Глава 9. Гилберт 2

» опубликован
Звук шагов Хоука усиливался по мере приближения к контейнеру. Картина окружения поплыла перед глазами Гилберта. Мысли покинули его, страх целиком и полностью поглотил молодой дух. Дыхание усатого человека с револьвером и звонкий стук лакированных туфель эхом отдавались в ушах Сейфорда. Впервые в жизни молодой авантюрист столкнулся лицом к лицу со смертью…
-Ну же! Шевелись! Давай-давай! Левее! Ещё! Ещё! Стоп-стоп-стоп! – внезапно донёсся басистый голос из-за угла. За спиной Хоука показался громадный силуэт орка, смазанный утренним туманом.
-Эй, ты! – окликнул джентльмена зеленокожий рабочий – Проваливай отсюда! Не мешай работать! Ну? Чего встал?!
Фигура человека сделала резкий поворот, в то время как рука с револьвером ловко задвинулась за спину.
-Я к тебе обращаюсь! Лысая свинья! Уходи прочь, пока цел! – в словах орка прозвучала явная угроза. Хоук продолжал хранить молчание. Наконец, рабочий не выдержал и, засучив рукава, уверенно кинулся на него с кулаками. В этот миг пуля с молниеносной скоростью врезалась в широкий лоб тупоголового орка. Усатый джентльмен сделал шаг в сторону и огромная туша с треском впечаталась в мостовую. Цинично ткнув ногой безжизненное тело поверженного врага, убийца продолжил своё приближение к Гилберту. Однако, было уже поздно. Крюки подъёмного крана зацепились за крепления контейнера и понесли воришку ввысь…
Звук выстрела привлёк остальных работников этого места. Как оказалось, действие происходило в порту. Из всех щелей среди ржавых контейнеров послышались громкие возгласы работяг. Разгневанный Хоук досадно постучал подошвой своего ботинка по мостовой и скрылся, то и дело оглядываясь по сторонам.
Сейфорд выглянул на улицу, приблизившись к лазейке. Огромное множество различного рода контейнеров и ящиков скопились на земле под ним. С высоты в несколько орочьих ростов были прекрасно видны очертания серого города, потонувшего в утреннем тумане. Ледянящий страх едва начал отступать, и мысли снова начали роиться в голове юного мечтателя. « Что ждёт меня впереди? Куда погружают этот контейнер? На корабль? Что если я попаду в неведомые места, в которых жизнь течёт ещё более прогнившим потоком, чем в Стимфорте?»…
Несколько минут волнительного ожидания завершились оглушительным треском, с которым встал на неизвестную опору контейнер. Повсюду снаружи слышались какие-то голоса, поверхность неведомого транспорта искрилась суетой. Заложник спасительного ящика старался не привлекать к себе внимания и отсиживался до тех пор, по шум и гам окончательно не утих. Изрядно устав, он нащупал какую-то мягкую материю. Свернутая в клубок, она послужила воришке подушкой. Промокшая одежда прилипала к телу, создавая ощущения не из приятных. Однако, усталость соблазнительно подбиралась к аквамариновым глазам, потускневшим во тьме замкнутого пространства. Время тикало, и вскоре сон окончательно одолел Сейфорда.
Внезапно раздалось до боли знакомое цоканье туфель! Не успев толком поспать, наш герой резко вскочил и уставился в сторону шума. Из лазейки проступали злобные черты коварного Хоука. Лицо джентльмена исказилось в ехидной усмешке. Заляпанный орочей кровью револьвер смотрел Гилберту в глаза, стараясь уничтожить его ещё до выстрела. Убийца подступал всё ближе. Гилберт вновь переполнился страхом, дыхание сбилось. Ещё мгновение и левая рука Хоука стала с усилием сжимать шею беззащитного вора. Воздух перестал поступать в его лёгкие. Жалкие попытки глотнуть воздух были тщетны. Дуло стального палача прислонилось ко лбу бедняги. Преступный палец усатого джетльмена медленного, словно наслаждаясь каждой секундой расправы, давил на курок револьвера. Раздался оглушительный выстрел!
Тьма, мрак и ничего больше. Гилберт судорожно откашлся. «Где же я? Неужели смерть? Вот так бесславно и мгновенно… Тогда что это? Ад? Рай? Или…» - пролетели мысли в его сознании. Ущипнув себя, жертва кровожадного револьвера почувствовала боль. Почувствовала! Протерев глаза, Гилберт осознал, что это был всего лишь кошмар. Тусклый свет доносившийся из лазейки подтверждал эти догадки.
Выбравшись из контейнера Гилберт оказался в просторном помещении уставленном всевозможными ящиками и чемоданами. Тусклое освещение масляной лампы устроенной на одной из стен, не позволяло составить точную картину окружения. Однако, зоркий глаз Сейфорда сразу приметил лестницу, очевидно ведущую к выходу. Пробираться в полумраке среди багажа было дело не из лёгких. Порой Гилберт оступался и чемоданы с треском валились на пол заставляя предусмотрительного вора останавливаться, затаившись в тени. Не смотря на то, что в помещении не было посторонних, наш герой действовал весьма осторожно. Судя по количеству багажа пассажиров на корабле было предостаточно.
Несколько минут преодоления чемоданных джунглей закончились приближением Гилберта к той самой лестнице. Ещё несколько мгновений и дверь у вершины ступеней распахнулась. В лицо Гилберта ударил яркий свет. Глаза проведшие уже много времени в полумраке щурились и едва не слезились. Проворными движениями Сейфорд продолжал двигаться дальше. Стены узкого коридора, освещаемого хрустальными лампами, тянулись мимо. Двери кают в большинстве своём были заперты, однако вскоре показалась открытая…
Шум донёсшийся с другого конца помещения заставил Гилберта свернуть. Сбедившись, что в комнате никого нет, вор закрыл дверь. Роскошные ковры и шелковые занавески говорили о высоком положении хозяина этой каюты в обществе. Гилберт приблизился к красивому, резному шкафу сразу бросившемуся ему в глаза. Возникло какое-то необъяснимое чувство, заставившее отвлечься от мебели и повернуться в другую сторону. Круглое окошко на противоположной стене заливалось светом, а под ним устроились три удобных кресла, которые впрочем не заинтересовали Сейфорда. Любопытство завладело им и ноги с лихвой понеслись к объекту его пристального внимания. Взгляд в эллюминатор шокировал Гилберта. За окном гулял ветер в свету утреннего солнца, а бархатные облака двигались снизу небольшими стайками, словно перелётные птицы. Кто бы мог подумать, что вот так по воле злосчастного случая можно вознестись к небесам. Поразмыслив, Сейфорд догадался, что находится на каком-нибудь диковинном дирижабле. Раньше ему не приходилось бывать пассажиром подобного транспорта. Но слухи о чудесном изобретении новой эпохи уже давно породили в Гилберте желание пустится в небеса на этих чудо-машинах.
На этот раз Фортуна явно не обошла нашего героя стороной, ведь сегодня он убил сразу трёх зайцев! В полете размышлений Сейфорд вспомнил о третьем приобретении и нащупал перевешенную через плечо сумку, украшенную драгоценными камнями. Что же такого важного находится внутри? Ловкие руки даже не стали притрагиваться к самоцветам и пустились открывать краденную ношу. Ведь то, что там лежит едва не стоило жизни вору. Гилберт нащупал кипу каких-то бумаг. Многие из них пожелтели от времени, но часть была в прекрасном состоянии.
Приглядевшись к бумагам Гилберт приметил красную корочку со вложенной во внутрь цветной продолговатой бумагой. Как оказалось, это был паспорт на имя Малькольма Хопкинса с билетом на дирижабль Годербург. В фотографии, зиявшей на документе были какие-то до боли знакомые черты. Отвлёкшись от паспорта, Сейфорд приметил стол с зеркалом, стоявший у стены неподалёку. Взор, брошенный на фотографию, а затем на чёткое отражение сразу определил дальнейший ход действий умелого вора и актёра. В шкафчике под зеркалом он нащупал несколько приспособлений для наложения грима, но внезапно с коридора стали приближаться звуки мужских и женских голосов. С каждым мигом шаги приближались к двери каюты, мысли Гилберта погрузились в поиски спасения от нависшей угрозы. Что подумают люди, если увидят в своей каюте грязного, растрёпанного человека? Непременно на таком роскошном судне имеется хорошая охрана, и показываться на глаза пассажирам в таком виде ни в коем случае нельзя. Дверь, зловеще скрипя, пустилась открываться и в этот самый миг наш герой, схватив всю ворованную кладь, нырнул в один из шкафов, стоящих напротив эллюминатора. Лишь небольшая щель между дверками позволяла наблюдать Сейфорду за событиями происходящими в каюте. Дверь распахнулась и в помещении вошла юная девушка с молодым джентльменом. Мужчина явно был не из робкого десятка. Пудовые кулаки и скулистое лицо его странно смотрелось в сочетании с серым жилетом и белой рубахой, одетой поверх мускулистого торса. Создавалось такое ощущение, словно на матёрого рабочего недели изящный костюм последней моды. На вид ему было не больше 25. Из карих глаз струилась едкая энергия, а коротко стриженные, почти на лысо, волосы придавали ещё больше мужественности. Смуглое лицо с мясистым носом говорило о южных корнях. Сначала Гилберт предположил, что это прислуга. Но, судя по повадкам и походке, стало очевидно, что перед ним настоящий член высшего общества.
Наконец дюжий мужчина отошёл в сторону, и Гилберт увидел молодую девушку во всей красе. Глубина её лазурных глаз опьяняла и манила к себе шёпотом волшебных нимф. Два девственных родника с кристально чистой водой излучали яркий жизненный свет. Волшебство этих сокровищ целиком поглотило Гилберта и ему захотелось окунуться с головой в этот живительный источник и не выныривать никогда. Пусть даже он захлебнётся, но от этой воды его лёгкие не перестанут дышать, а дух наполнится теплотой и моральным удовлетворением. Изящный изгиб её длинных ресниц придавал ещё больше сказочности этому образу. Прямой нос безо всяких изъянов, нежная, словно бархат кожа, румяные щёчки и сочные, вишнёвые губы…
Весь этот образ создавал неведомую ауру, сила которой достигла сердца Гилберта и засела там окончательно и бесповоротно.
Из-под широкополой шляпы с пушистым пером выглядывали пышные локоны огненно-рыжих волос. Роскошное платье из дорогой материи идеально сидело на стройной её фигуре. Сомнений в благородном происхождении девушки не было, и быть не могло. Вся та грация, с которой она двигалась и общалась, говорила сама за себя.
Гилберт на мгновение отвлёкся от сего прекрасного образа. Погрузившись в пучину мечтаний, он представлял себя рядом с ней единственной. Но вскоре все эти мимолётные видения развеялись, и Гилберт посмотрел правде в глаза.
Во что он превратился? Грязный, небритый вор в лохмотьях! Разве достоин он высокой чести быть рядом с таким прекрасным созданием? Безусловно, она заслуживает лучшего. Что сможет дать ей авантюрист и вор без гроша в кармане? Жалкое существование в Стимфортских трущобах? На этом вопросе мысли Сейфорда оборвались, и он переключился на пару, появившуюся в каюте.
Девушка присела на мягкое кресло. Исполин продолжал стоять и лишь слегка повернулся к спутнице.
-Ах, Грег… Это путешествие совершенно измотало меня… - слова вылетевшие из чудесных губ представительницы слабого пола, устроились в ушах Гилберта и принялись ласкать его чувствительный слух. Но осознав их суть, сердце вора принялось вырываться из груди. Что же могло обеспокоить это прелестное создание?
-Но мы же всего неделю в пути, если не считать той остановки в Стимфорте… Мадлен? Вас что-то гложет? – сочувствующий и в тоже время требующий ответа взгляд, диковинно смотревшийся в глазах громилы, направился в сторону собеседницы, на что там лишь отвела голову в сторону.
-Это трудно объяснить, но я… Я словно цветок в подвале, среди сокровищ.
-Извините за мою неучтивость. Но я не могу понять, о чём вы говорите. Мадлен, что именно вас беспокоит? На дирижабле плохое обслуживание? Да это же Годербург! Самый шикарный транспорт всех времён! Или кто-то из пассажиров вам докучает? Одно слово и я покончу с этим безрассудством раз и навсегда! Одно слово!
-Грег… Грег… Обслуживание прекрасно. А никто из здешних особ мне и волоса не подпортил. Но… - на этом моменте девушка сделала продолжительную паузу. Глаза задумчиво уставились в никуда. Видимо глубокие размышления целиком поглотили её и отправили сознание в мир иной. Мир мыслей и мечтаний. В итоге буйный нрав не выдержал, и мужественный голос прервал тишину:
-Но что? Что же тогда вас изводит? На сей раз извольте ответить ясно. Я не потерплю, чтобы прелестная дама страдала из-за чего бы то ни было! Не сочтите за дерзость, о, прелестная Мадлен, но мне действительно важно это знать.
-Понимаете… Здесь на Годербурге собрались самые богатые люди со всего Северного Стронварта. Богатство заменяет им всё – семью, чувства, бога. Зелёные, грязные бумажки и звонкие монеты заполнили свинцовым грузом сердца этих несчастных господ…
-И как это относится к вам?
-Что вы наблюдали, семь дней находясь на этом корабле, Грег?
-Ничего необычного, Мадлен. Ничего необычного…
-Вот именно. Большинству из людей современного общества уже приелись ценности основанные на законах бюрократической машины. Зайдите в главный зал или же бильярдную сего прекрасного корабля. Что вы видите?
-Разве там есть что-то преступное? Соглашусь, азартные игры не всегда благосклонно влияют на людей и подобных им. Но что плохого вы видите в общении знатных господ?
-Вы слышали их речи? О чём они говорят? Одного волнуют лишь акции его заводов, другой печётся за деньги, проигранные в казино. Разве это нормально? И самое главное их совершенно не волнуют человеческие чувства. Сострадание? О чём речь! С какой лёгкостью они говорят о несчастных рабочих, которые бастуют и голодают месяцами не получая ни гроша. Любовь? Где она? Браки нужны только для того, чтобы отхватить побольше денежек и обзавестись именитыми родственниками с влиятельными связями. Как низко мы пали, Грег, как низко…
Глаза Мадлен наполнились едкой горечью и приготовились освободить несколько солёных слёз. Грег мигом присел на соседнее кресло. Могучие ладони нежно легли поверх маленьких пальчиков девушки.
Кровь в сердце Гилберта запульсировала с новой силой. Слова этой юной красавицы задели за живое молодого вора. Сейфорду были близки её речи по поводу современного общества и безумной денежной лихорадки. Чувства ранее возникшие в нём удвоились и Мадлен стала для него ещё более желанной. Но насколько велики были его шансы? Что может он сделать для неё? Ничего. Остаётся только сидеть и наблюдать, как всё течёт само собой, забившись в тесном шкафу. Но кто мешал Гилберту оставаться дома в тот роковой вечер? Быть может сейчас он бы был одним из законных пассажиров дирижабля и смог бы без труда познакомиться с прекрасным созданием, образ которого глубоко отпечатался на его сердце… Нога сдвинулась немного назад и длинный наряд, на который очевидно наступил Гилберт, когда залазил в шкаф, вместе с вешалкой свалился вниз. Легкое шуршание тут же привлекло внимание Грега.
-Мадлен, ты ничего не слышала только что?
-Нет. В чём дело?
-Мне кажется, в этом шкафу что-то есть…
Мускулистое тело поднялось с мягкого кресла, мясистые руки трепетно расстались с нежными ручками Мадлен. Пронзив глазами щель между дверками шкафа, Грег стал приближаться к Гилберта.
Сейфорд сразу позабыл обо всех трёх удачах, случившихся с ним за последнее время. Мысленные проклятья посыпались в сторону злосчастного случая. Время тикало, стрелка настенных часов двигалась стремительно и уверенно, так же как приближался Грег к забившемуся в угол вору…
Шесть ударов настенных часов раздались в каюте, оповестив всех присутствующих о времени суток. Мадлен оживилась и словно, что-то вспомнив, заставила остановиться громилу и развернуться в противоположную сторону:
-Оставьте шкаф Грэг. Наверное, вам показалось. Вы не забыли, что будет сегодня в без четверти семь?
-Как же я мог забыть! Бал уже совсем скоро!
-Вот именно. И я думаю, нам стоит поторопиться. Папенька будет не в восторге, если мы опоздаем. Вы же знаете. Он любит пунктуальность.
-Пожалуй, вы правы. Позвольте… – с этими словами Грэг распахнул дверь и пропустил перед собой Мадлен.
Незваные гости покинули помещение. Двери шкафа ещё несколько минут, на случай, если они вернутся. Наконец, убедившись, что угроза миновала, Гилберт выбрался из шкафа и разбор ворованных бумаг продолжился. Кроме паспорта в сумке оказалась небольшая сумма денег, а также потрёпанный клочок какой-то карты.
Взор Гилберта внимательно изучил фотографию, вклеенную в документ. В полках тумбочки с зеркалом обнаружились средства для наложения грима, а также накладные усы, брови, бороды и парики. Несколько лёгких движений бритвой превратили ранее безобразное лицо в ухоженное. Тонкие усики, приклеенные на смуглое лицо, идеально влились в образ и сделали Сейфорда не отличимым от Хоука.
В шкафу нашлись довольно приличные брюки, дорогой пиджак и лакированные туфли. Таким образом грязный, небритый вор преобразился в изысканного джентельмена из высшего общества.
Часы пробили семь. Дверь каюты вновь распахнулась. Гилберт Сейфорд в своём новом образе вышел в коридор дирижабля и полный решимости отправился навстречу судьбе…

 

Просмотров: 96

GeNr1x #1 - 2 месяца назад 0
Чувствуется, что навык письма растет!
PUVer #2 - 2 месяца назад 0
GeNr1x, эту главу я писал в 2012 году. Так что скорее падает....
GeNr1x #3 - 2 месяца назад 0
PUVer:
GeNr1x, эту главу я писал в 2012 году. Так что скорее падает....
Я новые еще не читал.
PUVer #4 - 2 месяца назад 0
GeNr1x, все главы кроме пролога и 2 новые.