Пока вращается шестерёнка

» опубликован
» Род жанра: фэнтези
» Год написания: 2014
» Язык: русский
1

"Я лишь маленькая шестерёнка в огромном проржавевшем механизме…"
Мрачные мысли, мрачные улицы. Хью любил терпкие фразы и яркие сравнения, но сегодня и без них было тошно. Хотелось уйти от всей грязи, спрятаться в тёмный угол и забыться…
- Будьте любезны, кружку гномского пенного, пожалуйста.
Жуткое сочетание табачного дыма с запахом перегара и пота посетителей "Ржавого Колеса" не вызывали отвращения. Сначала, конечно, подобные мелочи доставляли массу неудобств, но со временем привыкаешь.
Просевшие стулья, обтянутые затёртой кожей. Что может быть роскошней? Пожалуй, эту таверну стоило переименовать в "Гнилая рухлядь".
- Ба! Вы посмотрите, да у нас тут никак эстет завёлся! – сказала Эвелин, и глаза Хью пробежались задней шнуровке корсета, который стройнил и без того отличную фигуру девушки за барной стойкой. Изящные руки работали замечательно. Бокал уже почти блестел в свете масляных ламп "Ржавого колеса". Эх, Эвелин…
- Не знал, что миссис Флеймсон доверяет таверну дочери.
Хью смотрел на Эвелин Флеймсон, чьи огненно рыжие волосы растекались вокруг лица, словно языки адского пламени.
"Хороша чертовка! Быть может, хотя бы на личном фронте что-то в этот треклятый день получится?"
Эвелин не из тех неодушевлённых предметов, что пачками снуют по мерзостным улочкам Стимфортских трущоб. Её не выманишь хорошими манерами и толстым кошельком. Хью нравились такие… Может быть у них что-то получится? Почему бы и нет?
- Миссис Флеймсон нездоровится – продолжала Эвелин с прежним задором – А ты, я вижу, не спешишь волноваться за здоровье моей маменьки?
- Что ты, я желаю скорейшего выздоровления достопочтенной хозяйке сего заведения… - Старая скряга! Последний раз, когда Хью не доставало нескольких монет на очередную порцию выпивки, эта старушенция раздула скандал из ничего. Неужели так трудно дать в долг? Странно, что Эвелин не переняла этих скверных черт характера. Открытая, яркая, весёлая. Хью пожирал девушку взглядом, пока та наполняла бокал чёрным гномским пивом. Тонкий кожаный корсет поверх тёмного платья. И эти волосы… Как бы глаза не обжечь об огненную гриву?
- Держи, Красавчик – сказала Эвелин вручая полную кружку пенного пойла.
Хью был не особенно красив, но успех у здешних девушек имел, за что и получил своё прозвище. Серые простушки быстро наскучили. Теперь Хью даже не смотрел в их сторону и всегда целил в необычных и ярких женщин, таких как Эвелин.
Но видимо, судьба решила запороть всё и на личном фронте. Хью едва успел открыть рот, чтобы продолжить разговор, как к стойке подполз полуживой Орк.
"Драконьей погибели!" - раздался громогласный бас.
Неудивительно, что зеленокожий еле стоял на ногах. Этот коктейль сведёт с ума даже самого заядлого пьяницу. Зелёные пальцы сжимали пачку купюр такого же цвета. Как такой невежественный болван сумел их заработать? Впрочем, после революции всегда так. Большая рыба ест малую. Сильный отбирает. Слабый отдаёт.
Голову заполняли серые и мрачные мысли, такие же, как этот город. Стимфорт. Было время, когда Хью мечтал поселиться здесь. Десять лет назад, когда ему едва исполнилось шестнадцать, город манил и завораживал. Сейчас же остались лишь разочарование и ржавый осадок на душе. Грандиозные мечты поглотила раздутая машина прогнившего общества. Конечно, Хью добился определённых успехов. Стал одним из главных соратников главы Стимфортской Мафии. Именно это сейчас угнетало больше всего: больше улочек полных металла, обдаваемого паром, больше социального строя, больше недавнего расставания с Эвелин…
Хью часто подумывал об уходе из преступного мира, но банда поглощает и не отпускает ни на секунду. В неё трудно попасть, но ещё труднее выйти, избавиться от всех ниточек, связывающих его со всем этим.
Что сказать Серому Гарри? "Извините, мистер Грейфилд, но свидетель, которого мы так долго искали, выжил. Уже сейчас он наверняка докладывает на вас в столичном управлении полиции.» - замечательный ответ.
 Хью уже представлял, как Джимми-Лекарь разделывает его на мелкие кусочки и поливает обожаемой им кислотой. Блеклый глаз на фоне шрама в пол лица смотрит прямиком на Хью, бывшего Красавчика, ныне никчемного калеку, доживающего последние минуты.
Мелкие глотки создавали ощущение, что пьёшь из бездонной посудины. Приятный холодок бокала ласкал ладони. Что может быть лучше обычного пойла? Правильно! Холодное пойло!
В таверне до сих пор пользовались устаревшей магической системой охлаждения. Время от времени сосуд нужно заряжать чёртовым колдовством. То-то старуха Флеймсон каждую монетку бережёт. Эти маги за так даже не вздохнут. Видите ли такие уж важные персоны с особыми способностями. Ничего… Скоро технологии вконец вытеснят этих нахальных уродов.
 
2

"Детали вращаются быстрей…"
Хью с трудом брало обычное пиво, но гномское никогда не подводило. Из чего, чёрт возьми, делают эту чёрную жижу? Но мысли о пиве улетучились мигом, когда до ушей донесся скрип дверей, и в помещение вошёл новый посетитель…
Высокие сапоги изящно переступали по замаранному полу. Тонкие ножки в плотно облегающих их кожаных сапожках, от которых Хью не мог оторваться, допивая последние остатки гномского пенного. Брюки в тон к сапогам покрывал клочок тонкой материи, которая крепилась к поясу. Корсет, украшенный золотой вышивкой в форме шестерёнок, указывал на принадлежность девушки к двигателям прогресса. Наконец взгляд пал на волосы. Блондинка? Брюнетка? Да кто она, мать её, такая? Распущенные волосы слева отливали красной медью, справа чернели как бездна океана, а тонкая белая прядь затрагивала крайний уголок глаза, дополняя и без того завораживающую внешность. Она недовольно повела носом – видно было, что смрад забегаловки не пришелся ей по вкусу.
Незнакомка села рядом. Судьба в кои-то веки улыбнулась Хью.
- Можно просто воды, – раздался мягкий голосок среди гула десятков пьяниц "Ржавого колеса". Тонкие пальцы беззвучно постукивали по грубой поверхности стола, пока Эвелен наполняла стакан.
Девушка сделала глоток, другой, и тогда Хью решил: сейчас или никогда!
- Извините, вы не подскажите…
- Да. Я вас слушаю – ответила незнакомка, и Хью встретился с ней взглядом.
- Вы не подскажите, что сей прелестный цветок делает в ужасной пустыне?
Такие яркие женщины часто оказываются эгоистками. Хью понимал это и старался пользоваться самым проверенным методом для подобных особ – лестью.
- Как видите, цветок потребляет живительную влагу. На большее он не способен. Вода, размножение, синтез веществ – больше цветку ничего не нужно. Ведь так? – она лукаво прищурилась. Такого ответа Хью не ожидал. Случай непростой. Придётся напрячь остатки разума, которые ещё не одолело гномское пойло. Хью уже собирался блеснуть своим остроумием, но проворная незнакомка опередила его и здесь:
- Я - Изабэль. К чему все эти любезности? Если хотите знакомиться – действуйте. Зачем тянуть кота за хвост?
- Хью… Я не видел тебя прежде в "Ржавом колесе"…
- Я не здешняя.
- Хм… И откуда берутся такие красотки… Ой! Я это вслух сказал?
- Смотрю, ты растерял напрочь всю романтичность и перешёл на грубые комплименты. Ну, ладно. Хочешь узнать откуда я? Будь по-твоему. Из Города Чудес.
Да она издевается! Чтобы такого сказать? Хью включил свою фантазию на полную. Сногсшибательный ответ уже зрел в голове, но…
Толстяк Салли… Новый посетитель наверняка торопился, но из-за своей тучности мог посоревноваться в скорости с помойной улиткой. Клетчатая рубаха под серый пиджак говорила о хорошем вкусе, а ещё лучше это подтверждали широкие чёрные брюки с разношенными коленками. Пара-тройка подбородков, покрытых густой щетиной, колыхались при каждом шаге. Толстяк Салли… Парень был гнойной язвой на заднице Серого Гарри, но его спасали родственные связи с боссом. Хью всегда старался поддерживать беднягу и не давать в обиду. Но на сей раз толстяк пришёлся совсем не кстати. Так хотелось врезать в эту жалкую сальную рожу. Рано или поздно они бы послали за Хью, но почему именно его?
Подбородки зашевелились пуще прежнего, и Салли заговорил:
- Э-э-э… Хью? Где ты был? Я тебя по всему Стимфорту ищу… Серый…
- Знаю. Серый Гарри ищет меня. Поехали.
Салли тут же пустился к выходу.
- Что ж, Изабэль, рад был познакомиться с вами. Но, к сожалению, мне пора…
- Удачи тебе, Хью, - зелёные глаза Изабэль провожали его до самого выхода.
Удача. Сейчас она нужна как никогда прежде.
Несколько сотен метров они шли пешком. Тесные улочки не давали паромобилю проехать здесь.
- Дяденька… - донеслось из-за угла. Хью повернулся. Перед ним стоял босой мальчуган лет двенадцати. Замаранная рубашонка и содранные на коленках штаны. Хью уже собирался прогнать попрошайку, но тот сказал:
- Стойте, дяденька. Это вам, – маленький свёрток в ручонках выглядел приличней любой части одеяния малыша.
- Что это?
- Вам передали.
- Кто передал? – разговор стал превращаться допрос.
- К-какой-то д-дяденька, – мальчуган опустил глаза. Складывалось ощущение, что сейчас начнётся ужасное детское нытьё, которое Хью на дух не переносил.
- Ладно. Давай сюда.
Хью забрал свёрток, похлопал ребёнка по плечу и тот умчался прочь. К свертку была прикреплена записка. Ровный почерк гласил: "Больше можно получить завтра. 1 000 000 Арксов. 12 часов. Хромой переулок 6". Хью не стал распаковывать. Мало ли что там находится. Разумней отнести содержимое к Джимми-Лекарю на проверку. Преступная жизнь не терпит неосторожностей.
Паромобиль мчался мимо каменных изваяний вечернего Стимфорта. Испарения из машины обдавали и без того сырое бельё, что болталось на веревках меж тесных улочек. Бездомные собаки у мусорных баков отрывались от трапезы, завидев чудо техники. Рев двигателя сопровождался гулким лаем.
Полуорк с ножом в руке мирно беседовал с прилично одетым гномом. Карлик не хотел расставаться со своей сумкой, и зря. В болезненно зелёном лице обладателя оружия отражалась ехидная улыбка. Кому было дело до безоружного получеловека в недрах Стимфортского Гетто?
Паромобиль набирал обороты. Седобородый маг огня в проеденной молью мантии растрачивал последние остатки силы на поддержание пламени в дырявой бочке. Рядом валялась бутылка с остатками низкосортного пойла. Прогресс во всей его красе! Хью всегда недолюбливал магов, но этого почему-то ему стало жаль. Острые уши говорили об эльфийском происхождении. Скорей всего бедняга родился во времена, когда о технологиях ещё никто и не задумывался. Время не щадит никого…
 
3

"Машина раскаляется."
Логово Серого Гарри. Три этажа, пропитанных преступностью. Прежде чем зайти к боссу Хью решил заглянуть к Джимми-Лекарю.
Тот как всегда химичил у себя в лаборатории. Внимание сразу привлёк шкаф, которого здесь прежде не было. Хью, не думая, потянулся к ручке.
- Жить надоело? – блеклый глаз заставлял пробежаться по телу холодку страха, здоровый даже сквозь окуляр отбивал всякую охоту продолжать движение в сторону шкафа.
- Запомни. В моей лаборатории щупать образцы могут только безрукие. Смотреть можешь, пока не ослепнешь. Дотронешься – пеняй на себя.
- Я… Э-э-э…
Лекарь был одним из немногих, кого Хью действительно боялся. Да что там Хью. Даже Серый Гари всегда с осторожностью относился к этому безумцу.
- Да ладно тебе. Расслабься. Чего хотел? – Джимми скорчил Гримасу, похожую на улыбку. Пара золотых зубов сверкнула в свете ламп, наполненных настойкой ядоцвета.
- Можешь проверить, что это?
Хью выложил свёрток на стол. Лекарь молча высыпал содержимое на блюдце. Внутри оказался бледно-синий порошок. Колбы и мензурки мелькали с чудовищной скоростью. Джимми знал свое дело. В алхимии он был виртуозом.
- Дурь, - наконец вынес вердикт Лекарь, - отменная эльфийская дурь. Скорей всего не обошлось без магии. Такого товара во всём Стронварте не сыщешь. – Джимми потирал щепотку между пальцами, периодически пробуя на язык и, наконец, протянул немного порошка Хью.
- Хочешь?
- Нет, - Хью не любил подобной дряни.
- Давай, – тут же отозвался безотказный Салли.
- Вообще-то я не к тебе обращался, Толстяк. Ну, хорошо. Пробуй.
- Ты уверен? – Хью покосился на Салли.
- Я знаю, что делаю, – гордо заявил толстяк.
- Ты что ещё не понял? Это новый вид дури. Кто знает, к чему она может привести. Лучше не делай этого. – Хью уже давно пытался вытащить из этой ямы Салли. Но толстяк плотно подсел на подобную грязь. Джимми-Лекарь с любопытством наблюдал за Салли, который уже наполнял свои ноздри зловонным порошком. Чёрт с ними! Да и перед смертью не надышишься. Эта дурь не спасёт, даже если бы Хью добыл Серому Гарри целую партию на Хромом переулке.
Подвал Лекаря остался позади. Ступенька за ступенькой. Хью сокращал расстояние, с каждым шагом он приближался к неминуемой гибели. Серый Гарри не любил пустых разговоров и мог пустить пулю в лоб провинившемуся прямо в своём кабинете.
Пальцы легли на роскошную ручку из слоновой кости. Дверь распахнулась. Стук сердца отдавал в ушах. Хью едва сдерживал дрожь.
Серый Гарри молча сидел на резном кресле с мягкой обивкой. Револьвер на столе свидетельствовал о не лучшем расположении духа. Короткие тёмные волосы с проседью были также жестки, как и сам их обладатель.
Горк и Гарк – два угрюмых, туповатых орка сопровождали Гарри везде. Как два сфинкса зеленокожие застыли возле стола босса. Каменные лица не выдавали ни малейших эмоций.
Очередной раз выпустив дым от сигары, Гарри приступил к словесной экзекуции, которая обещала перерасти в обыкновенную да ещё и с летальным исходом.
- Думал можешь вот так запросто скрыться от нас? Запомни. Из нашей банды обратной дороги нет. Хотя есть - под крышку гроба! Ты хоть представляешь, в какой заднице мы можем оказаться из-за тебя? Можешь не отвечать, - Гарри взял в руку револьвер. Серыми глазами он оценивающе рассматривал металлические изгибы, пока оружие вертелось в руке. – Горк, Гарк, посмотрите за выходом. На случай если этот мерзавец выживет.
Орки окружили Хью с флангов и не спускали с него глаз. К чёрту всё! Взгляд устремился прямиком на дуло револьвера. Хью больше не боялся. Плевать! Щёлк! Хью как по команде закрыл глаза, но боли не почувствовал. Наверное, так и должно быть? Последовало ещё четыре щелчка. На пятый раз револьвер выстрелил…
Пуля прошла в нескольких сантиметрах от уха. Колени едва заметно подкосились, но Хью старался не показывать страх. Даже орки вздрогнули, но Серый Гарри залился смехом и зеленокожие вторили ему разбавляя наигранные нотки туповатыми.
- Тебе повезло, Хью. Другие, более смышленые ребята вычислил эту крысу. Но не думай, что я тебя простил. Непросто будет восстановить репутацию. Запомни, ещё один косяк и пули попадут в цель. Не одна. Все шесть. Ты меня знаешь.
Хью не хотелось подниматься с самых низов. Сейчас или никогда!
- Мистер Греи, у меня к вам есть деловое предложение…
- Я теряю терпение, Хью, - с этими словами Серый Гарри вставил патрон в барабан.
- Обещаю. На этот раз всё пойдёт как по маслу – Хью надеялся, что всё так и будет. – Я нашёл поставщика отменной дури. Такой не сыщещь от Стимфорта до Годерталя…
Мистер Грей задвинул барабан, и Хью вновь уставился на дуло револьвера…
4

"Жизнь…"
Серый Гарри ценил свою репутацию, но ещё больше он любил деньги. Доверие к Хью не прибавилось, но предложение пришлось кстати.
Чёрная шляпа Святоши Джейка проглядывала сквозь утренний туман, а блестящая трость с металлическим наконечником цокала в такт шагов. В левой руке виднелись чётки из красных жемчужин – неотъемлемый атрибут верующего в Балладора. Как же было досадно Хью находиться под опекой религиозного фанатика! Святоша Джейк всегда думал, что вершит деяния во имя господа. Ночью сдирал кожу с невинных, утром молился в храме. Как же удобно прикрываться религией, ставя себя выше других и совершая страшные преступления.
Хью старался не думать о последствиях, но волнение только нарастало. Что если сделка не состоится? Зачем он вообще заварил эту кашу? Мало ему неприятностей со свидетелем? Идиот.
По крайней мере, толстяка Салли здесь не было. Уж он-то умел дел наворотить.
Часы пробили двенадцать. Хромой переулок не подавал никаких признаков жизни.
Люди Святоши осматривались по сторонам, но среди пустынных задворков сновала лишь пара плешивых чёрных кошек. Дурной знак.
Джейк подозрительно покосился на своего подопечного и тут как по волшебству на другом конце двора показался человек в строгом костюме, а за ним и другой… Радость наполнила Хью изнутри.
Восторг пропал, когда он узнал в людях цепных псов Билли-Шутника. Сам предводитель бандитов, огромный и уродливый орк, шагал во главе своры. Он, в отличии от Серого Гарри, всю грязную работу делал сам. Отсутствие чувства юмора никогда не мешало Билли шутить. Последний кто не оценил его анекдот, судя по рассказам, выплюнул половину зубов на дорогу и захлебнулся в собственной крови.
Гробова тишина нарушились, когда Шутник первым открыл по Святоше огонь.
Выстрелы послышались с обеих сторон. Мусорный бак послужил хорошим убежищем для Хью. Ободранные кошки ощерились и пригнулись к земле, не понимая, что происходит. Хью хотел бы превратиться в такого же никому ненужного ободранного кота, но, увы, не обладал магическими способностями. Теперь его жизнь зависела от пуль в барабанах револьверов. Бак полнился мусором. Вряд ли кто-нибудь сумел бы продырявить эту посудину. Но отсиживаться было равносильно смерти. Смерти от парней Святоши Джейка. Такое поведение попросту могли расценить как предательство. Хью выдвинул руку из-за бака и вслепую выстрелил. Удача не подвела. С другой стороны раздался вопль. Выглянув из-за бака, Хью повёл огонь на поражение, методично перезаряжая револьвер.
Шальная пуля просвистела возле уха словно оса. Подчинённый Святоши, отвечавший за сохранность денег, уронил чемодан. Обмякшее тело распласталось в кровавой луже. Сколько же там было денег. Этого бы хватило на долгие годы беззаботной жизни. Несколько пуль опять пролетело близко, и Хью продолжил стрелять вслепую, не обращая внимания на чемодан с арксами. Раздался взрыв. Небольшой, но и этого хватило, чтобы выстрелы затихли. Какого чёрта? Преступность преступностью, но взрыв это уже перебор. У Стимфортских бандитов были некоторые правила и обычаи. Такие методы явно в них не вписывались. Они же не террористы в конце концов! Святоша и Шутник вместе со своими постепенно сближались, держа стволы наготове. Все как по команде остановились у небольшой воронки.
- Святоша Джейк! Какая встреча!
- А ты, я смотрю, всё шутишь, Билли?
- Да что ты. Какие шутки, тем более в присутствии таких праведников…
- Твоих рук дело? – Джейк указал стволом на воронку.
- Ты читаешь мои мысли, Святоша. Может быть, лучше объяснишь мне, что здесь происходит? Мои люди рассчитывали получить партию отменной эльфийской дури, а теперь у некоторых из них есть лишь пара граммов свинца в брюхе.
- Мы здесь по этой же причине… Какое удивительное совпадение. Ты так не думаешь? – Святоша покосился на Хью.
- Кажется, я начинаю понимать, что здесь происходит… - почесав лысину, Шутник тоже покосился на одного из своих людей, - Нас кинули, господа. Кто-то вероломно воспользовался наивностью двух наших соратников и решил стравить нас как грязных бродячих псов!
- Кстати, Хью. А где наши деньги? Последний раз я видел Лари с чемоданом рядом с тобой!
Шутник залился истерическим смехом и приложил ладонь к лицу.
- Господа, вы даже не представляете, как нас кинули. Вы, как и мы принесли сюда кругленькую сумму, и каким-то чудесным образом, под шумок оба чемодана были украдены. С обеих сторон некто действовал по одной и той же схеме. У каждого из нас есть наводчик, я не уверен, что они в сговоре с тем, кто так вероломно нас обманул, но лишняя проверка не помешает. Но не о том сейчас речь. Деньги, господа! Деньги! Кто, мать его, спёр всё!? Предлагаю опустить стволы и приступить к поискам крысы!
- Согласен. На счёт три. Раз, два…
Все бандиты замерли.
- Три!
Стволы опустились. Хью обрадовался, что всё обошлось, и больше никто не пострадал, но его судьба висела на волоске. Деньги серого Гарри и Билли Шутника потеряны по его вине…
Все разделились по два. Рядом с Хью шагал здоровенный боров Гарк. Святоша велел не спускать ему глаз с Красавчика. Мрачные переулки были пустынны. Звуки выстрелов распугали всех. Очередной поворот не предвещал ничего необычного, однако в конце него показалась старушка, укутанная в серый плащ, с огромной сумкой на колёсиках. Хью сразу заподозрил что-то неладное, и они с орком поспешили догнать старушку. Серая материя тащилась по булыжникам. Ни единого звука, лишь монотонное поскрипывание колёс сумки.
- Извините... – обратился Хью.
Молчание. Бабушка продолжала идти, словно никого вокруг не было. Капюшон на голове колыхался в такт неровным шажкам.
- Эй! Ты! – завопил орк – Ты, что оглохла, карга!? – зелёная ручища сорвала капюшон и Хью увидел то самое лицо. Изабэль…
"Что ты здесь делаешь?!" - вертелось на языке, но подобные слова могли серьёзно подставить Хью.
- Гарк, позови остальных! Я её задержу, - сказал Хью, а орк, забыв о своих обязанностях, помчался за подмогой.
- Кто ты, чёрт побери?! – Хью хотел схватить девушку за плечо, но та выскользнула.
- Ох, и плохая у тебя память, Красавчик. Я Изабэль из города чудес.
Губы Хью приготовились издать очередной звук, но встретили сопротивление. Страстное и сладкое. Что она делает? Он слышал аромат её волос, чувствовал незабываемый вкус поцелуя. Тело обмякло, сердце растаяло, но разум подсказывал: "Хью, Серый Гарри сотрёт тебя в порошок". Уже послышались голоса приближающейся подмоги во главе с Джейком и Билли. Легким движением девушка положила Хью за шиворот какой-то сверток. Поцелуй завершился, а чертовка Изабэль резко вскинула руку, обдавая себя облачком блестящей пыльцы, и вместе с чемоданами растворилась в воздухе. Женская фигура исчезла, как и чёртова куча денег! Всё пропало! Изабэль сбежала, а вокруг уже толпились разгневанные головорезы Святоши и Шутника…
5
"Жизнь среди почерневшего масла и скрежета металла…"
- Не беспокойтесь, Мистер Грей. Я мигом развяжу язык этой крысе! – то, чего так боялся Хью, сбывалось здесь и сейчас. Люди Серого Гарри ушли, и он остался наедине с Лекарем.
Во взгляде Джимми читались дикий азарт и злорадное веселье. Хью уже не оправдывался, он просто молчал и думал. Порой появлялись мысли о быстрой смерти, но Джимми не спешил.
- Пила, молот, кислота… Выбирай. Что тебе нравится?
Урод. Хью было тяжеловато что-то сказать с кляпом во рту.
- Пожалуй, я возьму иголки. Начнём с малого.
Острая боль пронзала пальцы. Сначала один, потом другой. Из-под ногтей сочилась кровь, а из глаз брызнули слёзы. Хью был уже рад сказать "Добей меня…", но кляп во рту…
- Ещё пару минуток такого молчания и ты захочешь общаться. Ещё как захочешь! А пока помолчи, прочувствуй каждый миг…
Детский восторг переполнял Лекаря при каждом этапе пытки. Для полного эффекта Джимми решил содрать кожу с одного пальца. Хью закрыл глаза, но пореза не почувствовал. Лишь какой-то безумный крик. Что-то повалилось прямо на Хью, послышалось неровное тяжелое дыхание. Веки приоткрылись. Джимми с кровью на затылке валялся прямо на Хью, а над пыточным столом стоял Салли. Глаза его налились кровью, а тело блестело от пота. Совсем свихнулся старина. Сначала Хью боялся издать малейший звук, но спустя несколько мгновений понял, что не всё так плохо. Пухлые руки вынули кляп изо рта Хью.
- Ты псих, Салли!
- Я знаю Хью, я знаю.
- Зачем было принимать столько дури?
- Это не от дури. Ты много для меня сделал… Я просто не мог оставить тебя в беде.
- Я ценю твой поступок, но сейчас сюда спустятся люди Серого Гарри, и ты тоже окажешься на пыточном столе!
Толстяк срезал ремни. Заляпанный кровью, Хью встал, скинув, тело Лекаря на пол. Джимми валялся, не подавая никаких признаков жизни.
В конверте, которым Изабэль наградила его напоследок, был билет в Двармаун. Поезд отбывает с западного вокзала через полчаса! Она снова издевается!
Шипение и лёгкие щелчки донеслись из таинственного шкафа.
- Теперь-то я смогу дотронуться здесь до чего захочу! Сукин, ты сын! – Хью пнул Лекаря и потянулся к шкафу. Он увидел массивный металлический костюм, повторяющий контуры тела среднестатистического человека. В хитроумном механизме на груди блестели многочисленные шестерёнки и пружинки. Хью попытался разобраться с изобретением Лекаря.
- Что ты делаешь? – глаза Салли округлились.
- Что если… - сказал толстяк. Хью продолжал осматривать костюм, но Салли не сдавался, - что если Серый Гарри вернётся? Ты же сам только что говорил?
Хью не слушал его. Изобретение Лекаря поражало воображение. Спустя несколько минут Хью уже облачился в сталь. Костюм сковывал движения до тех пор, пока не был повернут маленький позолоченный ключ на груди. Механизмы внутри пришли в движение, пар повалил из латунных трубок за спиной. Рука сжалась в кулак. Хью ощущал неимоверный прилив сил. Шаг. Ещё шаг. Тело обрело воздушную лёгкость. Мир вокруг показался чудовищно хрупким.
- Кажется, я знаю как выбраться из этой дыры. Оставайся здесь, если что-то спросят, во всём вини меня.
- Ты уверен?
- Да, Салли, спасибо тебе за всё. Прощай… - Хью пожал пухлую ладонь друга и устремился к выходу.
Грохот металла по мраморным ступеням и шипение пара пришли на смену гробовой тишине логова Серого Гарри. Среди гула Хью уловил до боли знакомый звук: щелчок револьверного курка.
- Какого… - пролепетал Горк. Глаза его были готовы выскользнуть из орбит, когда закованные в сталь пальцы молниеносно сомкнулись на его руке. Кости под зелёной кожей захрустели, орк выронил револьвер, припал на колени и завопил. Все три этажа вмиг загудели.
6

"Жизнь пока вращается шестерёнка…"
Палящее полуденное солнце высушило землю за городом. Из-под ступней вырывались клубы пыли. С помощью костюма можно было бежать невообразимо быстро, но до северной станции оставалось ещё много миль, и этот факт донимал Хью не меньше того, что он обронил билет в подвале Лекаря.
Позади ехала тройка паромобилей. Пули то и дело отскакивали в нескольких ярдах от скафандра, поднимая в воздух пыль. Хью старался вилять и запутывать своих противников.
Нехватка воздуха разрывала легкие. Левую ногу сводило, но Хью продолжал бежать. Железнодорожный переезд остался позади. Мимолётного взгляда хватило, чтобы заметить, как поезд протаранил один из паромобилей. Бам! Остальные преследователи остались позади за переездом.
"Пронесло!" - подумал Хью и остановился. Точнее, так ему показалось. Тело продолжало двигаться. Видимо, костюм заклинило. Впереди виднелась небольшая горка.
"Давай же! Проклятая железяка!"
Каменистый склон холма захрустел под натиском металла, а впереди – обрыв!
Полёт продолжался несколько секунд. Высота приличная. Рядом уже кружил старый стервятник. Глаза Хью сомкнулись. Полёт завершился, и осталось лишь ощущение лёгкости, словно тело парит над землей.
"Наверное, так и должно быть. Пустота и лёгкость…".
Хью открыл глаза. Изабэль. Она смотрела на него зелёными глазами. Необычные волосы трепал ветер. За спиной у девушки красовался диковинный ранец, испускающий пар. Из летательного приспособления тянулись две тонкие, но чертовски прочные металлические руки, за счёт которых Хью и поддерживался на лету. Парой лёгких движений Изабэль сняла неисправный скафандр с Хью. Руки её ловко управлялись с многочисленными рычажками на металлической коробке.
- Это сон? – наконец заговорил Хью.
- Можешь считать, что да.
- Но… Как это возможно? Я никогда не видел такого прежде…
- Немного технологий, немного магии, немного веры…
- Магия и технологии? Чушь какая-то. Все знают, что эти вещи не совместимы.
Изабэль промолчала, прижалась к Хью и поцеловала его. Кто же она такая? Кто владеет такими могущественными технологиями и магией? Гномская разведка? Фея индустриальной эпохи… Теперь он был готов поверить во что угодно.
- Изабэль…
- Что?
- Куда мы теперь? В Город Чудес?
- Глупышка. Чудеса там, где мы. Нужно лишь верить.
Изабэль вновь сунула Хью записку за пазуху. Хватка рук, тянущихся из ранца ослабла. Полёт был недолгим. Хью шлёпнулся на мешки в открытый движущийся вагон. Тело ныло. Сверху упала капля, другая. Хью лежал и думал об Изабэль, вспоминал два дня, два поцелуя и читал записку, которая уже расползалась под теплыми каплями летнего дождя.
"До встречи в Двармауне. Улица Всех Святых 4. Изабэль…"
Шипение и лёгкие щелчки. На плечо заполз миниатюрный механический паук с мерцающими ярко-зелёными глазами.
"Вот же чертовка!" - Хью улыбнулся.
Прощай бандитская жизнь! Прощай Серый Гарри!Теперь преступная трясина больше не засосёт Хью. Вся грязь осталась позади, а впереди Двармаун и Изабэль.
 
Механизм сломался. Маленькая шестерёнка выскочила, испустила пар и растворилась в воздухе. Её больше нет. А быть может, и не было вовсе?


Просмотров: 344

dzudo #1 - 1 год назад 0
круто!
Andrey91 #2 - 11 месяцев назад 0
Прекрасный рассказ! Правда, словно недоконченный. Но тут уже мое личное мнение.