитель теней и воров, Апион.
- Здравствуй, дядя Апион, - ответил Сардэк.

Глава 3
Бог Апион был дядей алхимика Сардэка. С одной стороны, удивительно, когда у человека дядя – бог. С другой, Сардэк был не совсем человеком, а полубогом. Если быть чуть поточнее, то либо богом, либо полубогом-полудемоном. Властители Бездны не совсем демоны, это порождения Хаоса другого типа, чем Геенны. Но учитывая, что их обожествляют безднопоклонники и эшхарготы, они вполне себе боги.
Родословная у Сардэка была не самой плохой, и в то же время – неоднозначной. Его отцом был ангел Бездны Фатагн, дедом же по отцу – Аваддон, также ангел Бездны, а бабкой, согласно слухам, была какая-то эльфийка, родившая Фатагна от Аваддона, до того как эльфы вымерли. Матерью же Сардэку приходилась богиня Луны Зара, Новая Богиня, происходящая из магов Ситтараса. Бабушкой по матери была ситтарская магичка Лила, а дедом – архимаг Иллиндил Грант, вернее, на момент рождения будущей богини, ещё не архимаг, а студент академии Рассвета. Прадедом по отцу был лорд магов Ферендель Грант, а прадедом по матери – архимаг Гилмарион, бывший правителем Северной Империи в мире Астелар и чуть не ставший богом, пока его не сверг отряд магов Ситтараса, среди которого был Иллиндил . Соответственно, Апион Грант, сын Иллиндила, был единокровным братом Зары и дядей Сардэка, но до сего момента они не виделись: Апион является членом магического совета Ситтараса, и редко появляется в Маргардте. Зато Сардэк пересекался с его ближайшим другом, богом Арастиором.
У расы ангелов Бездны нет женщин, они размножаются в результате секса с женщинами человеческой или иных разумных рас. Фатагн принял человеческий облик и сблизился с Зарой. Зачатие Сардэка произошло не по большой любви, каждая сторона преследовала собственные интересы. Фатагн хотел продолжить свой род и дать жизнь новому порождению Бездны, полагая, что человеческая девушка ничего не подозревая родит нового ангела Бездны в человеческом обличии.
Зара же, как и её мать Лила, презирала идиотов, которые считают себя хитрецами. Она прекрасно понимала, кто перед ней и кто от него родится. Но Фатагн не догадывался, что перед ним – настоящая богиня Луны. План Зары был прост: стать матерью Властителя Бездны, который будет точной копией отца, заманить Фатагна в ловушку, убить его и подменить собственным сыном, похожим на него в хаотическом облике как две капли воды. Сардэк должен был стать агентом и ставленником светлых богов среди Властителей Бездны. Но сам Сардэк отказался от этой идеи, он предпочёл жизнь обычного человека.
Ближайший друг Апиона, бог войны и огня Арастиор рассказывал Сардэку, что Зара, как и сам Апион, была незаконнорожденной дочерью Иллиндила, и о ней никто не знал, мать воспитывала её в тайне. Через несколько лет после прибытия Апиона на Ситтарас Зара объявилась и попыталась отсудить у Апиона родовое поместье Грантов. Но Апион умудрился выиграть в суде благодаря своим связям: на тот момент он был уже так называемым голосом, представителем архимага Аврелия, ректора академии, входящего в Совете Двенадцати, орган власти Ситтараса. Конечно, архимаг помог своему протеже выиграть это дело в суде.
Арастиор и Апион, знакомые задолго до обожествления, являют уникальный пример искренней дружбы между двумя богами. Боги Маргардта плетут интриги, заключают и разрывают союзы, организуют войны друг против друга, при их дворах стоит атмосфера интриг, предательства, подкупа, шпионажа. И лишь у Апиона с Арастиором вечный и нерушимый союз старых боевых товарищей.
- Так вот он какой, сын моей сестрички Зары, - улыбнулся Апион. – Как твоя кровь Бездны? Сильно бурлит?
- Бурлит. Но я научился её контролировать.
- Хаос не есть зло, если умеешь направлять его в нужное русло, - подтвердил Апион. – Наконец мы и встретились. Вечные дела, знаешь ли. Я состою в Совете Двенадцати на Ситтарасе и странствую по мирам в поисках союзников и оружия, способных помочь нам в борьбе с демонами. Этот мир стал одной из баз армии Рассвета.
Путешествуя по мирам, можно наткнуться на очень странные вещи, - продолжил Апион, - Я побывал в мире, где вообще нет нелюди. Там очень развитые технологии, но почти нет магии: оставшихся немногочисленных магов считают шарлатанами. Многие события из истории других миров сохранились там в мифах и легендах. Хотя в этом мире побывал Искупитель и принёс свою веру, там очень много людей, которые вообще не верят ни в каких богов! И это при том, что прямо у них под носом, в на дне одного из их океанов спит целый Древний, бог Бездны! Как же его зовут… Не то Култу, не то Тухлу…
- И удалось вынести что-то полезное из этого мира?
- Да. Принцип мадаббарных сетей. Я научился магически соединять мадаббары в сети, как люди того мира – свои вычислительные машины.
________________
Книга, освобождающая от никотинового рабства.

Отредактировано Арастиор, 27.04.2013 в 15:38.
Старый 27.04.2013, 12:45
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Глава 3. Продолжение

- Да. Принцип мадаббарных сетей. Я научился магически соединять мадаббары в сети, как люди того мира – свои вычислительные машины. Но давай перейдём к твоим проблемам. Ты искал от меня какой-то помощи, не так ли?
- Да, дядя Апион. Пираты напали на наш с друзьями корабль. Меня искалечили, а их похитили. Я думаю, что мои друзья живы, и хочу их найти – и спасти.
- А сам найти их не можешь?
- Ты властитель Бездны или нет? Ты способен повелевать морской стихией. Ты можешь чувствовать всё то, что происходит с мировым океаном. И я уверен, что через океан ты можешь определить, где находятся твои друзья.
- Нет, не могу. Я ещё не до конца овладел силами Бездны. Владычица Цовинар научила меня далеко не всему, что умеет…
- Этого не может быть. Властители Бездны владеют всеми силами своей стихии от рождения! Значит, ты не полноценный Властитель, потому что ты полукровка!
- Но у Ангелов Бездны нет женщин! Нас рождали женщины людей и эльфов. Все мои предки по мужской линии были полукровками, но при этом все они были настоящими Властителями Бездны.
- Это значит, что ты не инициирован. Вот когда пройдёшь инициацию, тогда и станешь истинным Властителем Бездны.
- Владычица Цовинар ничего мне про это не говорила.
- Потому как она ничего про это не знала. Это мог сообщить тебе только отец или Хейбар.
- И что теперь?
- Проходи инициацию. Для этого ты должен отправиться в Бездну и добраться до источника Силы Хаоса. Зрелый Ангел Бездны или Древний отправит тебя без проблем. Я же, светлый бог, не могу тебя направить непосредственно в Бездну. Но я знаю ещё одно место, где есть источник Хаоса.
- Что же это за место? – поинтересовался Сардэк.
- Это место – Коцит, один из планов ада, Геенны, точнее, один из миров демонического плана бытия, известного, как Геенна Огненная. Только сам Коцит – не огненный, а напротив, ледяной план бытия. Это – мир Карерона-предателя. Карерон был богом ледяной стихии, но во время вторжения демонов во Внешние Миры он предал своих и перешёл к врагу, сам став демоном. Боги свергли Карерона в Геенну Огненную, но сам Карерон оказался сильнее Геенны. Настолько велика была в нём ледяная сила, что в аду настали морозы. Карерон породил Коцит – ледяной адский мир и уже оттуда устраивал атаки на другие миры. До сих пор в религиях многих северных народов живёт представление, что в аду должно быть не жарко, а холодно. Это – память о Карероне, его мире и о демонах ледяного мира, шарду.
В Коците находился Трон Карерона, но с момента его гибели он пустует. Именно в районе трона и находится источник Силы Хаоса. Хаос Геенны не такой, как Хаос Бездны, но они родственные.
- И ты можешь меня телепортировать в Коцит?
- Не совсем, Сардэк. Моё всемогущество пока что ограничивается лишь этим миром. Но я могу тебя телепортировать туда, где есть проход в Коцит.
- Далеко?
- Нет. Соседний остров. Берись за руку.
Сардэк взял Апиона за руку. Тут же его окружила ослепительная вспышка яркого света. Алхимик тут же зажмурился. Когда он открыл глаза, то увидел, что стоит на заснеженной вершине горы рядом с величественным храмом древнего стиля, окружённым серебристыми колоннами. С вершины горы открывалась перспектива всего острова, также покрытого снегом.
Возле храма стояла группа монахов – один – высокий, похожий на снежного барса, явно – представитель расы белых хаттуров, народа Луны. Другие – низкие, в половину человеческого роста, с лицами, закрытыми капюшонами.
- Слава Господу! – крикнул снежный барс, рухнувший на колени. Низкорослые монахи последовали его примеру.
- Встань, отец Гирдэк, - ответил Апион. – Со мной – племянник, Сардэк. Вели магам раттусов сопроводить его к преддверию Коцита.
- Вы слышали господа нашего, раттусы, - как принято среди хаттуров, растягивая гласные и звук «р», произнёс отец Гирдэк. – Сопроводите господина Сардэка к разлому!
- Да, святой отец, - ответил один из низкорослых монахов.
- Что это за существа? – изумился Сардэк, показывая на низкорослых монахов в капюшонах, пока они шли.
- Раттусы , - ответил отец Гирдэк. – Раса, созданная Господом нашим Апионом.
- На самом деле, не созданная, - ответил Апион. – Задолго до обожествления я нашёл расу разумных крыс в подземельях родного города Стейнгарда. Тогда они были ещё в полудиком состоянии, но уже обзавелись собственными магами . Крысам было тесно в катакомбах старого города, однако, выйти на поверхность они не могли: люди убили бы всех их. После обожествления я вернулся в Стейнгард и организовал раттусам исход. Я поселил их на одном из островов Хаттуров.
- И как же коты-хаттуры уживаются с крысами-раттусами?
- Из-за моего запрета хаттуры не трогают раттусов. Сами раттусы изменились благодаря мне. Я сделал их сильнее, выше, умнее, и изменил их речевой аппарат, так что теперь они могут говорить по-человечески. Так что в некоторой степени я создал раттусов.
- А что здесь делает преддверие Коцита?
- Задаёт местный климат, - ответил Апион. – А ты как думал, почему на острове, расположенном в тропических широтах, лежат снега? Там, где ступала нога Карерона-предателя, образуются ледяные аномалии, сильно охлаждающие климат. Карерон уничтожен, и большая их часть исчезла. Кроме тех, которые порождены Кацитом. Из преддверия часто выходят шарду, ледяные демоны, но маги огня из раттусов уничтожают их.
- А почему тут нет магов огня из Хаттуров?
- Территория храма Луны священна для народа Луны – и запретная для народа Солнца. О! Вот мы и пришли, - произнёс Апион, указав на сияющий шар белых энергий.
Сардэк двинулся к разлому.
- Погоди! – крикнул Апион. – Шарду тебе так просто не уничтожить. Возьми это!
Апион протянул племяннику пистолет. Вернее, нечто, похожее на пистолет, которые он видел у пиратов и офицеров, только он был прозрачный, а внутри у него сияло синее облачко энергии.
- Это магический пистолет, - пояснил Апион. – Стреляет огнём, молниями и ледяными стрелами. Ещё одно: в Коците – очень холодно! Любые морозы этого мира покажутся тебе лёгкой прохладой. Захвати шубу.
- У меня её нет.
- Не забывай, что я – бог, ответил Апион, буквально из воздуха сотворяя шубу. Сардэк накинул шубу. Оглядевшись, он пошёл в разлому.
И через некоторое время, проморгавшись, увидел, где оказался. Сардэк стоял в заснежено-ледяной пустыне, простиравшейся на десятки, сотни лиг. Силы Бездны подсказывали, что источник Хаоса находится где-то на Востоке. И Сардэк двинулся туда. Несмотря на шубу, адский мороз всё равно пронизывал его до костей. Навстречу шли шарду, демоны льда. Они оказались похожими на гигантских ледяных големов блестящего синего цвета. Они шли к Сардэку явно с недружественными намерениями, но тот расстреливал их из магического пистолета, переведённого в режим огня: порождения ледяной стихии плохо справляются с обжигающим пламенем.
Впрочем, Сардэк уже имел представление, как выглядят шарду, так как видел Арастиора.
Арастиор, бог войны и огня, выглядел высоким мускулистым мужчиной с бородой и длинными волосами. Он носил красно-чёрные плащ, мундир и штаны, а также доспехи из блестящего голубого металла: нагрудник, сапоги и наручи. Как Арастиор рассказал, это были доспехи из минерала талагмия, выплавленного из талагмиевой руды, добытой из тела Карерона-предателя,. Талагмиевые доспехи обеспечивали носителя полной невосприимчивостью к магии – и были одним из источников божественной силы Арастиора. Именно из талагмия и состояли шарду, невосприимчивые к магии, но уязвимые к огню. Но с Арастиора так просто сбить эти доспехи огнём нельзя: он сам бог огня и легко контролирует эту стихию.
Сардэк двигался дальше по ледяной пустыни. Он прошёл сквозь ущелье, охраняемое ледяными демонами, и наткнулся на свинцово-серое озеро, по поверхности которого плавали льдины. Похоже, это озеро Коцит, и давшее название этому плану бытия. А почему же оно не замерзает? Сардэк принюхался: пахнет морской водой. Вода настолько солёна, что не замерзает. А это значит…
Сын ангела Бездны встал возле озера, расправив руки и впитывая энергетику солёного озера. Силы Бездны проникают и сюда. Пускай он не полноценный властитель, но значительно сильнее обычных людей – и может летать. Сардэк начал метаморфозу – и в облике Ангела Бездны взмыл в воздух оглядел Коцит. Он полетел в сторону Ледяного Трона, места силы Карерона. Достав из-за пазухи колбу, Сардэк налил в неё солёной воды про запас.
Но через считанные минуты приземлился, свершив обратную метаморфозу: пускай Властители Бездны сильнее людей, но любое порождение Бездны переносит морозы куда хуже. Порождения Бездны живут и в северных морях, но когда поверхность тех замерзает, не выходят наружу: могут замёрзнуть и застыть, так как хладнокровны. Конечно, при сильном обморожении, твари Бездны выживают, как и другие хладнокровные существа – и приходят в себя при потеплении. Но если замёрзнуть навеки… Лучше не представлять, а принять человеческий облик.
Сардэк дошёл до ледяного холма. Там находился трон Карерона. Впрочем, он был высотой с большой дом, так как сам Карерон был гигантом, титаном, и человек не сможет на него взобраться. Но у Сардэка была с собой морская вода, позволяющая принять облик Ангела Бездны. Больше чем на пять минут этот облик лучше не принимать в этом мире, но тут хватит и нескольких секунд. Впитав силу морской воды, Сардэк преобразился и взлетел, приземлившись на трон. Тут он ощутил колоссальный прилив хаотических сил. Он почувствовал себя не просто Ангелом Бездны, а хаотическим богом, способным управлять Хаосом и свободно перемещаться внутри него.
Одной лишь силой мысли Сардэк перенёсся к разлому и вышел в Маргардт. Тёмная сила опьяняла его. Он ощущал колоссальную мощь Бездны, правда, с небольшими включениями Геенны, но сейчас это казалось не важно.
На Сардэка смотрел удивлённый отец Гирдэк и монахи-раттусы. Апиона не было: очевидно, отправился в Ситтарас или ещё куда.
«Я свободен!» - услышал Сардэк в голове знакомый бас. – «Сила! Власть»
«Кто ты такой?» - мысленно ответил Сардэк.
«Ты знаешь, кто я», - ответил голос в голове. «Я – это ты. Твоя тёмная сторона. Я – тьма в твоей душе, как и ты – свет в моей. Я – ангел Бездны, сын ангела Бездны. Именно я проснулся в тебе в твои тёмные годы. Именно я подтолкнул тебя на путь криминала. Моя кровожадность захватила тебя. Это я убил тех морских торговцев, о чём твоя светлая душа предпочитает не помнить. Цовинар научила тебя контролировать меня. Но после инициации я стал самостоятельной личностью. Хаос Геенны куда крепче и сильнее, чем Хаос Бездны, он и пробудил меня и дал мне сил».
«Умолкни», - ответил Сардэк. – «Ты лишь мой гнев, моя ненависть и кровожадность. Ты – лишь часть меня, ангел Бездны, в то время, как я – полноценная личность».
«Ты уверен?» - спросил тёмный голос. – «У меня личность ангела Бездны, значит и тело ангела Бездны моё, и силы – мои. Выметайся из моего тела, человечишка!»
И ангел Бездны исторг душу Сардэка из своего тела. Странно было глядеть со стороны на своё бывшее тело. Сначала Сардэк подумал, что его душа направится в мир иной, но тут он материализовался в своём старом теле, человеческом. Жив! Лучше, чем направиться к богам в самом рассвете сил.
- Счастливо оставаться, неудачник! – издевательски отсалютовал ангел Бездны и улетел куда-то на юг.
________________
Никакая физическая преграда не сравнится с кандалами, порабощающими разум.
Старый 28.04.2013, 14:57
Clamp
Lost in space
Очень слабые диалоги сильно контрастируют с сильным бэкграундом.
________________
Well, you found me. And what you gonna do? Kill me?
Старый 28.04.2013, 21:38
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Версия самая черновая, всё минимум два раза переделываю. Диалоги переделаю тоже :)
________________
Хочешь бросить курить? Спроси меня, как.
"Рельеф я сам матерю" © MPI3.
Старый 28.04.2013, 22:51
эскалибур

offline
Опыт: 547
Активность:
Хм... Очень интересно! Арастиор, когда будет продолжение? Жду не дождусь!
Старый 05.05.2013, 17:31
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Цитата:
Сообщение от эскалибур
Хм... Очень интересно! ~~Арастиор~~, когда будет продолжение? Жду не дождусь!

Думаю, не скоро. На днях начинаю работать по 12 часов, времени не будет.
________________
Никакая физическая преграда не сравнится с кандалами, порабощающими разум.
Старый 05.05.2013, 19:21
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Отредактированная версия, добавлена пара описаний и эпизодов, повествование идёт от первого лица.
Прикрепленные файлы
Тип файла: doc Abyss.doc (174.0 Кбайт, 7 просмотров )
________________
Никакая физическая преграда не сравнится с кандалами, порабощающими разум.
Старый 25.05.2013, 21:02
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Глава 4
Ангел Бездны

- Что это вообще было? – спросил отец Гирдэк.
- Всё самое плохое, самое непокорное и кровожадное, что было во мне. Пройдя инициацию, оно обрело отдельную личность – и отдельное тело.
- Нечего тебе стоять на морозе, - произнёс отец Гирдэк. – Пойдём в храм, Сардэк, тебе надо отдохнуть, успокоиться.
Я последовал в храм за служителем Апиона. Он представлял собой устремившуюся вверх постройку, словно дерево: основание-ствол и некое подобие кроны дерева на втором этаже. Это вполне естественно для подобных котам существам, ведь многие кошачьи живут на деревьях. Материалом, естественно, была древесина, чёрная, лакированная. Внутри оказался зал для проповедей с алтарём в виде пятиугольника, над которым висела икона Апиона в сияющих доспехах, верхом на крылатой пантере, на фоне бушующей над островами грозы. Отец Гирдэк жестами позвал меня за дверь, где, очевидно, находились кельи. Мы вошли и сели за стол.
- А ты сам ощущаешь какие-либо изменения? Что-то связанное с открытыми способностями Хаоса? – произнёс отец-настоятель, замешивая настой трав и поставив их на печку. Мой опытный нюх алхимика узнал эти травы: серебрянка арктическая, кроличья трава и кошачий цикорий. Успокаивающие травы, из их смеси должно получиться качественное зелье, способное помочь справиться с усталостью и победить любой стресс.
- Напротив, – выдавил из себя я. – Новые способности Абсолюта. А именно, лунной магии. Такое ощущение, что я владеют ей на уровне мастера.
- Это невозможно, - глаза Гирдэка расширились. – Ты же мужчина!
- И что? – вяло произнёс я. – Когда часть тебя сбежала, становится не до споров о природе магии.
- Я понимаю, что ты далёк от орденов храмовников и магов, но постараюсь объяснить. Храмовники служат Абсолюту, а маги – разным богам. Благодаря действующему в Маргардте закону полового ограничения, не у каждого бога полноценными служителями могут стать представители обоих полов. Магами Ваагна или Арастиора могут быть только мужчины. А служителями Зары – соответственно, только женщины. Её личная гвардия носит название «лунные волшебницы».
- А как же я? Я всегда владел лунной магией. Да и видел при дворе Зары несколько мужчин, владеющих основами этого искусства.
- Именно, что основами. Очень сильный маг мужского пола тоже может получать силу от Зары, но будет максимум на уровне посредственного мага. Закон полового ограничения суров, но его невозможно нарушить, в отличие от законов человеческих сообществ. Полноценными лунными магами мужского пола можем быть лишь мы, хаттуры. Но мы служим не Заре, а Апиону.
- А как сей закон объяснит вот это? – спросил я, порождая в правой руке меч из чистого лунного света. – А вот это? – порождая башенный щит из тех же самых лучей.
- Полагаю, что на тебя, полубога и сына Зары, этот закон не действует.
- Вполне возможно, - ответил я. – Я безо всякого обучения с детства владел основными заклятиями лунной магии. Сейчас же я стал полноценным лунным магом. Только почему.
- Силы Абсолюта и Бездны боролись в тебе, ограничивая друг друга, сейчас же, когда твоя тёмная сторона сбежала от меня, твои способности лунной магии не ограничивает ничто. Ты – полубог. Твои силы, должно быть, поменьше, чем у Зары, но наверняка больше, чем у любой из её волшебниц.
Отец-настоятель снял с печки закипевшее зелье.
- Настой успокаивающих трав готов. Пей, Сардэк, - произнёс служитель Апиона, протягивая мне чашку.
- Ай! Слишком горячий! – сказал я вместо благодарности, взяв чашку и чуть не бросив её на стол. – Хотя… показалось! Не такой уж и горячий.
Я обнаружил в себе ещё одну особенность. Новый тайный козырь, который пригодится при борьбе с моей тёмной сущностью. Но об этом лучше пока не сообщать никому. Даже отцу Гирдэку.
- Надо найти ангела Бездны, - продолжил я. – Куда он мог направиться?
- Он – это ты сам, - блеснул зелёными глазами служитель Апиона. – Его жизненный опыт – твой жизненный опыт, его знания – твои знания, его стремления – твои стремления, пускай и более агрессивные. Куда бы направился ты, обрети ты огромные силы Бездны и распрощавшись с человеческой жизнью.
- Я бы полетел спасать друзей. Но полагаю, моя тёмная сущность слишком эгоистична для этого. В таком случае я бы пожелал заполучить власть над Бездной. Я бы держал путь либо к Цовинар, чтобы править вместе с ней, либо в царствие Фатагна, чтобы свергнуть его и занять его место, либо на Острова Спрутов на востоке, где поклоняются властителям Бездны.
- Первые два варианта возможны, но тебе, как человеку бессмысленно охотиться на него там. Отныне ты не можешь существовать под водой. Что же касается Островов Спрутов, твой компаньон там непременно появится, рано или поздно.
- Почему ты так уверен, святой отец?
- Потому как богам нужны прихожане. От прихожан же им нужны молитвы. Через молитвы бог получает дополнительную энергию-клатху и становится сильнее. Естественно, богам нужно как можно больше прихожан. Для этого они ведут борьбу с другими богами – иногда методом честной конкуренции, иногда – подлыми ударами со спины, а иногда простой открытой войной. Задача бога – переманить прихожан других богов. Для этого можно творить чудеса, посылать пророков, грозить адскими муками последователей иных вер, разжигать среди смертных рас религиозные войны. Один из путей – сотворение новых рас, готовых поклоняться своему создателю, как сделал и господь наш Апион. Самый радикальный метод – убийство бога-соперника, а после этого – обращений в свою веру его прихожан, ибо бессмысленно молиться мёртвому богу. Естественно, если ты бог и убьёшь конкурента, это ещё не гарантирует, что его последователи будут молиться именно тебе: свято место пусто не бывает, и могут подтянуться остальные. Именно поэтому битвы богов сопровождаются и битвам их армий: в случае победы своего патрона войска победителя проводят обращение побеждённых.
Именно поэтому войска Хейбара напали на земли Ваагна, и в первую очередь – на храмы. И именно по этой причине твой ангел Бездны рано или поздно заявит о себе на островах Спрутов, дабы заполучить поддержку и молитвы местного населения.
- И я направлюсь на острова Спрутов, - сказал я. – Но для этого мне нужна лодка.
- У меня есть одна зачарованная яхта, - ответил монах Апиона. – Она доставит тебя куда быстрее, чем все остальные корабли. Пойдём к побережью.
***
Мы с отцом Гирдэком двинулись к побережью. По пути он дал мне денег на необходимые расходы. Через три часа мы добрались до яхты: немаленькая, хватит на команду из десятка человек. Там имелось несколько кают, каюта капитана, камбуз, зачарованное управление, и, что оказалось важным для меня, алхимический стол с кучей реагентов. Распрощавшись с отцом-настоятелем, я направился к острову Кракена, где располагалась людская столица безднопоколонников, и где рано или поздно должно было появиться моё тёмное альтер-эго.
Я разделся, дабы лечь спать. Как вдруг я нащупал в своих карманах сердечник голема. Пираты толи его не заметили, толи он оказался им не нужен. У меня возникла идея: подойдя к зачарованному управлению, я нашёл там подходящий разъём – и вставил сей цилиндр. Несколько секунд ничего не происходило, и я уже разуверился в своей идее. Как вдруг откуда-то сверху раздался громогласный женский голос:
- Я снова жива! Но почему моё тело такое странное?!
- Рад видеть тебя, Лиддана, - ответил я. – Отныне твоё тело – мой корабль. Ты подчиняешься мне, своему капитану. Попытка бунта бесполезна, управление подчиняется базовым законам поведения големов, так что ты не сможешь восстать против меня.
- Да я… - начала Лиддана и тут же осеклась. – Приказывай, мой капитан!
- Веди судно на остров Кракена. А я пока посплю.
***
Через двенадцать часов моё судно, одержимое Лидданой, прибыло к порту острова Кракена. Из них восемь часов я спал, а последние часы варил зелье, которое должно было помочь в последнем плане.
Когда судно пришвартовалось у острова Кракена, никто не обратил на нас особого внимания: приплыл обычный человек, в обычных одеждах. А странный корабль… мало ли, кто на чём приплыл в это царствие Хаоса.
Над городом стояли свинцовые тучи, но дождь не шёл; стояла жара. Я шёл по прибрежной улице к храму Аэгира. На улице стояли дома, напоминающие морские звёзды или осьминогов. Как мне повезло, что сам храм располагался у берега. По пути я наткнулся на магазин с одеждой, где сменил свои изношенные одеяние на красную робу жреца Бездны, дабы привлекать меньше внимания. Продавец не хотел поначалу продавать простому человеку робу жреца, но я продемонстрировал ему пару фокусов с водной магией, благо магия Луны позволяет оперировать водной стихией, как и собственно сила Бездны. Выйдя из магазина, я натянул на лицо капюшон: не хотелось бы, чтобы непокорное альтер-эго меня узнало.
Теперь местные люди, завидев меня, кричали приветствия Бездны, как на Общем языке вроде: «Знает даже жалкий раб: нас ведёт Аггот-Шураб!», «В глубине построил грот наш Фатагн, мал’ах Харгот!» и на харгий, языке Бездны: «Хейбар хей, Хейбар хаййа, Хейбар йахай», что переводится как «Хейбар жил, Хейбар жив, Хейбар да будет жить». Хейбар – один из Древних, его возраст – десятки тысяч лет. Древние очень живучи, но не бессмертны, и Хейбар – глубокий старец даже по их, Древним, меркам. Сейчас он спит на дне океана. Точнее, впал в длительную кому и находится в состоянии овоща, проживая последние годы или десятилетия. Но безднопоклонники верят, что дух Хейбара крепок, он общается с ними, пока тело спит, и рано или поздно Хейбар проснётся. Вот и придумали приветствие, что Хейбар жив и будет жить. Еретики же от Бездны, поклоняющиеся так называемым Молодым Владыкам: Фатагну, Золотой Маске и Цовинар, в насмешку над ними придумали фразу «Хейбар умер, но тело его живо».
А вот и надземный храм Бездны, храм Аэгира, напоминающий огромную морскую звезду. Я вошёл в храм – и вовремя. У алтаря стояло моё тёмное альтер-эго, а люди, за исключением жрецов Бездны, стояли перед ним на коленях. На коленях стояли и четыре Рыцаря Бездны.
Рыцари Бездны аки абирей харгот – элитные воители данного плана Хаоса. Они соответствуют храмовникам у Абсолюта, также обладает повышенной силой, ловкостью и способностями исцелять. Стать рыцарем Бездны может эшхаргот, хуфут или человек, поклоняющийся Бездне. В этом храме все рыцари Бездны были людьми.
Я же, сложив руки лодочкой и опустив капюшон, двинулся к алтарю.
- Йа Сардэк, мал’ах Харгот – гудели прихожане. Сам ангел Бездны не обратил на меня внимания. Он должен был чувствовать ауры и по ауре меня узнать, но сейчас ему, должно быть, было не до меня.
Оказавшись за спиной противника, я применил излюбленную тактику ещё с разбойных времён – нападение со спины. Нет, я не ударил своё альтер-эго ногой, кулаком или ножом, а просто выхватил из-за пазухи колбу, снял крышку и кинул ангелу Бездны под ноги. Из колбы повалил парализующий газ узкой зоны поражения, остановивший мою тёмную сторону. Человека он должен был парализовать на час-другой. Что же до ангела Бездны, обладающего повышенной выносливостью, то должно хватить на несколько секунд.
- Нападение на владыку! – прокричали рыцари Бездны, повыхватывали клинки и бросились на меня.
Пришло время для моего нового козыря. Вот какую новую способность я в себе обнаружил в храме Апиона: управление силами льда. Именно ими я и остудил чашку кипячёного отвара, поначалу этого не осознав. После того, как я прошёл Коцит, инициирована им оказалась не только моя тёмная сторона, но и я сам. Отныне в моей ауре чётко прослеживаются следы Коцита, а значит, с моим происхождением и мгновенной обучаемости магии, унаследованной от высших сил, я плюс ко всему полноценный ледяной маг.
Подняв руки и посылая заряд ледяной энергии, я оббежал вокруг своей тёмной стороны, и она оказалась под огромной глыбой льда. Навстречу мне неслись рыцари Бездны, но я остудил и их пыл.
- Интеллект и расчет при правильном подходе всегда побеждают грубую силу. Ты побеждён, - сказал я ангелу Бездны. – Я могу легко тебя уничтожить множеством способов. Но ты мне нужен. Сдавайся, признай моё господство, и я позволю тебе существовать на задворках своего разума.
Из-под глыбы льда замёрзшее существо что-то пробормотало, вроде «я сдаюсь, ты победил». Я дотронулся до глыбы льда, втягивая в себе всё то, что в ней было. Тело владыки Бездны исчезло из льдины, но вот я ощутил, что наполняюсь силами Хаоса. Я подошёл к глыбам, где были заключены мной рыцари Бездны и голыми руками разорвал эти куски льда. Рыцари смотрели на меня с подозрением. Тогда я начал метаморфозу, благо, храм стоял на сваях прямо на морском берегу, и вода была прямо тут.
- Я – Сардэк, ангел Бездны, ставшей единой полноценной личностью, - произнёс я. – Кто-то сомневается в моей власти?!
- Йа, йа, Сардэк, мал’ах харгот, - загудели прихожане, жрецы и рыцари Бездны.
________________
Никакая физическая преграда не сравнится с кандалами, порабощающими разум.
Старый 27.05.2013, 11:57
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Единый файл. 6 глав - с новыми и отредактированными старыми.
Прикрепленные файлы
Тип файла: doc Abyss.doc (286.0 Кбайт, 2 просмотров )
________________
Хочешь бросить курить? Спроси меня, как.
"Рельеф я сам матерю" © MPI3.
Старый 29.07.2013, 13:35
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Глава 7
Золотая Маска

Прошёл ещё день. Тела всех погибших были отправлены в своё последнее плаванье. Оставшиеся боги рассуждали, кто же может быть в союзе с Золотой Маской и Ваагном.
- Кто может быть? – ухмыльнулся Арастиор. – Да кто угодно. Скорее, надо решить, кто однозначно не может быть в союзе с ними. Будем формировать наш список методом исключения.
- Во-первых, - ответил Апион, – в союзе с ними не может быть никто из богов… и властителей Бездны, - быстро добавил дядя, глядя на меня.
- Ну это само собой, - ответил я.
- Во-вторых – владыки Бездны Сцилла и Харибда, - продолжал Арастиор. – Эти владыки хоть очень крупны и сильны физически, не достаточно умны, чтобы участвовать в заговоре.
- По этой же причине можно исключить и Левиафана, - добавил Апион. – Это – в третьих.
- В-четвёртых, Сардэк, это твой отец Фатагн, - сказал Арастиор. – Он, конечно, умён и хитёр, но он Ангел Бездны. Ангелы Бездны кровожадны, они – разрушители, а не интриганы. Фатагн предпочитает атаковать, а не обсуждать план атаки. Он – мастер тактики и стратегии, но он – одинокий волк, не посвящающий в свои планы других.
- Мы всех владык Бездны, что однозначно не могут быть участниками заговора. Что касается богов, то мы пока не можем исключать из списка никого. Конечно, за исключением присутствующих тут.
- А к какому виду владык, собственно, относится Золотая Маска? – поинтересовался мой ученик, Рамир.
- Никто толком не знает, - ответил Апион. – Сам себя он называет Верховным Жрецом Глубин. Хотя о простых Жрецах Глубин в Маргардте слышно не было. Никто с подобной расой ещё не сталкивался, как в этом мире, так на Ситтарасе и в остальных мирах, где я бывал. Но это ещё ничего не значит. Существуют сотни рас, порождённые Бездной.
- Среди порождений Бездны ходят слухи, что Маска может быть бывшим демоном, который переметнулся на сторону Бездны. Или же бывшим смертным.
- Смертным? – изумился Апион. – В магических академиях Бездны вас учат таким вещам, девушка? Не похож он на смертных Маргардта. Я не видел, чтобы у них было минимум четыре щупальца вместо рук и ещё неизвестное количество щупалец вместо ног.
- Судя по этим щупальцам, он мог быть смертным не Маргардта, а смертным представителем одной из тех самых неизвестных рас Бездны, который обрёл божественность.
- А может эта раса принадлежит к владыкам – ответил Апион. – Я толком не знаю, когда Золотая Маска появился в Маргардте.
- Об этом я читала, - ответила Нира. – Двести пятьдесят девять лет назад.
- За полвека до нашего обожествления, - сказал Апион. – Он уже был здесь, когда мы тут появились. А знаешь ли ты, дамочка, что-нибудь ещё об этом жреце? Уж не его ли ты лазутчица?
- Нет, не знаю, - обиженным голосом произнесла Нира. – Об ангелах Бездны я знаю куда больше, они – моя страсть. А о Верховном Жреце глубин я знаю не больше, чем остальные маги Бездны. Он – тёмная лошадка.
- А почему ты так уверена, что Золотая Маска – он? Никто не знает даже какого это существо пола.
- Какого угодно, - ответил Апион. – Порождения Бездны бывают разные. Какие-то делятся на мужской пол и женский, какие-то – бесполые и размножаются почкованием, есть гермафродиты. У некоторых видов, например, у харрасов или морских пчёл, большинство бесполое, а небольшая часть имеет пол и занимается размножением. А у некоторых – более двух полов.
- Например, глубоководные, народ Дагона, - вмешалась Нира. – у них шесть полов. Среди них есть мужские особи, женские особи, нейтральные, которые ближе всего к бесполым, но способные принимать процесс в размножении и рожать детей, гермафродиты, суперсамцы и суперсамки. Последние два пола обладают двойным набором гениталий.
- И как определяется пол зачатого младенца? - изумился я.
- Очень просто, - ответил Апион, который тоже неплохо знал про порождений Бездны, а также развитую в мире Эрта генетическую теорию и паленгенезию. – У них три половых хромосомы, которые можно назвать A, B и C. Мужская, женская и нейтральная. Мужчины имеют набор AC, женщины BC, нейтралы CC, гермафродиты AB, суперсамцы AA и суперсамки BB. Соответственно, мужчина способен родиться либо от мужчины и женщины, либо от суперсамца и нейтрала, либо от мужчины и нейтрала, либо от суперсамца и гермафродита, гермафродита и нейтрала, гермафродита и женщины, гермафродита и мужчины. Женщины - тоже от всевозможных родителей с соответствующими хромосомами. И так далее. В связи с шестью полами у них огромное количество сексуальных ориентаций, большая часть которых способна создать новую жизнь.
- А у не водящейся в Маргардте расы азурай вообще двенадцать полов, - сказала Нира. – А то и тринадцать. Так что пол Золотой Маски может быть… какой угодно. Как и то, применимо ли к этому созданию вообще понятие пола.
- Тише, - вмешался Арастиор. – Меня телепатически вызывает моя гидра.
Бог войны и огня закрыл глаза и, похоже, несколько секунд мысленно общался с нашим агентом. Затем произнёс:
- К нашей гидре пришёл глубоководный, эмиссар Золотой Маски и доставил ей приказ явиться в его резиденцию. Скоро наша гидра там будет.
- Как скоро? – спросил я.
- Очень скоро, - ответила Нира. – Как боги могут перемещаться между мирами путями Межреальности, так и властители Бездны способны перемещаться и между мирами и в пределах одного мира дорогами Бездны, куда есть выход почти из любой точки океана.
- А она знает путь?
- Знает, с тех пор, как я вложил в неё воспоминания Тиамат, - эти слова принадлежали дяде Апиону.
- А что за магия позволяет телепатически общаться с Гидрой? – поинтересовался я. – Никогда о такой не слышал.
- Это – древний ритуал одного из далёких миров, где я побывал, - ответил Арастиор. – Там меня ему научил один знакомый. При смешивании крови дракона и его хозяина, произнесении определённых заклинаний и обратном вливании дракону и хозяину, между ними образуется телепатическая связь.
- А что это за мир такой? – спросил я.
- Анифар. Один из правителей этого мира – союзный нам бог Гирт Гуабэр. О! А вот и гидра прибыла на место. Смотрим внимательно, она – наши глаза и уши, - Арастиор сделал пас руками, и перед нами, в центре комнаты возникло небольшое облачко, в котором, словно в хрустальном шаре мага, проглядывалось всё, что видела наша гидра.
Она стояла у подножия небольшого подводного замка, сделанного из кораллов, расположенного где-то в южных широтах океана. Гидра поскреблась лапой в массивную эбонитовую дверь, и её открыл Золотая Маска, Верховный Жрец Глубин.
Вполне вероятно, что жрец Глубин был существом наземного происхождения и предпочитал жизни в воде жизнь на суше: каким-то магическим образом из его замка была откачена вся вода, а вместо неё был воздух. Стена воды перед входом никак не думала просачиваться внутрь.
- Залезай, Тиамат, - произнёс Верховный Жрец металлическим голосом, слегка искажённым его маской.
Сам жрец Глубин был ростом с человека и носил помимо, собственно, маски, фиолетовую шёлковую рясу с капюшоном, который вместе с упомянутой маской полностью покрывал голову. Из рукавов торчали две пары щупалец вместо рук. Что же было вместо ног – неизвестно, так как ряса доставала до пола.
- Как понимаю, мы были разбиты, Тиамат? – вкрадчиво-мягким голосом спросил жрец Глубин. – Можешь не отвечать. Я уже знаю ответ. Там присутствовал молодой ангел Бездны, зовущий себя Шемаддоном?
- Да, - честно кивнула головой Мирида.
- Если он также силён, как его отец, то у нас появился очень опасный противник, - сказал Золотая Маска. Судя по тому, что изображение в облаке поднялось, гидра кивнула головами.
- Отлично! – прокомментировал Арастиор. – Что разбить его армию помогли боги, он не догадывается. И рассказать некому: все, кто мог бы это сделать, уже мертвы.
Раздался звонкий стук в дверь кораллового замка.
- Открыто, - произнёс металлическим голосом Золотая Маска, - заходи, Аггот-Шураб. – Опытному властителю Бездны не составляло проблем видеть или ощущать сквозь двери.
И в открытую дверь вошёл, а точнее, вполз, по причине отсутствия ног, Аггот-Шураб, козёл глубоководных джунглей. Глубоководные джунгли – местность на седьмом уровне Бездны, чья флора и фауна постоянно эволюционирует. В условиях постоянной нехватки пищи, в постоянной борьбе за выживание, у местных форм жизни выработалась ярко выраженная агрессивность. Даже растения там в большинстве плотоядные. Удивительно, что среди местной живности зародилась разумная раса. Но неудивительно, что она поднялась до властителей Бездны.
Аггот-Шураб напоминал классического козерога, символ зодиакального созвездия, имеющегося во многих мирах. А может, и наоборот, с него срисовали Козерога: верхняя половина тела как у козла, если не считать человекоподобных покрытых чёрной шерстью рук, нижняя – как у русалки. Оказавшись на суши, он пополз словно змея.
- Что же, все свои властители Бездны в сборе, - судя по интонации, Золотая Маска улыбался. – Связываемся с богами.
И жрец Глубин проделал примерно то же самое, что и Арастиор. Он породил какое-то магическое облако, в котором проглядывались две фигуры богов. Одна – знакомая – Ваагн. Невысокий смуглый бородатый мужчина с ореолом молний вокруг головы. Вторая же фигура – неизвестно кто. Про неё было известно менее, чем про Золотую Маску. Потому как это была тень неопределённой фигуры. Было понятно лишь, что она – человеческая.
- Номер Три, - произнесла тень явно искажённым магией басом. – Ты зачем снял маскировку?
- Это уже не важно, Номер Два, - ответил Ваагн. – Шемаддон раскрыл меня. Даже враги знают, что я раскрыт, скрывать личность перед своими уже не имеет смысла.
- Ты прав, - ответил Номер Два.
Мы с Апионом и Арастиором переглянулись. Вполне очевидно, что Ваагн также скрывал свою личность в тени, но теперь не видит в этом смысла. Даже не все участники заговора посвящены. И вполне очевидно, что сами скрытые личности друг друга они знают. Если Ваагн и Тень, как я назвал неизвестного участника – номера Два и Три, то кто же – номер Один.
- Я позвал вас не для выяснения отношений, а для серьёзного разговора, - на сей раз бесстрастным голосом произнёс Золотая Маска.
- Мы слушаем, Номер Один, – сказал Тень
Мы снова переглянулись: вот и зачинщик заговора обнаружен.
- Дело следующее, - продолжил Верховный Жрец Глубин. – Как вы все знаете, Хейбар – Древний. Более того, Хейбар – очень древний. Ему уже около тридцати тысяч лет. Он существовал задолго до того, как в этом мире появились разумные расы.
- Мы всё это знаем, - отрезал Тень. – Не трать наше время, Номер Один! Давай ближе к делу!
- Терпение, номера Два и Три, - улыбчивым голосом произнёс Маска. – Вы – не властители Бездны и не знаете того, что знаю я. Древние очень долгоживущие. Но даже они не обладают абсолютным бессмертием. Средняя продолжительность их жизни – двадцать пять тысяч лет. Максимум – тридцать тысяч. Хейбар уже несколько тысячелетий спит летаргическим сном, хотя его сознание иногда и просыпается. Если ближе к делу: я ощущаю, что Хейбар скоро преставится. Очень скоро!
- Как понимаю, нам надо в случае чего помочь ему покинуть этот мир побыстрее? – спросил Тень.
- Вовсе нет, Номер Два, - отрезал Маска. – Год-другой можно подождать. Как я говорил, сознание Хейбара иногда просыпается – и высказывает свою волю. Так вот, Хейбар уведомил Совет Бездны, что возлагает большие надежды на Фатагна, которого хочет сделать его своим преемником.
- И как это отразится на нас? – спросил Аггот-Шураб.
- Фатагн станет верховным владыкой Бездны, - продолжил Маска. – Таким же, как Хейбар сейчас. А это в свою очередь значит, что все остальные станут его вассалами.
- А ты уверен, Номер Один, что все владыки Бездны согласятся на сюзеренство этого заносчивого выскочки? – спросил Тень.
- Уверен, что нет, - ответил верховный жрец. – Но пока Хейбар жив, выступить против Фатагна означает выступить против воли Хейбара. Никто, за исключением самых отмороженных властителей Бездны так не поступит. Но вот когда Хейбар умрёт, среди властителей начнётся очень жестокая грызня. Часть властителей окажется верными Фатагну, другие будут устраивать временные союзы или действовать поодиночке.
Поскольку Фатагн – очень опасный властитель Бездны, и если он будет царствовать, нам будет тяжело прийти к власти. Поэтому, надо избавиться от него, пока Хейбар жив.
- Значит, надо устроить Фатагну «несчастный случай»? – спросил Аггот-Шураб.
- Как вариант, - удовлетворённо ответил Золотая Маска. – В этом случае Хейбар назначит нового наследника, возможно, одного из нас, и тогда не придётся драться с половиной владык бездны или плести новые интриги. Но, - Маска оглядел гидру и Аггот-Шураба, - надо оставаться незамеченными. Несчастный случай как вариант очень хорошо подойдёт, но надо, чтобы было тяжело доказать нашу причастность. Есть ещё вариант… – жрец Глубин сделал драматическую паузу, глядя на Ваагна и Тень. – Если Фатагна ликвидируют боги. Или верные им люди. Боги и Бездна испокон веков враждовали. С чужих взятки гладки. Властители Бездны не так преданны Фатагну, как Хейбару и вряд ли побегут мстить за него. А сам Хейбар не так привязан к Фатагну: погибнет один наследник – выберет другого.
- Я понял, что вы хотите от нас, - сказал Ваагн. – Только не ясно, зачем мы должны в этом участвовать. Иными словами, какая нам выгода?
- Выгода вполне конкретная, - ответил Маска. – Убив Фатагна, мы поглотим его душу и станем сильнее. Если вы согласитесь помочь, я и вас приглашу к пиру. Также важны сферы влияния. Мы уступим вам часть прихожан Фатагна.
- Чтобы нам поклонялись порождения Бездны?! – спросил Тень.
- Молитвы как деньги, - ухмыльнулся Ваагн. – Они не пахнут. Не всё ли равно, кто подпитывает тебя силой, Номер Два?
- Ты прав, - ответил Тень, - к тому же, нам надо также покончить и с наследием Фатагна. С его потомками. У Фатагна было множество детей. Они тоже оставили потомство, но сами были убиты. Надо уничтожить внуков Фатагна.
- А как насчёт его сына, Сардэка, также известного как Шемаддон? – спросил Аггот-Шураб.
- А вот его не трогать, - сказал Ваагн. – Он ещё пригодится нам в наших последующих планах.
Однако, это касается лишь его самого, - произнёс Тень. – Его потомство также должно быть уничтожено. Если от него беременны женщины, надо продолжать устраивать им выкидыши.
- А сами женщины, беременные его потомством? Их оставлять в живых? - спросил Аггот-Шураб.
- Не обязательно, - ответил тень. – Как получится. Смертные вообще – расходный материал, и о них мы горько плакать не будем.
- А не могла ли владычица Цовинар быть беременной от Сардэка? – спросил Аггот-Шураб.
- Могла, - кивнул Золотая Маска.
- Тогда не мог ли кто из наших её грохнуть?
- А что, Цовинар мертва? – изумился Ваагн.
Я вытаращил глаза, что заметили мои спутники. Моя первая женщина, моя наставница мертва?! Пускай я больше не с ней, но она могла быть союзником!
- Неизвестно. Возможно. Она пропала, - ответил Маска, и при этих словах я слегка успокоился, так как не было очевидным, что Цовинар мертва. – Не является на заседания совета Бездны. И в её царстве никто о ней не слышал уже пару недель. За неё правит регент – не то из эшхарготов, не то из хуфутов.
- В сортах смертного мусора не разбираюсь, - произнёс Тень. – Один хрен. Но что до Цовинар… Признавайтесь, бандиты, может, кто из вас убил её, - Тень оглянулся. – Или кто держит в плену?
- Не я! Не я! – наперебой закричали все.
- Что же, - удовлетворённо произнёс Тень. – Чувствую, что не врёте. Это хорошо. Сардэк нужен нам живым, так как пригодится в наших планах. Цовинар как его союзница тоже в живых не повредит.
- А что если Хейбар умрёт ранее, чем Фатагн, - спросил Аггот-Шураб.
- На этот случай, - я чувствовал, что Маска улыбается, - я прибегну к старым козырям в рукаве. Наши враги столкнутся с ожившими утопленниками. Также я вызову своих старых знакомых из ада.
________________
Никакая физическая преграда не сравнится с кандалами, порабощающими разум.
Старый 11.08.2013, 11:06
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,472
Активность:
Глава 8
Бездна

Хотя я и не был знаком лично со своим отцом, мой сыновний долг велел спасти его от нависшей опасности. Или хотя бы предупредить. И я озвучил эту идею отряду. Нира, ставшая моей девушкой, напросилась в путь со мной. Рамир, мой новоиспечённый ученик, тоже.
И я в хаотическом обличии пошёл к берегу морскому. Там, стоя возле волн свинцового моря, обдуваемый холодными ветрами, я произнёс:
- Бездна, обращаюсь к тебе я – ангел твой! Пошли мне эмиссара!
- Я помогу тебе, мой ангел, - раздался потусторонний голос, похожий на женский. Судя по выражениям лиц Ниры и Рамира, волшебницы и рыцаря Бездны, они тоже слышали этот голос.
Ветер усилился. Волны с бурлением ударялись о берег, расползаясь на огромные клочья пены. И эти клочья вытолкнули в воздух летающее существо размером с человеческую голову. Левитирующая тварь, с шестью щупальцами… Вне всякого сомнения, это была морская пчела, также известная, как харрас. Эти низшие порождения Бездны зовутся морскими пчёлами так как их социальное устройство напоминает такое у общественных насекомых: небольшой процент самцов и самок, участвующих в размножении, большая же часть харрасов – бесполые рабочие особи, обладающие разумом. Они могут властвовать над человеческими умами, но в свою очередь подчиняются властителям Бездны.
- Здравия желаю, владыка! – писклявым, похожим на детский голосом произнёс харрас. Я кивнул, приветствуя его в ответ. – Что тебе угодно, Властитель? – продолжило порождение Бездны.
- Отправляйся к моему отцу Фатагну, маленький харрас, - ответил я. – Передай ему, что ему угрожает опасность и нам необходимо встретиться.
- Слушаюсь и повинуюсь, - ответила морская пчела и вернулась в пену.
Пускай харрасы и низшие создания, они обладают разумом и хаотической магией. Значит, они могут быстро странствовать путями Бездны как в пределах Маргардта, так и между мирами. А это значит, что скоро мой эмиссар достигнет отца и принесёт мне ответное послание.
Так и вышло. Через некоторое время мой эмиссар вернулся.
- Властитель, - произнёс он. – Твоего отца нет в его замке. Однако, перед уходом он сам оставил сообщение для тебя.
- Я слушаю.
- Ангел Бездны Фатагн хочет, чтобы сын его Сардэк, также называющий себя Шемаддоном, явился на званый обед, куда приглашены многие властители Бездны.
- Этот обед – не в замке моего отца? Он – у Хейбара?
- Нет, - ответил харрас. – Есть и более высокие уровни, властитель. Обед состоится в замке Кадат.
- Где этот замок? – спросила Нира. – Я достаточно глубоко знаю хаотическую магию, но никогда не слышала о горе Кадат.
- Прямо в Бездне, - ответил я. – Пускай я там никогда не был, но знаю это благодаря памяти крови. – Девятый – один из тех уровней Бездны, где растут подводные джунгли. Но они окружают довольно большой участок, выглядывающий на сушу. Да-да, Бездна – это не только подводный мир, иногда она выходит и на поверхность. В этом участке расположены огромные скалы, известные как Хребты Безумия. А среди этих хребтов находится плато Лэнг, известное чернокнижникам многих миров. Прямо посреди Лэнга и возвышается ониксовый замок Кадат.
- Кто его хозяева? – спросила Нира.
- У этого замка нет хозяев, - ответил я. – Это место встречи властителей Бездны из разных миров, своего рода нейтральная территория.
- Могли бы мы отправиться с тобой? – спросила Нира.
- Я не против отправиться с вами, - ответил я. – Однако, вы даже не сможете выжить под водой. Я – ангел Бездны, амфибия. А вы являетесь людьми, для вас вода – враждебная стихия.
- Сможем, - возразила Нира. – Я знаю заклятие глубоководного дыхания – «Ншимах Харгот», позволяющего людям выжить под водой и «Магхараш шхиух», увеличивающего скорость плавания в несколько раз. Рамир тоже сможет их использовать и плыть с нами.
- Однако, Бездна враждебна для людей, - продолжал я.
- Я – рыцарь Бездны, - ответил Рамир. Коль храмовники подобны богам по способностям, так и рыцари Бездны подобны Властителям Её. – А Нира – маг Её. Мы проводим тебя до того места, до которого сможем.
- Ни один из людей не добирался ниже третьего уровня, - сказал я. – Уже в первом уровне Бездна населена опасными тварями, которые слушаются Властителей. С каждым уровнем твари всё непокорнее.
- Всё равно мы с тобой пойдём, - сказал Рамир.
Что же, я спас Рамира. Похоже, им движет чувство долга. Нира же… Я ощущаю в ней великие потоки Хаоса, а ей движет любопытство. С первым уровнем она справится, со вторым – возможно.
- Ты уже была в Бездне, Нира? – спросил я.
- Да, - ответила девушка. – Прошла почти весь первый уровень.
- А сколько всего уровней у Бездны? – спросил Рамир.
- Никто не знает, - ответил я. – Ни один из Властителей не был ниже четырнадцатого уровня.
- Наверное, их количество – в пределах двадцати. – Предположил мой ученик.
- Нет, их значительно больше, - ответил я. – Может, и бесконечное множество. Первый уровень Бездны прилегает к каждому миру и выходит на пять-восемь миров. Это значит, что первый уровень – не один. Существует ещё множество первых уровней. Возможно, что бесконечное.
Вторых уровней должно быть раз в пять-восемь меньше, но возможно, их также бесконечное множество. Из второго уровня есть портал и в некоторые хаотические миры. На третьи уровни Бездны идут порталы со вторых, их также должно быть меньше. Точно известно минимум шесть восьмых уровней Бездны. Девятый уровень – один, и это бесспорно. Ниже его Бездна не расходится.
- Как расположены уровни? – недопонял Рамир.
- Уровни Бездны – параллельные миры, - ответил я. – Точнее, параллельные планы бытия. Они параллельны не в одной плоскости, а в кубическом пространстве. Первый, второй и третий уровни параллельны в вертикальной плоскости. Разные первые – в плоскости горизонтальной. Но в это же время эти параллельные прямые пересекаются, что противоречит известным нам законам геометрии.
- Маги Бездны знают, что помимо геометрии Порядка есть и геометрия искривлённых пространств, или геометрия Хаоса, - вмешалась Нира. – В ней параллельные прямые могут пересекаться. Теоретически в Бездне возможен скачок с девятого и нижних уровней на первый или прямо в миры смертных.
- Полагаю, теоретическая часть закончена, - подытожил я. – Хотите увидеть Бездну – за мной!
Я направился в морскую пучину. Мои спутники наложили на себя соответствующие заклинания и направились за мной. Под водой мои крылья действовали как плавники. Я раскрыл их и поплыл вглубь. Чувства Хаоса показывали мне, где находится Воронка – портал на первый уровень. Это был вживлённый магический навигатор.
Нира и Рамир, не отставая, плыли за мной.
Минут через десять я доплыл до переливающегося шара фиолетовых энергий. Это и был портал. Я сунулся в него и ощутил сильную вибрацию вокруг и вспышку молнии перед глазами. Когда я смог видеть, то заметил, что вокруг – океанические воды, только более тяжёлые, фиолетовые и какие-то свинцовые. Рядом был тот же шар, только вёл уже обратно, в Маргардт.
- Добро пожаловать в Бездну, - мрачно произнёс я. – Здесь – первый уровень. Если хотите вернуться, я не возражаю.
- Нет! – дружно ответили мои спутники.
Я огляделся: у поверхности воды просто кишели медузами или иными переливающимися электричеством тварями, похожими на них. Чуть ниже плавало множество радужных рыб всевозможных размеров, на которых охотились медузы и стайки морских пчёл, харрасов. Возвышались целые леса водорослей, имелись морские лианы, свешивающиеся с деревьев. По лесу ползали морские дьяволы – гигантские рыбы размером с акулу, передвигающиеся на плавниках и имеющих светящийся шар на отростке у головы. Иногда этих тварей магическими штормами Бездны заносило и в наш мир.
Я поднял голову: и сейчас наверху, над поверхностью бушевали штормы и грозы. Любопытство одолело меня и моих спутников, и мы поплыли к поверхности. Силой Хаоса я растолкал медуз вокруг и вытащил голову. Шла гроза, но в то же время часть неба была открыта. Само небо оказалось зелёным и освещалось оранжевым солнцем. Под ним пролетали гигантские летучие рыбы, похожие на скатов.
- Поплыли дальше, - сказал я, возвращаясь в воду. Чувство Бездны подсказывало мне, куда плыть, чтобы выйти на второй уровень. Я поплыл к следующему порталу, который, как я чувствовал, был сделан в виде пирамиды. И вскоре я доплыл: виднелись портал: в виде фиолетовой пирамиды с щупальцами и глазами. Щупальца и глаза, как и фиолетовый или зелёный цвет – символы Хаоса Бездны. Это явственно говорило, что портал ведёт вниз, на второй уровень.
А портал охраняли твари.
Это были гигантские лобстеры с гипертрофированными клешнями. Я пытался подчинить их своей воле. Бессмысленно: они не разумные существа, их воля не может быть подчинена моей, так как воли у них попросту нет.
Пришлось пустить в ход чёрный клинок Ангела Бездны. Через минуту с тварями было покончено.
- Если желаете, можете возвращаться обратно, - сказал я.
- Нет! Я с тобой, - ответила Нира.
То же самое сказал и Рамир.
Мы вошли в портал.
На этот раз, на втором уровне, медуз и харрасов не было. Небо было фиолетовым, а вот солнце – зелёным. По дну ползали гигантские крабы. Но кто плавал по воде – так это русалки. Море озарилось их пением.
- Как красиво поют, - увлечённо произнёс Рамир. – Почему русалки – только женщины? И все такие прекрасные?!
- Не слушай их, - потребовал я. – Иначе они тебя зачаруют, используют для продолжения рода, а потом съедят. У русалок только женщины, им для появления потомства нужен мужчина. Любой другой расы. Не слушай пение!
- А почему их песни не действуют на вас? – продолжал Рамир.
- Потому что Нира – женщина, а я – Владыка Бездны, я сильнее их. Прекращай слушать!
- Как, если они продолжают петь?!
- Заткни уши!
- Не могу! Лучше ты прикажи им заткнуться.
И я приказал. Дальше мы передвигались молча.
Рядом со следующим порталом встретились новые создания. Тоже все женского пола.
Это были размером с коня шестиногие твари, покрытые чешуёй; с крыльями, почти как у меня. Их морды были похожи на человеческие лица, более всего – женские, а их зубы напоминали челюсть хищников, тигров или львов. Хвосты тварей, вытянутые как у скорпионов, оканчивались жалом. В них ощущался разум, однако, слабый, а Хаос и тяга к разрушению были огромны. Память крови подсказала мне, кто это.
- Это саранча Бездны, - сказала Нира, словно прочитав мои мысли. – Упоминается в священных книгах многих народов во многих мирах. И сказано, что повелитель сей саранчи – ангел Бездны по имени Аваддон.
- Коль дед мой управлял этими тварями, то и я смогу, - ответил я. – Расступитесь, саранча, Властитель говорит.
И твари, услышав мой гортанный бас, расступились.
За саранчой Бездны стояло два портала: один – хаотический, косая фиолетовая пирамида с щупальцами и глазами, другой же – в виде хрустальной призмы. Если щупальца и глаза – знак Хаоса, то хрустальная, прозрачная идеально ровная призма – символ абсолюта. И действительно, призма пылала этой высшей энергией.
- Что это значит? – спросил Рамир, начавший понимать, что есть что.
- Данный портал переносит туда, где меньше Хаоса и больше Абсолюта. То есть в один из доступных верхних миров, чьё количество варьируется от двадцати пяти до шестидесяти четырёх.
- В любой? – спросила Нира.
- В любой известный путешественнику, - ответил я. – Поскольку вы не бывали в иных мирах, он может перенести вас только в Маргардт.
- А если бы мы были в чужом участке Бездны, где выход только в незнакомые миры? – поинтересовался Рамир.
- Вы бы переместились в случайный мир по принципу рулетки. Так вот к чему я: у вас есть две дороги: одна – домой, в Маргардт, вторая – на третий уровень Бездны. Вы уже убедились, что Бездна очень опасна. А ведь мы только на втором уровне. Самый глубокий уровень, с которого возвращались живьём люди – третий. Поэтому я вам настоятельно не рекомендую спускаться со мной.
- А какой был самый глубокий уровень у властителей Бездны? – спросила Цовинар.
- Тринадцатый. Или четырнадцатый.
- Ты с нами, - уверенно ответила она. – И там, где можешь выжить ты, сможем и мы. Двинулись!
И мы спустились на третий уровень Бездны, оказавшись на поверхности ледяной воды, на льдине. Небо было иссиня-чёрное, ни одно звезды на нём не было, зато сияло разными цветами десятка полтора лун разного размера. Наша льдина плыла кругами. Нира и Рамир как завороженные следили за небом, я же заметил, что льдина ускоряется. И ускоряется неспроста.
- Потому как нас втянуло в водоворот! – крикнул я вслух. – Хватайтесь за меня!
Я схватил за талию правой рукой Ниру, левой Рамира, но из-за этого мне было неудобно махать крыльями, и мы со льдиной пошли ко дну.
Так и должно было быть. Потому как именно на дне находится портал в четвёртый уровень Бездны!
Так и вышло. Возле самого края воронки стоял очередной портал, в который мы и прыгнули.
Четвёртый уровень Бездны. Тёмные воды, снова ночь над головой и безлюдное горячее море. Чувства Властителя подсказывали мне, куда плыть, чтобы достичь портала.
И я поплыл.
Через несколько миль мы упёрлись в огромную стену, которая также выглядывала и на поверхность. Конечно, я мог облететь её по воздуху. Но я был не один. Мои спутники не умели летать.
Чувство Бездны подсказали мне, что ещё в половине мили направо есть проход. И мы направились туда. И наткнулись на мост на крепости. Я сложил крылья и мы пошли вперёд, наткнувшись на врата.
Крепость охраняли глубоководные – разумные порождения Бездны, четырёхрукие зелёные и синие гуманоиды, напоминающие одновременно людей, рыб и лягушек, с огромными рыбьими глазами и плавниками на голове и спине. Считалось, что они произошли от Древнего по имени Дагон.
Привратников было пятеро: четыре солдата, и один – офицер.
- Стойте, незнакомцы! – сказал офицер на харгии. – Вы ступаете на земли Глубоководного Владыки Гул’хурма. Чего вам здесь надо?
- Мы хотим пройти через земли вашего владыки. – Сообщил я от имени группы.
- За право прохода берётся пошлина, - ответил офицер. – По сто золотых с лица.
- У нас нет денег, - ответил я.
- Тогда можете отработать её, - ответил командир. – По полгода.
- А если нас не устраивает? – я добавил в голос лёгкие угрожающие нотки.
- А если не устраивает – можете поворачивать обратно, - ответил офицер, проигнорировав мои интонации. – Дело добровольное.
- А Владыка Гул’хурм не обидится, если узнает, что ты не пропускаешь Властителя Бездны? – я расправил крылья и вытащил из ножен чёрный меч, поглощающий цвета.
- Откуда мне было знать? Прошу, Властитель, проходи, - командир велел солдатам открыть врата и пропустить нас.
Мы миновали двор крепости и вышли через другие такие же врата. Ещё через милю оказался портал на пятый уровень Бездны.
Пятый уровень Бездны оказался наполненным ледяной водой. Она была настолько холодна, что в ней не оказалось ни малейшего следа жизни. Я владею хладнокровием Коцита и могу переносить морозы. Нира, похоже, научилась этому трюку у наставников-магов, а Рамир – когда был учеником храмовника. Проплыв по этой подводной ледяной пустыне, мы выплыли к порталу на шестой.
Шестой уровень Бездны встретил нас осьминогами и множеством сирен. Сирены – те же русалки, но имеют скорее демоническое, а не человеческое лицо и тело, более сильную волю и потому куда опаснее. Сирены запели, и Рамир потянулся к ним.
Я приказал сиренам остановиться, но они меня не слушали. Я разгонял их силой Хаоса, но они вновь сплывались.
Неожиданно сирены замолчали и сдвинулись в сторону.
- Что случилось? – спросил отошедший от транса Рамир.
- Нет времени объяснять, - ответил я, ведя отряд, - поплыли. Пока мы будем рассуждать, они могут вернуться.
Рамир и Нира спешно поплыли за мной. Вскоре мы оказались у портала, и, пройдя его, спустились на седьмой уровень Бездны.
Над седьмым уровнем Бездны вообще не было видно неба, только гигантская толща мрачной воды. Солнце, луна, звёзды – ничего из этого не светило. Однако, в воде было светло. На дне располагались леса скал. Я пригляделся: это оказались не просто скалы, а сияющие кристаллы разных цветов радуги. И возле кристаллов копошились рабочие гхартаки, самые сильные из гуманоидных порождений Бездны, октопоиды. Гхартаки добывали осколки этих самых кристаллов, орудуя кирками, пилами и молотами.
Я присмотрелся к лицам: эти работяги явно не были магами. Как же они проникли сюда, столь глубоко. Ответ сам себя обнаружил: также, как Нира с Рамиром прибыли сюда в моём сопровождении, так и гхартаков привели сюда маги из эшхарготов и хуфутов, смотрящие за процессом добычи. На нас они не обращали ни малейшего внимания, и мы ответили взаимностью.
Вскоре мы спустились через портал на восьмой уровень Бездны. На этот раз мы оказались в очень горячей воде, просто кипячёной. Нире и Рамиру снова помогли магия и знания Абсолюта, я же силами Коцита охлаждал воду вокруг. Естественно, в этом кипятке никакой жизни не водилось, и мы, доплыв до портала, спустились на девятый уровень Бездны, в нашу точку назначения.
Девятый уровень Бездны… Если уровни с первого по восьмой многочисленны, и, например, два пятых уровня могут различаться между собой сильнее, чем наши первый и восьмой, девятый – единственный и неповторимый. Как и те, что ниже его.
Вода была тёплой, но не горячей. Я ожидал, что здесь давление воды будет очень сильным. И наоборот, оно оказалось даже послабее, чем в Маргардте. Гравитация тоже была очень слабой.
Мы увидели величественные подводные леса, в которых гнездилось множество тварей. Самыми крупными из них оказались известные мне из памяти крови кулрухи – покрытые чешуёй гигантские птицы размером со страусов с огромным клювом.
- Вверх, - приказал я.
- Зачем? – спросил Рамир.
- Мы – в подводных джунглях, - ответил я. – Даже Властители Бездны без надобности туда не суются. Облетим по воздуху!
- Ты же не можешь летать с нами!
- Могу! Тут очень слабая гравитация.
Мы выплыли, и я взлетел. На ночном небе не сияло луны, зато звёзд было такое множество, они оказались такими яркими и расположенными так близко друг к другу, что было ярко почти как днём.
Мы пролетели над огромными чёрными скалами, сколь высоких не бывает в Маргардте. За скалами находилась огромнейшая гора, словно ссечённая посередине.
- Что это за плоскогорье? – спросила Нира.
- Это наша цель назначения, - ответил я. – Плато Лэнг. Именно здесь и находится замок Древних.
На красной почве, хотя она и располагалась на поверхности, произрастала типичная морская флора: гигантские водоросли и кораллы. Или кораллы – фауна? Не важно, так как морская фауна здесь тоже была: рыбки, похожие на зайцев убегали от поверхностных рыб-хищников, а на деревьях-водорослях сидели летучие рыбы и чирикали, словно обычные воробьи, ласточки или попугаи. На шести ногах по лесам прыгали твари, похожие на осьминогов, а в ветвях водорослей-деревьев, словно заправские мартышки, копошились кальмарчики. Рядом со всей этой сюрреалистической картиной прогуливался слон. Вернее, с моей, человеческой точки зрения это был слон, а по сути это был ещё один гигантский шестиногий осьминог.
Вдали, по центру плато располагался гигантский ониксовый замок, рядом с которым маргардтские крепости всё равно, что обычные деревенские домики рядом с нашими крепостями. Сам замок казался гигантской ракушкой, хотя, кто знает, может он и был ракушкой древнего головоногого моллюска. Вокруг сооружения располагались башни, выполненные в виде устремлённых к небу щупалец.
- Это оно и есть? – спросила Нира.
- Да, - ответил я. – Это замок Кадат.
________________
Хочешь бросить курить? Спроси меня, как.
"Рельеф я сам матерю" © MPI3.
Старый 26.08.2013, 22:41

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы можете скачивать файлы

BB-коды Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход



Часовой пояс GMT +3, время: 10:04.