«Кайнед» — Глава 1: Морфал

Published

«Кайнед»

«Время и место каждого Подвига определяется Судьбой. Но если не придёт Герой, не будет и Подвига.»
©Зурин Арктус

Глава 1 — Морфал

Рев медведя эхом пронесся по лесу, разгоняя воронов. Небо стало черным от испуганных птиц, чьи крики заглушили шум листвы деревьев. Лязг стали доносился с туманной поляны посреди болотистого леса, где молодой редгард сошёлся в схватке с рослым и массивным орком, который спокойно размахивал своим двуручным мечом, держа его одной рукой. Пыхтя от усталости, он отбросил парня от себя, и, не успев занести свой меч для конечного удара, в один миг оказался на земле, страшно вопя от боли. Медведь набросился на зеленокожего и оторвал от его руки солидный кусок мяса. Прорычав, орк попытался ударить медведя кулаком по морде, но резкий влажный звук заставил его лицо застыть маской полной боли — голова орка была отрублена, его тело обмякло и не собиралось сопротивляться.
— А неплохо мы их, а? — воодушевленно проговорил редгард, протирая свой меч куском ткани от крови и пытаясь восстановить дыхание после тяжёлого боя. — Ты хорошо справился, без тебя мне бы пришел конец.
Медведь одобрительно прорычал, зализывая полученные ранения. Вокруг лежали трупы искореженные трупы разбойников, терроризировавших Морфал, ярл назначил за них хорошую награду.
— Они думали, что обосноваться возле городских руин — хорошая идея, тупицы. — Кайнед сел на корточки и осмотрел пригвождённого к столбу из камня драугра. — Ну и вонь от тебя, дружище. — с этими словами он выдернул болт из шеи и с проклятиями выбросил его, тот оказался сломан в наконечнике и уже непригоден для стрельбы.
Медведь в это время что-то высматривал среди тумана, изредка принюхиваясь и опуская голову ближе к земле. Вокруг стрекотали сверчки. Где-то вдалеке пропищал морозный паук, едва уловимый шорох листвы сопровождал лёгкий прохладный ветерок с затхлым и влажным запахом болот, мха и плесени. Бородатый мох свисал с четырех столбов из древнего камня, которые по логике должны были развалиться в труху, но они все так же упорно стояли посреди поляны, и не думая падать. Кайнед обыскал сумки, мешки, рюкзаки в поисках хоть чего-нибудь ценного. «Ну а что такого? Мертвецам эти вещи уже не нужны» — как он всегда говорил своим спутникам, пожимая плечами и складывая добычу в походный рюкзак.
— Ну вот и всё, пора доложить ярлу о выполнении задачи и получить заслуженную награду. А тебе, дружище, придется вернуться в Этериус, пока я тебя опять не призову, — парень присел рядом с медведем и почесал его за ухом. Медведь мотнул головой, словно понимая то, что говорит его хозяин. — Не дуйся, если я тебя опять приведу в город, то ты опять залезешь в какой-нибудь склад с едой и сожрешь все припасы, и вдобавок ты пугаешь людей. — после этих слов, он прикоснулся к светящемуся голубым светом знаку, радужка его глаз засветилась небесно-голубым цветом, и медведь превратился в сиреневую дымку, издав рёв в последний раз.
После редгард закинул свой рюкзак на плечо, поместил меч в ножны за спиной и направился, хлюпая влажной грязью, в сторону Морфала. Место, где была битва, медленно утопало в молочном густом тумане и только древние столбы с бородатым мхом в тумане напоминали высоких старцев ожидающих путников, чтобы заманить их в свои темные и холодные руины.
Болота сменялись промёрзшими полянами, покрытыми высокой пожелтевшей травой и неприветливыми кустами, покрытыми шипами с которых свисали бутоны тёмно-синего цвета. Алхимики называют их «Ядовитым колокольчиком» из-за причудливой формы бутонов в виде свисающих колокольчиков, сами по себе цветки не опасны, чего нельзя сказать об их острых шипах и чрезмерно ядовитом соке, который получают при помощи ступки и пестика. Всюду был густой, влажный туман с душным запахом сопревшей листвы, трухлявых пней, мха и плесени, которые воюют за территорию на камнях. В небе шла битва между солнцем и облаками: солнечные лучи словно стрелы Ауриэля, пробивали своим золотым сиянием толщу серых, мрачных облаков, а облака будто орды нежити заполняли пространство, поглощая собой весь свет, и опять болота превращались в мрачные земли. Природа будто хочет показать, что это опасная земля и её стоит обходить стороной.
Спустя несколько часов блужданий молодой редгард вышел к Морфалу, до которого оставалось совсем ничего. К этому времени облака рассеялись, будто кто-то разогнал их за одно мгновенье, и солнце уходящими лучами окрасило городок в оранжевые цвета.
Морфал — это небольшой городок, даже скорее деревня, если судить по его виду, он расположился не в самых приветливых местах Скайрима — в болотах Хьялмарка, из которых часто приходит всякая нечисть, пробудившаяся из древних гробниц нордов, морозные пауки, решившие устроить логово в одном из заброшенных домов, и прочие животные, пришедшие на запах еды, однако стражи прекрасно справляются с ними без потерь. В Зале Высокой Луны восседает ярл Идгрод Чёрная, которая правит Морфалом уже несколько лет и отвечает за благополучие во владении Хьялмарк. Город очень ценится среди алхимиков, поскольку только здесь растёт часть очень редких ингредиентов, а также это довольно важная точка для Империи, поскольку нападение на это поселение сразу выдаст врага, и Солитьюд сможет быстро подготовиться, именно поэтому генерал Тулий расположил здесь гарнизон из имперских солдат.
— Надеюсь, медведя с тобой нет? — три стражника в теплой одежде, поверх которой простая стальная кольчуга, поверх неё был надет табард в цветах владения Морфал и трискелем на груди, они стояли у груды камней с воткнутым флагштоком, на котором развевался флаг владения. Один из них, крупный норд с лысиной и черной, как смоль, бородой, стоял, скрестив руки на груди, и неодобрительно смотрел на приближающегося парня. Именно он обнаружил медведя на кухне ярла, когда прибежал на крик кухарок.
— Нет, можешь не переживать, твою порцию никто больше не съест. — редгард прошел мимо с довольной ухмылкой, норд только фыркнул. Один из стражников хихикнул, но сделал вид, что поперхнулся, когда бородатый посмотрел на него гневным взглядом.
Люди потихоньку разбредались по домам. Вокруг чувствовался запах жареной рыбы, свежего хлеба, говяжьей похлёбки и дыма. Кайнеду это даже показалось странным: город находится в болотах, а того тошнотворного и душного запаха совсем нет, магия.
Парень не решил идти к ярлу весь грязный, промокший, голодный и потный, поэтому он отправился в таверну, где за пару сотен септимов ему приготовят горячую ванну, а одежду простирают и высушат, после чего вкусно и сытно накормят. Именно так он и поступил. Поднявшись по скрипучим деревянным ступеням, юноша открыл дверь в местную таверну, его сразу обдал теплый воздух, наполненный спиртными парами, запахом жареного картофеля, лука-порей и маленького кабанчика на вертеле, которого медленно крутил паренёк в одежде кухаря. По телу пробежали мурашки, и взял лёгкий озноб, хотелось поскорее отведать этого кабанчика, наполненного яблоками, натёртого специями с мёдом и вином. Его сразу встретила владелица таверны, которая в мгновенье ока оказалась пред ним.
— О, Кайнед, я вижу ты уже вернулся. Хочешь отдохнуть? Развлечься? Скоро будет готов кабанчик, которого мне привезли из Фолкрита. Может черноверескового мёда? Или сиродильского бренди? А, может, пряного вина из новой партии, которая пришла ещё утром? — казалось, она никогда не умолкнет, но зато её таверна одна из лучших в Скайриме, и любой странник найдет хороший ночлег и самую свежую еду. Хозяйка таверны приезжая редгардка, которая держала постоялый двор в Имперском Городе до войны. После начала войны она быстро продала своё заведение и переехала в Скайрим, где и открыла свою таверну — «Верески». Довольно приятная на внешность с тёмной, словно шоколад, кожей и черными, словно смоль, волосами. Всегда носит простую одежду, которую не жалко запачкать или испортить из ярких тканей прямиком с солнечного Эльсвейра.
— Я буду горячую ванну для начала, и - чтобы мне постирали одежду, — перебил её Кайнед, сунув увесистый кожаный мешочек, который радостно позвякивал содержимым. — Я жутко провонял болотом и хочу поскорее отмыться. Как вы вообще здесь выживаете? — парень уселся на скамью, которая была ближе всех к костру из не занятых. Рядом присела Джонна после того, как приказала двум служанкам приготовить ванну и комнату для гостя.
— Вполне обычно, — начала девушка, закинув ногу на ногу. — Главное чаще мыться и меньше ходить по болотам, и конечно же прогревать дом! Это самое главное! — она посмеялась.
— Увы, это явно не про меня. Мой дом — он везде. Сегодня мой дом в твоей таверне, завтра мой дом в какой-нибудь пещере у костра и лежанка. — он снял с плеча рюкзак и положил его у ног, после расстегнул железные застёжки от ремня ножен на груди, снял их и поставил рядом с рюкзаком.
— Должно быть увлекательно путешествовать, — редгардка вздохнула. — Моё путешествие было недолгим: из Сиродила в Скайрим. Ты был в Сиродила? А в Имперском Городе? Видел статую Акатоша? Говорят, именно там Мартин Септим превратился в Акатоша и победил Мерунеса Дагона изгнав его в Обливион. Не знаю, правда это или нет, меня тогда не было. — она жестом подозвала одного из слуг и приказала принести пряное вино и пару кубков.
— Я много где был, много что видел, но не думаю, что об этом стоит рассказывать. Мои родители жили в Сиродила, там же родился и я, поэтому я видел Имперский Город — он прекрасен, но мы жили в Скинграде. — слуга быстро принес медный поднос с керамическим кувшином и двумя серебряными кубками, после чего поставил между ними и удалился. Джонна наполнила кубки, взяв свой, она слегка вдохнула аромат вина, дабы понять из какой оно партии, это была утренняя партия.
— Довольно интересно. М, эта утренняя партия вина просто прекрасна. Вот, попробуй, — девушка передала кубок юноше. После чего сделала небольшой глоток, чтобы распробовать вкус. Кайнед тоже сделал глоток вина, его рот наполнился сладостью ягод винограда Джабзи, спустя мгновенье появился приятный, освежающий вкус фенхеля. Вино будто растекалось по каждому сосуду, приятно согревая и расслабляя.
— Это необычно, я такого ещё не пробовал. Было конечно адское пойло данмеров, но это куда вкуснее. Продашь мне парочку бутылок этого вина? — редгард улыбнулся и похлопал по небольшой сумке, которая выглядела тяжёлой и при каждом ударе весело позвякивала.
— О, конечно! Для тебя — что угодно, в разумных пределах. Я сейчас же пойду и лично отложу для тебя пару бутылочек, пока ты будешь отдыхать в горячей воде с ароматными маслами. — она поставила бокал на поднос, после улыбнулась и направилась к стойке, после исчезнув под ней. Кайнед в это время направился в подвал, куда вела деревянная лестница. Служанки проводили его до комнаты с ванной, которая уже благоухала ароматами лаванды, вереска и елового леса, они дождались пока он разденется, чтобы забрать его одежду постирать. Когда все ушли, парень погрузился в горячую ванну, откинув голову назад, прикрыл глаза.
Утреннее солнце, своими ласкающими лучами, разбудило молодого странника, заставив его улыбнуться. Вчерашнее вино, горячая ванна и ароматные масла разморили его, и он буквально сразу отключился, едва только коснулся кровати. Из главного зала потянулся приятный запах жареной яичницы с беконом, свежего хлеба и сладкого рулета, ароматного настоя из пряных трав, который заменяет нордам чай. В комнате, на комоде, уже лежала чистая одежда, которая всю ночь висела в сушилке, а после была бережно отглажена. На прикроватном столике стояли три бутылки вчерашнего пряного вина, рядом стояла тарелка с яблоками и подсвечник, на котором остались только высохшие свечные слёзы. На другом столике, стоял кувшин с водой и пара кубков, на случай если будут гости.
Кайнед, глубоко вздохнув, встал и направился к медному умывальнику на резной стойке. Он умыл лицо прохладной водой, затем вытер лицо полотенцем и направился к комоды с одеждой. Одевшись, он проверил содержимое рюкзака, удостоверившись что всё на месте, закинул его на постель. Меч же стоял в углу, отдыхая в своих кожаных ножнах, в ожидании новой битвы. Закончив все дела в комнате и подготовку к отправлению, парень вышел из комнаты и направился к стойке, где находилась уже другая женщина, которая иногда заменяла Джонну, если ей нужно уехать в столицу по делам.
— Джонна просила передать тебе эту записку, — нордка средних лет положила на стойку сложенный желтоватый пергамент, и передвинула его к редгарду. — Что желаешь на завтрак? Скоро будут готовы слойки с козьим сыром и помидорами. — она взяла железную кружку и начала её вытирать чистым полотенцем.
— О, хорошо. Спасибо. — Кайнед развернул пергамент на котором и прочитал его. Ничего необычного: банальные извинения за отсутствие и цена за три бутылки - 150 септимов. Он достал кошель, отсчитал золото и засунул его в маленький кожаный мешочек, после передав его женщине. — Вот, это деньги за вино и за завтрак, там 300 септимов, можешь пересчитать. А на завтрак я буду яичницу с беконом, слойки с козьим сыром, их аромат просто божественный, ну и настойку, перед приемом у ярла как-то неудобно пить эль или мёд.
— Хорошо, спасибо тебе. Как только будет готово, я сразу принесу. — с этими словами, она налила настойку в железную кружку и придвинула к нему. Затем убрала деньги под стойку и отправилась вниз по лестнице за стойкой, на кухню, откуда исходил невероятный аромат томатов и сыра.
Кайнед отпил из уже нагревшейся от настойки кружки, после чего сходил в комнату и достал из сумки свой дневник в коричневом кожаном переплете с таким же знаком, как у медведя. Открыв дневник, парень начал листать его в поисках информации. Он нашел нужную запись и вдумчиво начал вчитываться в неё, хмуря брови и потирая подбородок. К этому времени на стойке появилась тарелка с дымящейся яичницей, которая источала сильный аромат сочного бекона. Рядом с ней стояла ещё одна тарелка, только на ней были золотистые ароматные слойки, которые источали ещё более сильный аромат, перебивая аромат бекона. Закончив читать, парень закрыл дневник на застёжку и отложил его в сторону, вдохнув все эти запахи, он принялся поглощать всё что заказал, наслаждаясь вкусной едой.
Когда с едой было покончено, а кружка опустела, молодой редгард отправился в комнату чтобы забрать свои вещи. Он кинул дневник в сумку, после чего подошёл к мечу и надел ножны, закрепив их на груди, затем он накинул рюкзак на плечо и направился к выходу, попутно поблагодарив за столь теплый приём. К этому времени в зале сидели пару местных жителей, это был бородатый кузнец и морщинистый дровосек, и один не местный, в черной мантии и увесистым рюкзаком, видимо маг или алхимик со своей личной переносной лабораторией, он читал какую-то книгу в фиолетовом переплёте, попивая что-то из деревянной кружки.
Кайнед вышел на улицу, его сразу обдало прохладным воздухом, заставив невольно вздрогнуть, а то ж, в таверне куда теплее, чем на улице. Вокруг было тихо, солнце неторопливо поднималось на своё место. (Лучше разделить на два предложения: Вокруг было тихо. Солнце неторопливо поднималось на свое место) У стражи происходила смена караула: уставших и сонных сменяли свежие и бодрые, и только капитан стражи нёс свой караул еженочно, отсыпаясь после обеда. Парень направился к длинному двухэтажному зданию из дерева и резных панелей, на стенах которого лениво колыхались флаги Морфала, под ними, у жаровен, стояли бодрые стражи переговариваясь о чем-то своём. Он прошел мимо них, поднялся по лестнице и вошёл в здание. Перед ним раскинулся большой зал с деревянными, резными колоннами, на которых горели светильники, а между ними висели всё те же флаги Морфала.
Зал был достаточно широким и очень длинным, размером с трактир, посреди зала расположилась огромная каменная жаровня, которая заменяла собой камин и согревала весь зал. Между жаровней и колоннами лежали синие ковры с причудливыми узорами из серебряных нитей, в конце зала находился пьедестал с деревянным троном покрытый синими тканями и шерстью, под потолком располагались маленькие оконца. У стен зала находились скамьи, между которыми расположились канделябры. Ближе к трону, у стен, находились деревянные лестницы с резными перилами, ведущие на второй этаж, под ними находились двери, ведущие на кухню и в обеденный зал. На втором этаже расположились небольшие столы, окованные железом и такие же стулья, там же, в углу расположились канделябры — там едят слуги ярла, или работает управитель.
Ярл сидела на троне и что-то оживленно обсуждала со своим управителем, народ еще не проснулся, а ярл уже за работой. По обе стороны от неё позади трона, стояли стражи, ничем не отличавшиеся от обычных патрульных за исключением доспехов – они были массивные, с латными вставками и шлемами с забралом. Сразу видно – личная гвардия ярла. Кайнед уверенными шагами пошел по дорогим коврам, но его сразу остановила чья-то массивная рука в перчатке из грубой кожи. Это был личный хускарл ярла, который остановил парня практически у трона.
— Стоять! К ярлу нельзя, она сейчас занята более важными делами, чем принимать какого-то бродягу, — его полос был жестким, грубым, чем-то напоминал скрежет металла. — Сядь на скамью и жди, пока тебя вызовут. — он улыбнулся кривой улыбкой, как только умеют улыбаться орки.
— Руглум, пропусти его, сейчас же! — ярл жестким тоном приказала зеленокожему пропустить Кайнеда, жестом показывая управителю, что на данный момент достаточно обсуждений. Улыбка пропала с лица орка и с недовольством он отошел в сторону пропуская юношу. — Кайнед, проходи, подойди поближе и рассказывай. Принесите стул для нашего гостя и подбросьте дров в жаровню, поживее! — слуги быстро заметались по поручениям, у старухи явно было плохое настроение с утра. Кайнед подошел к стулу, который для него принесли и поставили возле трона, и сел на него, уложив рюкзак возле ног.
— Да и рассказывать здесь нечего. Я выследил этих разбойников. Вы могли бы подождать пару недель, их бы и так убили драугры. От той двадцатки, о которых вы говорили, осталось всего 8 человек, часть из них погибла в схватке, часть от гнойных ранений и гангрены, — на лице ярла появилось отвращение, сменившееся улыбкой. — Я добил остальных и отрубил голову их главарю. Увы, тащить бошки – не мой стиль. — парень сложил руки на груди.
— Чудесно, теперь эти выродки не будут больше грабить по ночам наши склады и караваны. Принесите нашему гостю его заслуженное золото! Да поживее, как сонные мухи сегодня! Видит Мара, выкину вас всех к чертям, будете конюшни драить! — слуги вновь заметались, они ушли куда-то в одну из комнат, после чего вернулись с небольшой сумкой, которая тяжело свисала с плеча слуги. — Как мы и договаривались – десять тысяч септимов. Будешь пересчитывать, или поверишь на слово? — женщина ехидно улыбнулась, когда сумка с глухим звоном монет опустилась на землю возле Кайнеда.
— Я привык доверять людям, а люди – привыкли не обманывать меня, — парень без интереса посмотрел на сумку.
— Вот оно как… — ярл задумчиво потерла подбородок. Она прекрасно понимала, что Кайнед – это не просто наёмник, который делает что ему прикажут, и не хотела узнать что будет, если ему недоплатить. Поэтому в сумке была вся сумма. — Раз твоя работа выполнена, ты можешь быть свободен. Кстати, а где находятся те развалины с драуграми?
— Они находятся к северо-западу, на окраине болот. Сейчас дам карту, мне она все равно ни к чему, — редгард полез в рюкзак, пару минут порылся в нем, после чего достал свёрток из бумаги, на котором была нарисована карта Хьялмарка с пометками, где были следы бандитов, жирным выделено, где именно они базировались. — Вот, возьмите, — парень подошел и передал карту Идгрод. — А зачем Вам знать где их лагерь? Неужто не доверяете?
— Нет, конечно. Ты сказал про драугров, вот я и решила отправить туда стражников, чтобы они завалили проход в гробницу для безопасности поселения, — ярл взяла карту и, развернув, посмотрела на неё, на пометки, после чего опять свернула и передала слуге. — И куда ты направишься теперь? — женщина встала с трона и направилась к жаровне, чтобы погреть руки.
— Куда точно – не скажу. Не стоит знать всем подряд, даже ярлу, при всем уважении, — Кайнед поднял рюкзак с сумкой золота, и закинув их на плечо, подошел к Идгрод.
— Будь ты бесполезным дураком, я бы приказала отрубить тебе голову за подобную дерзость, — она улыбнулась. — Но да ладно, это и правда не моё дело. Что ж, удачного пути. И знай, Морфал всегда будет рад тебя встретить за твою помощь жителям, — с этими словами она вернулась на трон.
— Может, я еще вернусь, — парень улыбнулся и направился к выходу.
Ярл позвала капитана стражи, и слуга отправился его искать. Кайнед вышел из длинного дома и направился прямиком к конюшне, где постоянно останавливались извозчики, торговцы со своими обозами. Он договорился с одним из извозчиков, у которого была крытая телега, не хотелось ехать в Виндхельм в открытой телеге. Заплатив сотню септимов, он залез в телегу, после чего, под хруст снега и фырканье лошадей, телега поехала. Его ждал долгий путь.
Когда телега повернула налево, Кайнед заметил, как тот самый путешественник в черной мантии шел на северо-запад в лес, после чего он скрылся в густых зарослях кустов.


Views: 79

There are no comments yet