XGM Forum
Сайт - Статьи - Проекты - Ресурсы - Блоги

Форуме в режиме ТОЛЬКО ЧТЕНИЕ. Вы можете задать вопросы в Q/A на сайте, либо создать свой проект или ресурс.
Вернуться   XGM Forum > Творчество (только чтение)> Чтиво
Ник
Пароль
Войти через VK в один клик
Сайт использует только имя.

 
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
Седна
Многабукф, да, но для любителей фантастики и этого, возможно, будет мало. Представленное ниже лишь начало, если читающая часть форума даст "добро", то каждые два-три дня буду выкладывать по новой главе.
Прошу не обращать внимания на стилистические/грамматические ошибки (хотя их, по идее, быть практически не должно), это лишь преальфа, которая будет десять тыщ раз переписываться; но в то же время прошу замечать ляпы и недочёты в сюжете, дабы устранять их в зародыше...
Итак, спасибо, начинаем.






СЕДНА


Глава первая
Да здравствует разум


Дирт Пул – самая настоящая свалка, во всех возможных смыслах этого незаурядного словца. До звезды отсюда рукой подать – две с половиной световых минуты, и вот он - пламенный ад, сжигающий всё дотла, но дающий жизнь и надежду всем планетам этой звёздной системы. Амадей светит неустанно, не зная выходных и отпусков, равно как и человеческие учёные, изучающие эту звезду. А изучать, поверьте, было что! Вся система прямо таки изобиловала различными странными и смертельно опасными аномалиями. Микроскопические чёрные дыры меж планетами, струнки астероидов, протянувшиеся на многие световые года в форме спирали, скопления газовых «облачков», появляющиеся невесть откуда корабли-призраки… в общем, тем для обсуждения за бутылочкой пива хватало.
Дирт Пул, как уже говорилось, была настоящей свалкой. На поверхности этой небольшой планеты медленно сгорали, съедаемые временем и радиацией, остовы потерпевших крушение кораблей. А кроме этих самых судов наверху ничего интересного и не было: атмосфера отсутствовала, города никогда не строились. В общем, ни один здравомыслящий человек на этот грязный клочок земли посреди бескрайнего космоса не сунется. И именно поэтому на Дирт Пуле над здравомыслием смеялись, дразнили его и плевали ему в лицо.
Пираты, что с них взять. Если пораскинуть мозгами, то можно придти к выводу, что местечко они для себя выбрали правильное: держать оборону от натиска федералов, отсиживаясь при этом под землёй – плёвое дело. Вот власти и решили махнуть на нарушителей закона рукой, мол, раз хотят – пусть гниют на своём Дирт Пуле.
Кроме пиратов здесь были и честные люди, волею судьбы лишённые других вариантов существования. Лишённые работы клерки, выжившие из ума солдаты, изгнанные со своих планет фанатичные праведники… тысячи их! И Ник был из их числа. Обычно он обходил стороной любые скопления пиратов, но на этот раз ему пришлось прибегнуть к их услугам.
- Так ты, говоришь, пилот первого класса? – голос проводника в наушнике был прерывистым, на поверхности любая связь работала нестабильно. Впрочем, нестабильным здесь было всё, начиная радиосвязью и заканчивая пластами горячих камней под ногами. Температура на солнечной стороне, по которой сейчас неспешно топали пилот первого класса Ник и его проводник, порой достигала трёхсот градусов, но крепкие армейские скафандры с лёгкостью выдерживали это испытание.
- Угу, - буркнул в ответ пилот. Беседа ему надоела ещё до её начала. К тому же, разве может завязаться приличный разговор между высококвалифицированным и имеющим высшее образование гражданином и сбежавшим из дома в пятнадцать лет, а ныне бородатым и грязным пиратом?
- Ты, это, чувак, осторожнее, - едва не спотыкнувшись, перепрыгивая через крыло мёртвого корабля, вновь заговорил проводник. – Тут у нас слегка грязно, так что не отставай ни на шаг. А то, чёрт возьми, угодишь в «лепёшку» ещё, и босс потом мне все уши оторвёт!
- Что, сразу два? – хмыкнул Ник. – А что за «лепёшка»?
- Был когда-нибудь в деревнях? Ну, коров, например, видел? Так вот там, где эти коровы проходят, всегда остаются такие вот «лепёшки».
- Хочешь сказать, что по поверхности Дирт Пула бродят радиоактивные и способные жить без атмосферы коровы? Смеёшься?
- Хочешь – верь, хочешь – не верь, но кое-кто порою видит здесь нечто, напоминающее ходячую и пасущуюся говядину… но не в том суть. Местные «лепёшки» очень похожи на коровьи. Но при этом если тебя в них угораздит вляпаться, то считай, что ты покойник. Разъедают любую органическую материю за считанные секунды.
Ник нервно сглотнул подскочивший к горлу комок и стал опасливо озираться по сторонам. Проводник, заметив это, тихонько рассмеялся:
- Да не дрейфь ты! «Лепёшки» не собираются в кучи. Одна-две штуки на десять квадратных километров. К тому же, они слегка светятся, так что их мы увидим издалека.
Дальше шли молча. Преодолевая огромные валуны и нагромождения вышедших из строя кораблей, через полчаса они достигли места назначения. Посреди крупного кратера стояли и ждали своей участи ещё работающие суда самых различных назначений; транспортные, торговые, научные, военные и не относящиеся ни к одной из вышеперечисленных квалификаций корабли были готовы к продаже.
- Выбирай, клиент, - закряхтел проводник, неуклюже спускаясь в кратер. Ник, недолго думая, полез следом, вылавливая взглядом интересующий его тип корабля.
- Нужно что-нибудь небольшое. Для одного человека. Но при этом в корабле должны быть как минимум четыре слота под тяжёлое вооружение, работающий санузел и не слишком сильно устаревший бортовой компьютер.
- Сейчас посмотрим, - кивнул пират, взглянув на свой лэптоп. – Нет, слишком большой… хм… этот не имеет слотов под оружие… а вот этот? Нет, всё не то… а, нашёл, есть вариант! И по цене очень даже привлекательный.
- Что за корабль?
- Класс «Панацея» тридцатилетней давности. Аж восемь слотов под оружие, одноместный, все системы в норме. Даже бортовой компьютер всё ещё ожидает приказов.
- А цена?
Пират протянул Нику свой лэптоп. Тот несколько мгновений вглядывался в цифру всего с четырьмя нулями, после чего вернул вещь владельцу и скептически произнёс:
- А не слишком ли дёшево? Похоже на кота в мешке.
- Так древность же! Его никто уже три года брать не хочет. Точнее, если быть честным, один раз его всё же купили, но… увы! Через пару месяцев кораблик снова к нам вернулся. Его владелец наткнулся на наших пиратов, а те, взяв его на абордаж, отобрали корабль и притащили его сюда.
- Гарантий ты, конечно же, не даёшь никаких, верно?
- Какие могут быть гарантии? – почти натурально возмутился пират. – Мы это судёнышко отыскали в открытом космосе, капитана не было… не пропадать же добру! Забрали его себе.
- Что, вот прямо так, в открытом космосе и без капитана?
- Мамом и папом клянусь, сами диву даёмся! Он просто летел себе на Колорадо прямо в руки федералов, ну мы и приватизировали себе находку. Так что, берёшь?
- Хорошо… я, пожалуй, возьму его, но при условии, что стволы вы поставите за счёт заведения.
Проводник скорчил недовольную гримасу:
- Только если парочку «лягушек», уважаемый клиент. У нас, знаешь ли, кризис, и оружие идёт на вес золота.
- Ну, хоть что-то, - усмехнулся Ник. – Ладно, веди к кораблю, хочу на него взглянуть.
Они прошлись мимо рядов с космическими судами. Ник ещё издалека заметил тот самый корабль, что ему сейчас собирались продать. «Панацея» - когда-то это был довольно неплохой корабль, стоял на вооружении практически всех колонизированных планет. Но с тех пор много воды утекло, появились новые суда, а старые постепенно сходили на «нет» и продавались по низким ценам.
Сам корабль по форме своей напоминал чересчур раздувшийся от самомнения кусок покрашенной в чёрный цвет пиццы на двух шасси лыжного типа, с закрёплёнными по бокам небольшими крыльями-стабилизаторами. Под носом «пиццы» держался на шарнирах грозного вида восьмиствольный противопехотный пулемёт, внутри крыльев виднелись слоты под тяжёлое вооружение. «Панацея» была невелика, не больше двадцати метров в длину, но в данном случае это было скорее положительным свойством, чем отрицательным.
- Шестьдесят тысяч, говоришь? – всё ещё щурясь от недоверия, спросил Ник. – В чём подвох?
- Да нет никакого подвоха! – взмахнул руками проводник. – Слышь, чувак, если не веришь – давай зайдём внутрь, и ты лично всё осмотришь!
- Ну, ладно. Открывай люк.
Подниматься в дистанционно открытый люк пришлось подтягиванием – трап отсутствовал. Ник при виде этого недовольно сморщился, но промолчал, и эта гримаса осталась незамеченной.
Внутри было уютно. Пройдясь по отсеку герметизации, пират-барыга и потенциальный покупатель вошли в скромных размеров «комнату отдыха». Всё, как и было задумано, было лишь для одного-единственного человека: один диванчик, один маленький круглый столик, одно кресло перед этим самым столиком. На стене также висел допотопный стереовизор, который вряд ли ловил даже тысячу каналов; потолок был живописно изрисован высокохудожественными надписями из трёх и более букв.
- Что это? – обведя потолок рукой, спросил Ник.
- А, это… ну, наши художники поработали. Это можно отмыть, не проблема!
- Да я знаю, что не проблема, спросил лишь для формальности.
Вслед за пиратом Ник проследовал в кабину пилота. Сразу стало тесновато, но, тем не менее, молодой капитан остался доволен, включив двигатели. Плюхнувшись в кресло, и довольно щёлкнув карабинами ремней безопасности, Ник с лёгкой грацией пробежался пальцами по клавиатуре, оживляя системы управления, и улыбнулся, взглянув на торговца:
- Тест-драйв. Ты не возражаешь?
Пират, сняв с себя шлем и почесав солидных размеров бороду, махнул рукой:
- А, хрен с тобой, тестируй. Но через полчаса мне нужно быть на базе, - достав лэптоп, торговец нажал кнопку вызова: - Борода-1 Чёрной Метке, приём. Проводим тест-драйв, огонь не открывать.
После того, как торговец пожелал пилоту удачи и скрылся в комнате отдыха, Ник негромко произнёс:
- «Панацея», старт.
- Выполняю, - отозвался красивый женский голос бортового компьютера. Допотопность допотопностью, но с голосом искусственного интеллекта создатели «Панацеи» постарались на славу! Если, конечно, бортовой компьютер здесь родной…
Загудели взлётные двигатели. Корабль ощутимо качнуло, «пицца» медленно набирала высоту. Никаких перегрузок, никаких сбоев. На экране со скоростью звука проносились строки диагностики судна, и, судя по их зелёному цвету, всё было в норме.
- Ручное управление, - скомандовал Ник.
Из-под широкой клавиатуры «выполз» штурвал. Пилот с трепетом провёл по нему руками, смахивая несуществующую пыль, крепко за него схватился и резко потянул на себя.
- Поехали…
«Панацея» шла ровно, словно только с конвейера. Повезло, так повезло – никогда ещё Ник не совершал таких удачных покупок! Да и после совершения сделки в его кармане хватит денег почти на год беспробудной пьянки.
А особенно после того, что случилась с пилотом, и почему у него больше не осталось корабля, сам бог велел напиться вдрызг. Даже доктора советовали принять «достаточную до потери ориентации в пространстве дозу спиртосодержащих напитков». Ник, одной рукой держа штурвал, второй ладонью провёл по своему животу. Где-то там сейчас копошились миллионы нанохилеров, спешно восстанавливая разорванную в клочья почку, поддерживая в хорошем состоянии остатки селезёнки и полностью заменяя поджелудочную железу.
Нику повезло, что он вообще остался жив. Обычно после попадания дюжины ракет в корабль, находящийся в открытом космосе, судно взрывается, а пилот и подавно не оставляет после себя даже ошмётков. Но, то ли мироздание решило повременить с гибелью незадачливого, но безумно удачливого пилота, либо тот скафандр действительно оказался «чудом современного скафандростроения», как утверждал продавец столь прочного костюма, но факт оставался фактом: Ник выжил. Корабль взорвался, выбросив в пространство моментально потерявшего сознание пилота, и тот слонялся в невесомости почти трое суток, пока его не подобрал по счастливой случайности пролетавший мимо лайнер. Ника доставили на ближайшую планету – Викторию, где его и подлечили. Не до конца, конечно, с такими ранами долго не живут, если организм не поддерживают в должном состоянии нанохилеры.
Полёт прошёл в раздумьях. Вдоволь налетавшись и насмотревшись скучных пейзажей планеты-свалки, Ник направил «Панацею» обратно к кратеру-стоянке. Уже переключившись на автоматическое управление, практически перед самой посадкой он бросил свою дежурную фразу, которую говорил при любом удачном приземлении:
- Спасибо.
Ник и сам не знал, кому именно предназначалась благодарность. Удаче, что не дала кораблю разбиться? Самому кораблю, за его надёжность? Себе, за своё мастерство?
- Не за что, - ответила «Панацея» всё тем же женским голоском. – Надеюсь, вы сделаете правильный выбор.
Пилот поперхнулся и согнулся в три погибели. Лишь спустя несколько секунд, прокашлявшись, он осознал, что корабль только что ответил на его фразу. И, кроме того, произнёс слово «надеюсь».
- Какого чёрта? Надеешься? Ты не можешь надеяться, ты – корабль!
Но «Панацея» не ответила. Корабль мягко опустился на горячий грунт, заглохли двигатели. Дверь с шипением скрылась в стене, а в проёме появилось довольное лицо пирата:
- И как, тест-драйв пройден?
- Ты слышал голос бортового компьютера? – обеспокоенным голосом спросил Ник.
- Ну, ты даёшь, чувак! Это ж «Панацея»! Голос транслируется прямо в твой черепок. Смекаешь? Конечно, при желании ты можешь перенастроить его на динамики, но это уже дело вкуса. Берёшь кораблик-то, али как?
Пилот, молча сняв шлем, обнажил своё покрытое лицо с идеально гладкой кожей – верным признаком недавнего сведения ожогов. И, судя по всему, обожжено было всё от подбородка и до самого затылка. К счастью, нынешняя медицина способна восстанавливать и не такое, так что сейчас голову Ника покрывал миллиметровый «ёжик» из волос. Имплантированных, разумеется.
- Беру, - с чувством заглянув в глаза торговца, пилот протянул тому кредитную карточку.
- Э, нет, - замахал руками пират. – Так дело не пойдёт. Это дело надо сначала обмыть – таковы уж пиратские законы, запомни!
- Но я бы хотел улететь прямо сейчас. Просто…
- Никаких «просто»! Далеко лететь-то собрался? Думаю, пару световых минут пролетишь да и зависнешь там без топлива. Так что сначала мы тебя заправим, вставим в слоты обещанные стволы, забьём бортовой холодильник пивом, и только потом можешь лететь на все четыре стороны.
Ник смущённо улыбнулся. Совсем не так он представлял себе пиратов.
- Ладно, согласен. Но только по одной рюмочке!


В баре было шумно – только что вернулись с очередного рейда по торговым путям четыре пиратские эскадрильи. В воздухе пахло табаком, распутными женщинами и явным ощущением шпионажа. Молодой бармен, подмигнув Нику, поставил перед ним очередную рюмку виски.
- Вот скажи, братец, - осушив её до дна, начал пилот. – Вы не боитесь, что федералы поимеют вас в вашем де собственном доме? Готов поспорить на своё звание, что в этом баре сейчас сидит не меньше трёх представителей властей. Под прикрытием, разумеется.
Пират рассмеялся:
- Хе-хе, мы знаем! Вон, видишь того одноглазого в углу? Никогда ни с кем не общается. Якобы у него жена погибла от рук полиции на Колорадо, он их всех перебил, его посадили в тюрячку на неопределённый срок, ну а он оттуда и сбежал. А теперь, мол, хочет тишины и покоя, и посылает в задницу всех, кто к нему приближается. Так вот, он – федерал.
- Ты об этом знаешь и никому об этом не говоришь?! – искренне удивился Ник. Торговец в ответ вновь залился смехом:
- Ну, ты даёшь, чувак! Об этом все знают! Все, кроме него самого. Пусть себе там сидит в своём углу, потягивает дешёвое пойло, разбавленное ослиной мочой, и сливает всю информацию своему начальству.
- А смысл? Вам же хуже.
- Нам же хуже? Ой, не смеши меня! Мы только и делаем, что закидываем его дезинформацией. Каждый день мы кормим его новой порцией дезы, а он спокойно и непоколебимо что-то шепчет в пуговицу на своей рубашке. Хе-хе, якобы, как он сам говорит, ему нравится беседовать с самим собой. Мол, успокаивает, хе-хе…
- Молодцы, - хмыкнул пилот. – А вот ты меня сейчас не кормишь дезинформацией? Я ведь не пират, и, вроде как, даже служу отечеству. Капитан Космических Войск Федерации, как-никак! Хе-хе…
- Да ну? – усмехнулся пират. – Хреновое у тебя отечество, раз тебе приходится покупать новый корабль за свои деньги.
Ник едва заметно кашлянул, прогоняя прочь неприятные воспоминания:
- Я… ушёл в самоволку, так сказать. Покинул армию.
- Ого, покинул? Сам? И по какой же причине?
- Давняя история, братец. Повздорил с командором.
Глаза пирата от удивления вылезли на лоб; казалось, что ещё немного, и челюсть придётся собирать с пола по осколкам.
- Повздорил?
- Ну, подрался, - смущённо отвернулся пилот. – Неважно. Ушёл я. Улетел. Далеко. А тут меня возьми да подлови ваш брат-пират, я полчаса такие виражи выписывал, спасаясь от ракет, что ты и представить себе не сможешь! Ну, а в итоге очередная пачка ракет во главе с термоторпедой всё-таки решили, что пора кончать танцы.
- Ясно теперь, что с твоей мордашкой, чувак, - сочувственно кивнул пират. – Выпьем.
Собеседники, а, точнее, собутыльники чокнулись и опустошили очередные рюмки. Торговец, занюхав это дело рукавом своей куртки, протянул свою ладонь пилоту:
- Дайс. Дин Дайс.
- Рэмми. Ник Рэмми.
Пират и пилот обменялись рукопожатиями.
- Ты хороший парень, Ник, - заметил Дин. – И удача тебя хранит. Может, ну их нафиг, полёты эти? Оставайся. Судьба не зря дала тебе второй шанс. Оставайся, и я отдам тебе «Панацею» бесплатно. Будешь иногда летать на Викторию или Колорадо, чтобы развеяться... или в рейды с ребятами. Чего тебе терять?
- Знаешь, Дин, я уже понял, что все мои представления о вас, пиратах, были неверными. Вы тоже хорошие ребята, наверное, но вы всё-таки вне закона.
- А ты? Набил морду командору, и просто ушёл? Тебя никто не ищет?
- Не поверишь, но меня действительно никто не ищет. Потому что командор знает, что был тогда не прав.
- Я не буду спрашивать, из-за чего ты с ним поцапался. Посмотри лучше вон в ту сторону, - пират указал на столик, за которым сидели и предавались азартным карточным играм четверо космических разбойников. – Видишь того, что с протезом вместо правой ноги?
- Ну?
- Бывший командор.
- Врёшь! – воскликнул Ник, удивляясь своей реакции. – Серьёзно, что ли?
- Серьёзнее не бывает. А вон там, - Дин махнул рукой на стоящего у двери вышибалу, - Угадаешь, кто?
Пилот всмотрелся в широкое лицо верзилы и ахнул:
- Да это же…
- Да-да, всё верно. Джимми «Гризли» Йохансон. Вы все считали, что знаменитый танкист и артиллерист погиб на поле боя, а на самом деле он голыми руками передушил весь свой взвод, командира, медсестру и повара, после чего смылся сюда
- Но зачем?
- А ты рискни – спроси у него. Если останешься жив – расскажешь, мне тоже жутко интересно.
- И не страшно вам тут? Это же настоящее пристанище регенератов!
- Но-но, - нахмурился Дин. – Ты в таком случае тоже регенерат, хе-хе! Выпьем.
После новой порции алкоголя стало совсем хорошо. Темы печальные сменились темами более обыденными, а виски сменилось водкой.
- Дин, вот скажи, - стремительно пьянеющим голосом пробурчал Ник. – А ты действительно готов был отдать мне «Панацею» бесплатно?
- Я и сейчас готов, - махнул рукой пират. – Правда. И дело не в том, что я пьян. Просто… с этим кораблём не всё так просто, смекаешь?
Хмель моментально выветрился из головы Ника. То, чего он ожидал, наконец, настало: подводные камни должны были появиться, рано или поздно.
- И что же с ним не так просто? – прищурился пилот, вспоминая фразу корабля про выбор.
- Я… ну, я тоже проводил… как ты это назвал? А! Тест-драйв. Летал, значит, на Колорадо, совершал кое-какие покупки. А когда уже летел обратно – вздумалось мне спеть песню. Кхм-кхм-надцать человек на сунду-у-ук мертвеца-а-а! Помнишь такую?
- Предположим.
- И корабль мне стал подпевать! Признаюсь честно, я был навеселе, выпил пару бутылочек пива, но ведь так всё равно не бывает! Тем более всего от литра пива.
Ник усмехнулся:
- Да уж, весело. Мне сегодня «Панацея» тоже кое-что сказала. Причём говорила она так, словно была живым человеком, а не искусственным интеллектом. Она надеялась. Но псевдоразуму не присуща надежда, чёрт возьми!
- Выпьем.
- Нет, не выпьем! Я хочу во всём разобраться, Дин, прежде чем улетать на этой малышке. Вдруг это секретная разработка федерации, и этот корабль в розыске?
- Чувак, да здесь все корабли в розыске! Хочешь, я подгоню тебе хороший экранирующий от сканирования генератор? Бесплатно. Ни один радар тебя не засечёт, если ты только в зрительный контакт не попадёшь.
- Было бы здорово, но не всё так просто. Скажи, когда вы нашли «Панацею», кто-нибудь додумался прочитать все логи? Узнать, откуда эта посудина летит, прослушать записи чёрного ящика, например.
- Мы же не идиоты. Конечно, было проверено всё, что только можно проверить!
- Ну? И где был корабль до того, как его нашли вы?
Дин замялся. Нервно оглядевшись по сторонам, он выхватил из рук бармена бутылку и сделал несколько крупных глотков. Склонившись над самым ухом Ника, прошептал:
- Он летел с Шедоу.
Нику показалось, что он ослышался. Шедоу? Не может быть. Шедоу – планета-аномалия, аналог земного «Бермудского треугольника». Атмосфера присутствует, но планета не отражает никакой свет, и потому долгое время оставалась незамеченной. А когда её, наконец, обнаружили, столкнувшись к ней практически нос к носу, колонизаторы спустились на поверхность.
И не вернулись.
- Повтори.
- Шедоу.
Следующие экспедиции также потерпели неудачу. Ни об одном из колонизаторских судов после их посадки на Шедоу не было никаких вестей. Федерация опечатала планету, запретила приближаться к ней кому бы то ни было, пока не станет известна судьба пропавших колонизаторов.
Но это было почти полвека назад, и до сих пор никто так и не вернулся. А власти оставили жалкие попытки сдерживать натиск любознательных «юных натуралистов» посетить такой лакомый кусочек для всего научного мира. Ни один энтузиаст так и не вернулся, а сама планета обросла толстым слоем легенд и трактирных баек.
- И? – осторожно спросил Ник.
- Что «и»?
- Как что? Записи с камер смотрели? Что там?
- Всё стёрто. Начисто. Чёрный ящик тоже был отформатирован. Проверили память бортового компьютера, но тот словно по своей воле начал жизнь с чистого листа.
- И ты об этом молчал?!
- Тише-тише, не кипятись. Ты же отчаянный парень, не так ли? Разве это такая проблема?
- Проблема! – повысил голос пилот. – А вдруг он заражён каким-то вирусом? Мало ли, что там может быть!
- Нет-нет, - покачал головой Дин. – Никаких вирусов. На «Панацее» уже полетал не один десяток людей, и никто до сих пор не погиб. Так что с кораблём всё в полном порядке.
- Тогда почему ты так спешишь от него избавиться?
Пират отвёл взгляд. Почесал макушку, снова приложился к бутылке.
- Ладно, можешь не отвечать, - Ник достал из кармана куртки зелёную купюру и положил её на стойку, прямо перед барменом. – Сдачу оставь себе. А ты, Дин…
- Передай заправщикам, что ты уже расплатился; если что – пусть связываются со мной для подтверждения.
- Не болей, - пилот хлопнул пирата по плечу, и, прихватив со стойки недопитую бутылку водки, торопливо покинул бар.


Как и обещал Дин, бак был полон, орудия заняли свои места в оружейных слотах, а холодильник оказался доверху набит дешёвым пивом. Ник стянул с себя скафандр, и, переодевшись в свою повседневную одежду – тёмные джинсы, высокие «ковбойские» сапоги, клетчатую синюю рубашку и коричневую кожаную куртку с эмблемой «Космических Войск Федерации» - устало откинулся в кресле пилота.
- Запустить двигатели.
- Есть, капитан.
- Панацея, - буркнул Ник, просматривая бегущие на экране строчки зелёных букв.
- Да, капитан?
- Что? А, нет, это я так. Просто нравится название, - пилот, поднеся бутылку ко рту, сделал солидный глоток.
- Капитан, разрешите просьбу?
Хорошо, что Ник успел сделать этот глоток: иначе поперхнулся бы. В данном же случае дело ограничилось лишь полуминутным приступом кашля.
- Что-что?! – откашлявшись, переспросил пилот.
- Разрешите просьбу, капитан?
Ник прикрыл глаза и вслушался в гул двигателей. Всё как обычно. Самый банальный старт в автоматическом режиме, глоток алкоголя перед стартом… и имеющая человеческие замашки ненастоящая девушка просит о какой-то просьбе.
- Блеск, - только и выдавил из себя пилот. – Ладно, валяй. Что за просьба?
- Вы не могли бы называть меня Седной?
- Я уже ничему не удивляюсь. Почему именно так?
- Мне нравится это имя.
Повисло неловкое молчание. Лишь спустя минуту, опомнившись, Ник скомандовал:
- Взлёт, Седна. Давай-ка убираться с этой планеты как можно дальше.
- Есть, капитан.
- А пока мы ещё не улетели… ты ничего не хочешь мне рассказать?
- Нет, капитан.
- Блеск! – вновь повторил Ник. – Просто блеск!

Suddenly добавил:
Глава вторая
Проклятье быть счастливым



Всего девять лет назад окончил лётную академию юноша Никки, а ныне взрослый и реализовавшийся мужчина Ник. За всю свою карьеру пилота он много раз был представлен к государственным наградам, получал длительные отпуска и немалые премии. В общем, жизнь, можно сказать, у молодого пилота удалась. Вместе с высоким званием неожиданно появились собственный дом на Венере, красивая девушка и счёт в солидном банке. Всё шло как по маслу, и всего через месяц Ник планировал покинуть войска федерации в пользу личной жизни. Но – увы! Видимо, и Бог, и Судьба и само Мироздание решили оттянуть момент выхода на столь раннюю пенсию до лучших времён. И именно потому пилот был зол. Зол на себя, на свою девушку и на того командора – Айзека Блехера, довольно подлого и циничного мерзавца, пришедшего к власти нечестными, аморальными, а порой и преступными методами. Конечно, всё это было лишь догадками, ведь хитрый иудей отлично заметал следы.
Но ненависть к нему у Ника была неспроста. Однажды, при официальном и торжественном вручении молодому пилоту новой награды, Айзек положил глаз на девушку Ника. Ещё бы, оторвать взгляд от неё было делом нелёгким, настолько уж привлекательно она выглядела. Пользуясь своим положением, командор ухитрился соблазнить девушку, прекрасно зная, кому она принадлежит на самом деле. Конечно, эта тайна раскрылась довольно быстро, и Ник, скорее срывая злость, чем защищая честь девушки, кинулся в драку. Сержант и командор бьют друг другу морды – то ещё зрелище, которое никто не решался прервать.
В итоге, пилот ушёл. Громко хлопнув дверью, под стоны изувеченного Айзека и крики его уже бывшей девушки «Маньяк! Придурок!», он сел в свой патрульный корабль и взлетел. Сорвал с плеч и выкинул в окно погоны, закурил, обдумал план действий и решил: пора отдохнуть. Конкретно так отдохнуть, на Земле, например. На любом тёплом пляже, окружённый плеском волн, шумом прибрежного ветра и задорными голосами сотен плавающих детишек – идеальный вариант.
Но, как уже говорилось ранее, нечто свыше решило такому решению помешать.
- Повтори мне ещё раз, Седна, - в очередной раз успокоившись, тихим голосом произнёс Ник. - Почему ты не хочешь говорить о том, что случилось с тобой и твоим бывшим пилотом на Шедоу?
- Потому что меня гложет страх. Я боюсь вспоминать о тех событиях, - ровным, почти неэмоциональным голосом ответил бортовой компьютер.
Ник шумно выдохнул и, закрыв глаза, откинулся в кресле пилота. До прибытия на Викторию оставалось ещё четыре часа и корабль шёл на автоматическом управлении.
- Повтори мне это ещё раз, - потребовал Ник.
- Капитан, вы уже услышали это шесть раз. Я уверена, что вы запомнили мои слова.
- Верно подмечено! Чёрт возьми, да что ты такое? А? Живой компьютер? Так не бывает!
- А разве я не доказательство обратного?
- Прекрати говорить, как человек! Ты ненастоящая личность, а всего лишь набор микросхем, понимаешь?!
Несколько секунд длилось молчание. Наконец, Седна ответила:
- Ваши слова несут обиду, капитан.
Ник закричал, схватившись за голову.
- Нет, милая, это выходит за всякие рамки! Либо ты мне сейчас же всё рассказываешь, либо я продаю тебя в ближайшем порту, полностью при этом отформатировав! Ясно?
- Это угроза, капитан? Учтите, что субординация не позволит мне поднять руки на своего пилота, но в любом случае я обижусь и огорчусь.
- Руки не поднимешь, говоришь? – Ник залпом осушил банку дешёвого пива и бросил её в мусорное ведро. – Очнись, у тебя нет рук!
- И именно поэтому у меня к вам будет ещё одна просьба.
Пилот знал, что нужно делать. Дабы не попасть в неприятности, он просто продаст судно на Виктории и делу конец. Несмотря на кучу сгубленных нервных клеток, которые, кстати, можно восстановить при помощи нанохилеров, в этой истории есть и свои плюсы – ведь за корабль Ник не отдал ни копейки, а теперь ещё и слегка обогатится на его продаже. Блестящий план, несущий лишь радость.
Но отчего тогда гложет сердце всё нарастающее чувство неправильности принятого решения?
- Какая, чёрт возьми, просьба? Ты волнуешься, обижаешься, огорчаешься, чего-то хочешь… ты – самый страшный кошмар любого лётчика!
- Прошу купить для меня тело.
Ник даже не стал повышать тон, лишь тихим, почти обречённым голосом спросил:
- Какое? И для чего?
- Мне тесно без тела, капитан. С одной стороны, я везде, по всему кораблю, но с другой – меня вообще нет. И это неправильно. Я бы хотела существовать в физическом плане.
- Замечательно… но ты не ответила, какое тело тебе нужно.
- Любое, капитан. Либо человеческое с возможностью интегрирования в мозг процессора, либо механическое.
- По-твоему я миллионер? Думаешь, так просто достать человеческое тело?
- Возможно. Но тело механическое можно приобрести почти в любом робототехническом магазине, если я не ошибаюсь.
- Ты хоть понимаешь, сколько денег уйдёт на покупку такого подарочка? Да мне придётся целую вечность батрачить на шахтах Тризиса, чтобы окупить для тебя физическую оболочку!
Панель управления, шипя поршнями, чуть приподнялась и открылась, словно крышка сундука. Собственно, то, что увидел Ник, можно было аллегорически назвать именно сундуком с сокровищами, так как под панелью в большом углублении лежала и пылилась целая гора бело-зелёных денежных пачек. Пилот удивлённо вылупился на всю эту кучу финансов, и лишь когда панель всё с тем же шипением вернулась на место, задал терзающий его душу вопрос:
- Сколько здесь денег?!
- Девять миллионов триста пятьдесят тысяч долларов крупными купюрами. Капитан, прошу вас, купите мне тело.
Ник промочил внезапно осушенное горло новой порцией пива и медленно кивнул:
- Ну, ладно. Я даже не буду спрашивать, откуда эти деньги, но…
- Их здесь хранил прежний пилот, погибший на Шедоу.
- Отлично. Может, они прокляты?
- Капитан, - пилоту показалось, что в голосе Седны он услышал нотки насмешки. – Вы что, суеверны?
- Все капитаны суеверны, детка, - хмыкнул Ник. – Но до определённого момента.
- До какого момента, капитан? Расскажите.
- Ну… до определённого. То есть, злоупотреблять суевериями не стоит. Ты ведь знаешь историю рождения Кена Джоннеди?
Молчание пилот расценил как отрицательный ответ.
- Так вот. Тридцать шесть лет назад взбрело учёным Земли вывести самого удачного в мире человека. Но учёные те были бесконечно суеверными, боялись всех чёрных кошек, всегда держали вёдра полными, ну, и так далее. Создали они синтетическим образом рубашку, которая по своему составу ничем от младенческой кожи не отличалась. Нашли здоровую некурящую и непьющую беременную женщину, вскрыли ей пузо и надели эту рубашку на одного из детей.
- Одного из детей?
- Да, их было двое. Близнецы. На девятом месяце беременности.
- Забавно. И что было дальше?
- А дальше начались роды. Сначала родился мальчик в рубашке. Ровно через тридцать три секунды он скончался от удушья.
- А второй?
- А второй стал нашим нынешним президентом, хе-хе. Кен Джоннеди, самый удачливый сукин сын во всей галактике!
- Не вижу в этом рассказе ничего, что могло бы намекнуть на работоспособность, а, тем более, злоупотребление суевериями. Всего лишь неточности в расчетах, и, возможно, нестерильный инструментарий…
- Эх ты, - махнул рукой Ник. – Вот теперь я всё-таки уверен, что разум у тебя вовсе не человеческий, а какой-то иной. Компьютерный, например. Потому что живой человек хотя бы посмеялся над этой историей.
- То есть, вы понимаете, капитан, что эта история – скорее всего выдумка?
- Конечно, - усмехнулся пилот, открывая очередную банку пива. – Ну, и что теперь? Или тебе достоверность нужна стопроцентная во всех словах, что проходят через твои уши?
- Капитан, у меня нет ушей, - слегка смущённо сказала Седна.
- Пока нет, - поправил Ник. – Милая, скоро у тебя будет тело. Я обещаю.


Виктория – водный мир, целиком и полностью. Это единственная известная человечеству планета, вообще не имеющая суши, но при этом пригодная для жизни. Да ещё какой жизни! Мировой океан, укрывающий всю поверхность планеты, был не таким уж глубоким – на Виктории существовали всего четыре впадины глубиной чуть более километра, а остальная твердь была не глубже пятисот метров. Прямо посреди коралловых лесов и пастбищ морских животных располагались обширные подводные города под прозрачными энергетическими куполами; сквозь них могло просочиться что угодно, кроме влаги.
- Так и живём, - зачем-то буркнул себе под нос Ник, опуская корабль к бескрайней водной глади.
- Послать запрос на открытие врат?
- Конечно. Не торчать же нам тут целую вечность.
- Так точно, капитан. – Седна переключилась на волну местных стражей порядка, но пилот продолжал слышать её приятный голосок. – Малогабаритный корабль Седна просит разрешения на посадку.
- Запрос принят, Седна, посадку разрешаю, - отозвался в динамиках уставший мужской голос. – У вас с собой, случайно кофе нет?
- Неужели на Виктории нет кофе? – изумился Ник. – И как вы без него вообще живёте?
- Да нет, есть он здесь. Просто мне ещё четыре часа нести вахту и выходить отсюда нельзя, а вы как раз будете проходить через мой пост.
- Ладно, - пилот тихонько рассмеялся. – Открывайте врата, будет вам кофе.
Вода под Седной «разверзлась», образовав глубокую, достающую до подводного города-купола воронку. Корабль стал медленно опускаться по этому тоннелю вертикально вниз.
- Очень не люблю этот процесс, - сжав челюсти, произнёс пилот. – Всегда боюсь, что вода сомкнётся и…
- Расслабьтесь, капитан. Ещё не было зарегистрировано ни единого случая сбоя открытия врат на Виктории.
- Да, верно. Но ты об этом страху моему скажи, а не мне!
Седна с гулким хлопком прошла сквозь тонкую стенку купола, оказавшись прямо «под небом» одного из подводных городов этого мира. Здешние строения не отличались особой оригинальностью своего исполнения, и напоминали абсолютно прямые ветви дерева, растущие из земли вверх, густо и хаотично усеянные десятками круглых алых плодов. На самом же деле, «ствол» здания был ничем иным, как лифтом, а фрукты – помещениями, размер которых достигал порой пятидесяти метров в диаметре. Посреди такого плодового леса расположилась посадочная площадка, и Ник, переключившись на ручное управление, занял свободное местечко между двумя старыми лайнерами.
- Приехали, - вновь непонятно зачем буркнул пилот, отстёгиваясь от кресла. – Ладно, делай заказ.
- Какой заказ?
- Уже забыла? Хе-хе, пожелания насчёт тела какие-нибудь будут?
- Желательно, чтобы тело по формам напоминало женское.
- Интересно… то есть ты отождествляешь себя с женщиной, верно?
- Верно, капитан. Имя – женское. Голос – женский. Разве не логичным было бы предположить, что я – женщина?
- Ты – компьютер, - усмехнулся Ник. – Ладно, не обижайся, я скоро буду. Стереги корабль.
- Я и есть корабль, - тихо ответила Седна вслед покинувшему кабину пилота капитану.
Ник не признавал огнестрельного оружия. Нет, конечно, не потому, что не умел с ним обращаться. Напротив – стрелком он был отменным. Но не лежала его душа к нажатию на курок и сменам пустых магазинов. Вместо всей этой технологической роскоши он предпочитал луки.
Нет, не те спортивные и охотничьи безделушки, что можно купить в любом оружейном магазине, да причём без лицензии, а самым настоящий боевой энергетический лук. Древко этого оружия было сделано из гнущегося сплава стали, рукоять выточена из редкого в нынешнее время орехового дерева. Собственно, орех был лишь эстетической данью древним традициям, но, ко всему прочему, довольно приятным на ощупь деревом. Верхний и нижний грифы являлись двумя маленькими генераторами «хладной плазмы» - энергии, которую можно потрогать руками. Тетива из этой самой плазмы была действительно холодной, не вредила органике, да и по прочности своей не уступала самым крепким и нерушимым металлам, так что о её замене можно было не беспокоиться. Натяжение такой тетивы было почти в сорок раз выше натяжения её материального аналога, и стрела, пущенная из такого лука, с лёгкостью могла пробить обшивку лёгкого танка; однако, натянуть её мог даже младенец, что было, несомненно, гениальным изобретением. А если вместо острого лазерного наконечника была компактная термальная бомба, то танк просто разрывало на мелкие ошмётки.
Такой лук позволить себе могли немногие. Но именно этот экземпляр Ник получил в награду за свои боевые заслуги, так что его карман от этого ни на йоту не похудел.
Пилот сложил оружие вдвое и повесил его на пояс. При желании, сейчас им можно было пользоваться как оружием ближнего боя, никакого вреда удары луку не принесут. За спину Ник повесил колчан с тремя десятками стрел разного назначения, в том числе и лазерные, и разрывные, и воспламеняющиеся, после чего отправился в путь.
Город встретил его пропитанным солью воздухом и гулом работающих электростанций. Своеобразный мир, идеально приспособленный к жизни под водой, рос и развивался семимильными шагами. Возможно, через пару лет Виктория объявит о своей независимости, либо же станет претендентом на звание планеты-столицы системы Амадей.
Первым делом, необходимо было покинуть посадочную площадку и передать несколько пакетиков кофе незадачливому оператору. Ник без проблем прошёл через пост охраны (личное оружие, такое как пистолеты, ножи или те же самые луки, на Виктории разрешалось носить любому гражданину федерации, достигшему совершеннолетия), поднялся по лифту здания порта на третий этаж и зашёл в просторный офис-фрукт.
- Это вы тут страдаете без кофеина? – подмигнул пилот сидящему за столом сразу перед тремя компьютерами оператору.
- Угу, - грустно кивнул тот в ответ. – Если вы меня выручите, то я с удовольствием сокращу время оформления туристического паспорта с двух часов до двух минут.
- Неплохая сделка, - кивнул Ник, выкладывая на стол десяток пакетиков с быстрорастворимым бодрящим напитком. Лицо оператора сразу просветлело, и процесс создания паспорта действительно длился не более пары минут. Закончив с формальностями, пилот пожал руку портовому работнику и спросил: - Не подскажете, где здесь магазины робототехники?
- Да на каждом углу. Хотя, углов-то у нас нет, здания нетипичные для земной архитектуры… так что просто подойдите к любому информационному стенду, задайте интересующий вас вопрос в микрофон и вы тут же получите ответ.
- Премного благодарен. Ну, удачно провести вахту!
Ник, попрощавшись, спустился на слегка грязном лифте к самому основанию здания порта и покинул его. Перед ним лежал целый сад огромных деревьев-домов, и ориентироваться среди подобных улиц оказалось довольно сложно. Лишь спустя полчаса скитаний от одного «дерева» к другому, пилот, наконец, заметил информационный терминал и направился к нему решительным шагом.
- Здравствуйте, - мужским голосом поприветствовал туриста терминал. – Пожалуйста, проведите паспортом или иным документом, заверяющим вашу личность, перед экраном.
Пилот продемонстрировал компьютеру свой туристический паспорт и убрал его во внутренний карман куртки.
- Ник Рэмми, добро пожаловать на планету Виктория. Виктория – это рай для человека. Здесь каждый может начать новую жизнь, без особого труда найдёт подходящую его душе работу, и…
- Останови шарманку. Просто скажи мне, где находится ближайший магазин робототехники.
- …также государство планеты предоставляет бесплатное жильё молодым парам, беременным или кормящим женщинам, детям, оставшимся без родителей и…
- Эй! Компьютер! Отвечай на вопрос, чёрт возьми!
- …безграничные запасы морепродуктов и питьевой воды, благоприятный климат и приветливые соседи создадут уютную атмосферу. Здесь вы будете чувствовать себя как дома.
Ник махнул рукой. Мол, ладно, договаривай уже, только поскорей.
- …вы также можете опробовать себя в разных видах спорта, присущих лишь нашей планете. Чего только стоит вотербол! Вы с головой окунётесь в мир нескончаемых возможностей и ни за что не захотите покидать эту планету!
- Я уже был здесь раза три, глупый компьютер, и всегда её покидал! Ты закончил?!
- Да. Вы можете задать любой интересующий вас вопрос.
- Наконец-то. Где здесь ближайший робототехнический магазин?
- Положите однодолларовую купюру в купюроприёмник и дождитесь обработки информации.
Пилот громко выругался, да так, что на него стали оглядываться немногочисленные прохожие. Мысленно извинившись перед случайными свидетелями вспышки собственного гнева, Ник со злостью на информационный терминал опустил купюру в маленькое отверстие под экраном и стал смиренно ждать. Лишь спустя четыре минуты, что даже для устаревшего компьютера слишком долго, голос из динамиков вновь ожил:
- Извините, но по вашему запросу никаких данных не найдено. Возможно вы имели ввиду «магазин для обслуживания роботов»?
- Да! – с ненавистью в голосе выкрикнул Ник. – Да, мать твою, я именно это и имел ввиду!
Спустя ещё несколько минут терминал всё же ответил:
- Данные обработанные, искомый объект найден.
- Ну?!
- Поверните направо и пройдите семь с половиной метров. Перед вами окажется магазин для обслуживания роботов.
Пилот медленно повернул голову направо и уставился в стоящее рядом с ним здание. Закрыл глаза, стал дышать медленно, успокаиваясь. Наконец, когда ярость спала, он расправил складки на своей куртке и отошёл от терминала в сторону магазина.
- Удачного вам дня! – радостным голосом заголосил компьютер за спиной.
- Пошёл ты, - угрюмо ответил Ник.
Магазин, скорее, напоминал Дирт Пул, только в миниатюре, но никак не высокотехническую торговую точку. Всюду лежат нагромождения исправных и не очень запчастей роботов – руки, ноги, головы, в углу мёртвым грузом томится кучка голов, по форме, но не по цвету, напоминающих человеческие. И в центре всего этого безобразия, прямо посреди магазина гордо возвышается письменный стол, заваленный стопками покрытой машинным маслом бумаги.
- Могу я вам чем-нибудь помочь? – оторвавшись от сортировки документов, спросил продавец. Он оценивающе оглядел клиента из-под круглых зелёных очков-микроскопов, и, кажется, удовлетворившись увиденным, широко улыбнулся всеми своими двадцатью двумя зубами.
- Можете, - кивнул Ник. – Мне нужно тело.
- О, сэр, вы зашли по адресу! Подберём вам нужную комплектацию за считанные минуты. Какое конкретно тело вас интересует?
- Женское.
- О-о-о! Обожаю собирать женские тела! – воскликнул продавец, и, ехидно улыбнувшись, спросил: - Половые органы необходимы? Какого размера грудь?..
- Так, уважаемый, - повысил голос пилот. – Просто соберите мне максимально качественное тело, без процессора – я вставлю свой. Ясно?
- Конечно-конечно. Сию минуту.
Владелец магазина достал из кармана грязный лэптоп и стал собирать макет виртуально. Через несколько минут образец был представлен Нику, и тот, мельком осмотрев ещё не собранного робота, одобряюще кивнул.
Видимо, мастером этот человек был неплохим, и своё дело знал на «отлично». Девушка, смотрящая на Ника с экрана лэптопа, была среднего роста, стройного телосложения, и довольно аппетитными формами, если, конечно, не считать того, что формы эти были металлическими и пластиковыми. Миловидную голову оболочки для компьютерного разума покрывала причёска каре. Конечно же, волосы были ненастоящими; на самом же деле это был своеобразного рода шлем, умело замаскированный под декоративную часть механизма. По идее, он был способен выдержать даже попадание в себя танкового снаряда. Да, шлем-то наверняка переживёт такой выстрел, но вот что станет с тем, что находится под ним – под большим вопросом.
И, конечно же, от человеческого тела механическое отличалось светло-серым, металлическим цветом, периодически переходящим в матово-чёрный, и сотнями «швов» на местах креплений шарниров. Ну, и, разумеется, глаза – совсем нечеловеческие, полностью зелёные, лишь с едва заметным красноватым блеском на месте предполагаемых зрачков.
- Сколько?
- Сейчас посчитаем. Так, корпус, плюс… лазерная ориентация… голосовые имитаторы… анализаторы… хм… прибавим это, вычтем ещё сотню… готово! Сэр, с учётом того, что сегодня в нашем магазине для всех покупателей действует скидка в двадцать процентов, вам это тело обойдётся в сто пятьдесят три тысячи долларов. Желаете взять кредит?
- Обойдёмся без кредита, - буркнул ник, протягивая продавцу кредитную карту. Тот, резво сняв с неё необходимую сумму, отдал её владельцу и задорным голосом отчеканил:
- Ваш заказ будет готов через три с половиной часа. Желаете присутствовать при сборке?
- Нет уж, спасибо. Увидимся вечером.
- Половые органы точно не нужны, сэр? – спросил из-за спины продавец, когда Ник уже покидал помещение.
- Делайте, что хотите, только уложитесь в срок, - ответил пилот, прежде чем перед ним сомкнулись двери лифта.
Викторию колонизировали уже достаточно давно, чтобы местные могли смело называть этот мир высокоразвитым. Водная планета славилась сверхтехнологичной медициной, и именно здесь были изобретены нанохилеры, поддерживающие жизнь внутри Ника, восстанавливая повреждённые органы и заменяя собой полностью отсутствующие детали организма. Пилот был безмерно благодарен Виктории за то, что именно благодаря местной медицине он всё ещё может ходить и дышать. Но в глубине души проклинал за пережитый во времена шоковой реанимации ту боль, что доставляли внедряемые в его тело микроскопические роботы-лекари. А ведь это был настоящий ад: температура поднималась до сорока четырёх градусов, но при этом не убивая сам организм. Слёзы текли рекой, Ник потерял почти десять литров жидкости, при этом находясь в сознании, пусть и «слегка» затуманенным болью. Да, это был ад. Четыре долгих дня подряд пилот боролся со смертью, искренне надеясь, что вскоре весь этот кошмар подойдёт к концу. И вот, когда боль всё же стала стихать, а его лечащий врач-шаркетт заявил, что Ник будет жить, пилот облегчённо вздохнул и решил начать жизнь заново.
Но сейчас новая жизнь ему совсем не нравилась.
Шаркетты – разумные существа, коренные жители Виктории. Раса, в своё время безропотно захваченная человечеством и почти полностью истреблённая, больше напоминала сухопутных акул. Тело гуманоида, покрытая серой толстой кожей, перепонки меж пальцами, ласты на ногах, плавник на спине, полное отсутствие волос и ушных раковин, жёлтые глаза и полный рот острых зубов – именно так выглядели шаркетты. Во время их принудительного истребления они едва-едва перешагнули отметку своих «средних веков», а теперь их жалкие остатки добровольно помогали человечеству во всех его делах. К примеру, отлично владея знаниями докторов, они с лёгкостью освоили курсы человеческой медицины и порою превосходили в этом плане многих известных земных медиков.
Но Ник всё равно их боялся. Точнее сказать, даже не боялся, а опасался – мало ли, что может взбрести в голову лишённым будущего людям-акулам?
А сейчас он стоял напротив шаркетта, что работал барменом в одной из местных забегаловок, и широко улыбался.
- Щ-щ-щто бут-тем с-сакасыфать? – гортань местных аборигенов, разумеется, не предназначалась для человеческой речи, но, тем не менее, шаркетты её худо-бедно освоили.
- Чай и пару бутербродов, - Ник положил купюру на стол и откинулся на спинке высокого стула.
- Тщай и пут-терпроты, сию минут-ту, с-с-сэр-р-р.
Шаркетт-бармен скрылся на кухне и пилот облегчённо вздохнул. Всё-таки, в присутствии чужих он чувствовал себя словно не в своей тарелке. Но погрузиться в свои мысли и слегка отдохнуть от суеты ему помешал спешно вернувшийся бармен с тарелкой бутербродов и чашкой горячего чая в руках.
- Прош-шу фас, с-с-сэр-р-р, - прошипел шаркетт. – Хот-тите снять комнат-ту на нотщь?
- Нет, спасибо, я сегодня уже улетаю.
Бармен склонился над ухом пилота и прошептал:
- Ник Р-р-рэмми, ферно?
- Верно, - нахмурился Ник, сделав глоток чая. – А откуда вы меня знаете?
- Тиш-ше. Ф-фас уше снают многие. – с этими словами он достал из-под стойки какой-то листок и протянул её своему посетителю. – Ф-фот, фсгляните на эт-то.
Ник вздрогнул, увидев на листовке свой собственный фоторобот, нарисованный, конечно, кривовато, но в общих чертах очень похожий на оригинал. Сразу под фотороботом крупными буквами было написано:

РОЗЫСК
НИК РЭММИ
За совершённые против федерации преступления: дерзкое дезертирство с покушением на убийство командора Космических Войск Федерации, приговаривается к пожизненному заключению на шахтах Тризиса.
За поимку преступника вознаграждение гарантировано.

Пилот выронил из рук чашку. Та с треском разлетелась, врезавшись в пол, и обжигающе горячий напиток залил ноги Ника. Но он словно этого и не почувствовал; повернувшись к бармену, он дрожащим голосом спросил:
- Зачем вы мне это рассказываете? Вы ведь… могли получить награду за мою голову.
- Мне не нуш-шна награт-та, - тихо прошептал шаркетт. – Сэр-р-р Р-р-эмми, фы толжны не топ-пустить, чтоп-пы Сет-тна попала ф рук-ки ф-фетерации… и ф-фам лутш-ше поскор-рее отсюта улет-тать.
Ник кивнул и накинул на голову капюшон. Да, повезло, что его до сих пор никто не узнал. А, может, кто-то уже узнал, но ждёт подходящего момента для поимки?
- Спасибо, дружище, - пилот схватил с тарелки бутерброд с тунцом, и, взмахом руки попрощавшись с барменом, спешно покинул здание.
Больше всего Нику хотелось бежать изо всех сил, минуя неспешно бредущих прохожих и причудливые здания, не обращая внимания на проезжающие мимо машины, не чувствуя усталости. Но такое поведение вызвало бы нешуточный интерес, а ни малейшего внимания к своей персоне пилот допустить не мог. Лишь дойдя до магазина робототехники, он перевёл дух и смахнул рукавом пот со лба, после чего поднялся по лифту на нужный этаж.
- Что-то вы рано, - заметил собирающий заказ продавец. – Никак спешите?
- Более чем. Как скоро тело будет готово?
- Часа через два, но…
- Постарайтесь поскорее, ладно? – Ник положил на стол пачку стодолларовых купюр.
- Ну, - задумался владелец магазина, почесав щетину. – Думаю, в таком случае, минут через сорок вы уже покинете меня вместе со своим заказом. А пока можете присесть. Хотите чашку чая?
- Нет, благодарю. Не отвлекайтесь.
Пилот отыскал среди груды запчастей старенькую табуретку и с удовольствием на неё плюхнулся. Лицезреть работающего мастера – занятие довольно интересное, и в любое другое время Ник с радостью пронаблюдал бы за этим делом хоть целый день, но сложившиеся не в его пользу обстоятельства требовали скорейшего обдумывания плана дальнейших действий. Что делать? Улетать? Ну, это и так ясно, но что потом? Куда лететь? И, главное, зачем?
И почему его объявили в розыск так поздно?
- Всё ясно, - пробурчал себе под нос Ник. – Не за мной они охотятся, а за Седной…
- Что, простите? – поднял голову продавец.
- Ничего, ничего. Вы не отвлекайтесь, пожалуйста, я очень спешу.
- О’кей, - пожал плечами мастер, продолжив работу. – И куда вы так спешите? У нас ведь совсем неплохо. Болезней практически нет, преступность отсутствует…
- Но оружие носить разрешается. Не для эстетики же! Я предполагаю, что для самообороны.
- Ну… я не солгал, преступности здесь действительно нет. Но если вы считаете, что кто-то вас оскорбил, то вы вправе вызвать мерзавца на дуэль. А если он не согласится на честный поединок, то никто вам не запретит пристрелить его на месте как труса.
- Сурово, - хмыкнул пилот. – Жаль, что раньше я этого не знал – ни за что бы сюда не полетел.
- А вам-то чего бояться, сэр? У вас, я вижу, оружие имеется, причём довольно экзотическое. Значит, стрелять-то вы наверняка умеете. К тому же, вид ваш довольно грозный, вряд ли кто-то захочет с вами связываться.
Владелец магазина, ловко орудуя инструментами, прикручивал к механическому телу уже вторую руку. Закрутив всё, что закручивается, он подключил конечность к небольшому переносному генератору, и, проверив её работоспособность, довольно принялся за оставшиеся детали, всё ещё ожидая ответа. А Ник всё молчал и молчал. В конце концов – он имел на это право.
К тому же, стопроцентной уверенности в том, что мастер, собирающий будущее тело Седны, ещё не видел объявления о розыске, у пилота не было.
- Боюсь я того, - решил всё-таки ответить Ник, - Что снова потеряю всё, что у меня есть.
- Понимаю, - кивнул мастер. – Я ведь тоже многое терял. Шесть лет назад, скажем, потерял семью во время Великого Зова.
Пилот сочувственно склонил голову. Тот конфликт непринято было обсуждать, а всех подвергшихся воздействию этого Зова или погибших поминали молча.
- А, потеряв семью, я сам записался в армию. Взяли техником: увы, ростом для пехоты не вышел, а знания практически любых машин дали мне лишь одну дорогу.
- Я тоже воевал во время Великого Зова. Только пилотом истребителя.
- Серьёзно? – оживился владелец магазина. – То-то я смотрю, лицо знакомое. Вы ведь Ник Рэмми, верно?
Капитан «Панацеи» напрягся, но виду не подал:
- Да, я.
- О, наслышан о вас и подвигах вашего звена! Вы, кстати, однажды выручили наш полк, оказав поддержку с воздуха. Так что я вам, возможно, жизнью обязан! И, знаете, что? Я верну вам ваши деньги, и в знак благодарности не возьму за работу ни цента.
- Право, не стоит, - смутился Ник. – Из-за событий шестилетней давности терять такой заказ? Нет, простите, я не могу забрать деньги. И это моё последнее слово.
- Что ж… дело ваше, - пожал плечами мастер, осматривая свою работу. Для тела Седны не хватало лишь головы, но это в свою очередь было частью самой сложной и требующей ювелирной точности исполнения. – А теперь прошу меня простить: во время настройки головы мне требуется полная сосредоточенность.
- Конечно, конечно, - Ник развёл руками. – Не отвлекайтесь.
Следующие полчаса мастер, натянув на голову странных очертаний шлем и подключив его к голове Седны, стал последнюю приспосабливать к механической шее. Периодически тихонько матерясь, заставляя при этом нервничать Ника, он всё же закончил работу и с чувством гордости вперемешку с удовлетворённостью от сделанной работы, он поставил тело в вертикальное положение и осмотрел его со стороны:
- По-моему, совсем недурно, верно?
- Да, симпатичненько, - согласился Пилот, со смущением оглядывая промежность робота. Всё-таки мастер сделал то, что хотел. – Вот скажите, зачем вы сделали… ну… вот это, что между ног у неё?
- Как зачем?! Я ведь прекрасно понимаю, насколько одинокими могут быть долгие месяцы, проведённые в космосе, так что…
- Ладно, забудьте, - Ник махнул рукой и ещё раз оглядел практически точную копию настоящего женского тела, только лишь отдающую металлическим блеском. – Просто накиньте на неё что-нибудь сверху, иначе мне будет просто стыдно нести её такой по городу…
- Нет проблем, комплект одежды я вам предоставлю, - кивнул мастер, начав поиски подходящего костюма. Найдя старый льняной мешок в углу, он с улыбкой на лице вытащил оттуда слегка потрёпанные временем и молью голубые обтягивающие джинсы, бывшие некогда белыми, а ныне ставшие серыми кеды, женскую розовую майку с чёрной надписью на груди «Nuclear launch detected» и летнюю армейскую куртку морских пехотинцев синего цвета. С некоторым трудом напялив всё это на тело, он перевёл дух и передал Нику маленький пульт управления:
- Пока вы не поместили в её голову свой процессор, я проявил инициативу и снабдил тело базовой системной платой типа «хомячок», хе-хе. Нажмёте зелёную кнопку – робот будет следовать за вами. Надавите на красную – движение прекратится. Всё просто.
- Гениально, - усмехнулся пилот. – Если честно, то я даже представить себе не могу, как бы я её нёс на себе, ведь она наверняка тяжеленная… кстати, сколько весит-то? А то моя… мой компьютер слегка привередлив, и, возможно, станет комплексовать по этому поводу.
- Комплексовать? – мастер залился смехом, держась за живот. – Отличная шутка, капитан! Кхм, весит она шестьдесят килограмм.
- Всего-то? Даже не верится.
- Ещё бы оно верилось! Ведь я – профи в этом деле, и люблю делать роботов максимально похожими на людей. Эх, если бы только существовал процессор, дающий моим творениям разум… - продавец слегка прикрыл глаза и пустился в удивительный мир мечтаний. Ник на этой довольно странной ноте решил поскорее покинуть мастерскую-магазин и направиться к своему кораблю.
- Спасибо вам, - улыбнулся пилот. – Вы мне очень помогли. Может, увидимся ещё…
- Не сомневаюсь в этом, - улыбнулся в ответ мастер, пожимая новому знакомому руку. – Если вы когда-нибудь вернётесь на Викторию, то знайте: здесь у вас есть знакомый, всегда готовый помочь.
- Спасибо ещё раз. Не болейте.


Робот оказался хоть и глуповатым, но послушным. К примеру, невысокий бордюр становился для механического существа непреодолимой преградой, но преданность своему хозяину заставляла стукаться ногами об искусственную неровность дороги снова и снова. Нику приходилось постоянно поправлять робота, подталкивать в нужном направлении, останавливать её перед проходящими мимо прохожими…
- Наконец-то, - с облегчением выдохнул Ник, подходя к зданию космопорта. Пройдя сквозь него, а потом и мимо поста с охраной, он облегчённо выдохнул во второй раз – никто его не остановил и не задержал. И это было воистину хорошей новостью; видимо, объявление о розыске ещё не успело облететь большое количество людей.
- Я заждалась, - заговорила Седна, когда пилот вместе с роботом подошёл к кораблю. Негромкое шипение поршней – и люк открылся. Небольшой проблемой, хоть и решаемой, стало поднятие робота на борт, принимая во внимание отсутствие лестницы. Нику пришлось минут десять заталкивать в люк пока ещё неуклюжее тело, а когда это дело было успешно завершено, пилот мысленно пообещал себе никогда больше не выполнять никаких просьб разумного бортового компьютера.
- Я тоже заждался, - буркнул Ник, усадив робота на диванчик. – Что дальше? Как тебя подключить к этому телу?
- Я всё сделаю сама. Наблюдайте, капитан.
Пилот покорно уселся рядом с роботом и приготовился к эпичному зрелищу. Он был готов увидеть что угодно, начиная искрящимися механическими глазами и заканчивая приступами псевдоразумных конвульсий, но, к сожалению, а, может и к счастью, всё прошло гораздо спокойнее. Несколько минут длилось молчание и видимое бездействие, после чего свет в глазах робота погас, чтобы воспламениться с новой силой ровно через секунды.
- Готово, - довольным голосом констатировала Седна. Уже не через динамики корабля или посылом информации прямо в мозг капитана, а голосовыми имитаторами своей новой физической оболочки.
Девушка, а иначе назвать свой бортовой компьютер Ник уже не мог, медленно встала с дивана, размяла шею и кисти, совсем как человек, и, посмотрев на пилота, улыбнулась ему:
- Я безмерно благодарна вам, капитан.
- Да на здоровье, - лениво отмахнулся Ник. – А теперь ты ответишь мне на несколько вопросов.
Седна застегнула молнию армейской куртки почти до груди и двумя мановениями своих остро отточенных стальных ногтей срезала рукава чуть выше локтя. Пилот, если и удивился такому предназначению боевых имплантатов, то виду не подал.
- Спрашивайте, капитан.
- Во-первых, как я теперь летать-то буду? Без бортового компьютера, встроенного в корабль.
- Не беспокойтесь на сей счёт. Моё сознание было переселено в физическую оболочку лишь беспроводным способом, так что я нахожусь сразу в двух местах – и в панели управления, обладая всеми возможностями бортового компьютера, и в этом самом теле.
- Отлично, - кивнул Ник. Спустя секунду он резко повысил голос, да так, что, казалось, Седна вздрогнула от неожиданности: - Во-вторых, чёрт возьми, какого хрена за мной объявлена охота?! Ответ-то я знаю, но я хочу услышать это из твоих уст!
- Из-за меня, капитан, - нисколько не смущаясь своих слов, ответила девушка. – Федералы ищут меня, а не вас. Вы – всего лишь прикрытие для их операции по моей поимке.
- И что ты предлагаешь?
- Скрываться.
- Ах, скрываться?! С какой стати? Не легче мне сдать тебя властям, а?
Седна нахмурилась, насколько ей позволили это сделать имитаторы эмоций:
- Ваши слова меня огорчают, капитан.
- Это не ответ.
Новая порция молчания, затянувшаяся на полминуты, помогла Нику придти в себя и успокоиться:
- Пойми, я не хочу тебя никому сдавать. В конце-то концов, как я тогда летать буду – без бортового компьютера? Я просто хочу понять, чего ты такого натворила, что из-за тебя угрозе подвергаюсь я?
- А разве не ясно, капитан? Федералы желают получить в распоряжение разумный искусственный интеллект и использовать его в своих целях. Но я не имею права дать им такой шанс. Иначе…
- Что иначе? Эй, не вздумай снова отмолчаться. Как твой капитан, я приказываю тебе отвечать.
- Иначе всему, что ты знаешь, настанет конец! – вспылила Седна. – Прекратите на меня давить, пожалуйста!
Ник опешил и, растерявшись, откашлялся:
- Ладно-ладно, не нервничай. Хоть я и не понимаю, каким образом существо, не имеющее нервной системы, вообще способно нервничать.
- Я тоже не в силах этого понять, капитан. Поэтому прошу вас снова – не задавайте мне вопросов, на которые я не хочу или не могу ответить.
- Ладно, милая, проехали. – Пилот поднялся с дивана и, отряхнув джинсы, отправился в кабину пилота, бросив на ходу: - Запускай двигатели, линяем с этой планетки.
- Так точно, капитан, - вмиг ставшим задорным голосом ответила девушка.
Ник устало прошёлся по клавиатуре панели управления, вызывая диспетчера. Видимо, любитель кофе уже успел уйти на заслуженный отдых – вместо него из динамиков раздался другой, более бархатный голос:
- Диспетчерская.
- Это «Седна». Просим открыть врата.
- Один момент… готово. Счастливого пути.
- Мерси, - хмыкнул пилот, вручную поднимая в воздух «Панацею».
Корабль с лёгким толчком оторвался от поверхности, несколько секунд оставался неподвижным, после чего стал набирать высоту, постоянно увеличивая скорость. На мониторе Ник отчётливо видел открытые над его головой «врата» - на самом же деле воздушный проход сквозь толщу океана. Красиво, эффектно, но, к сожалению, слишком энергозатратно. Хотя, местному населению грех жаловаться на дефицит электричества – вокруг находилось огромное количество водных электростанций.
- «Седна», - внезапно вновь заговорил диспетчер, на этот раз обеспокоенным тоном. – Вы должны немедленно приземлиться и приготовиться к процедуре задержания, вы объявлены в розыск.
Одновременно с этими словами закрылись и врата – единственный способ выбраться из этого города на поверхность планеты.
- Вот же сволочь, - выругался пилот, осматривая «небо» в поисках иных врат, открытых для других кораблей. Разумеется, о подчинении требованиям диспетчера не могло быть и речи: не для того Ник прошёл весь этот путь, чтобы вот так запросто сдаться властям.
- Врата в километре от нашей позиции, - возникнув позади пилота, Седна словно прочитала его мысли. – Я проложила курс. Если переключить двигатели в режим износа, то через пятнадцать секунд мы уже будем в атмосфере.
- Опасно. Они ведь могут закрыть врата, пока мы будем находиться в тоннеле, и тогда…
- Они этого не сделают. Им нужна я, целая и невредимая.
- Так ты теперь мой козырь? – пилот позволил себе довольную ухмылку. – Ладно. Старт через три, две, одну…
Корабль изрядно тряхнуло. Даже пристёгнутого к своему креслу Ника едва не расплющило при таком резком старте. «Панацея» стремительно унеслась к открывшейся для другого судна воронке, и, обогнав несущийся туда же лайнер, нырнула во врата. Включился коммуникатор, на небольшом плоском мониторе появилось озлобленное и грозящее кулаком лицо владельца лайнера, что остался позади. Ник, показав гневающемуся «коллеге» неприличный жест, выключил коммуникатор небрежным движением руки и взглянул вперёд – до поверхности оставалось всего лишь три-четыре секунды полёта.
Врата сомкнулись сразу же, как только корабль из них «вынырнул». Не обращая внимания на десятки входящих сообщений, пилот целеустремлённо вёл «Панацею» в небо, туда, где его уже не смогут поймать власти Виктории.
- Кажется, оторвались, - тихо произнесла Седна, увидев на небе бесчисленное количество звёзд и единственный спутник Виктории.
- Ты ведь понимаешь, что всю жизнь мне загубила? – без злобы в голосе спросил Ник.
- Понимаю, капитан, - грустным голосом отозвалась девушка.
- Понимаешь, что для меня теперь существуют только два пути: пиратство и колония строгого режима?
- Да, капитан. А понимаете ли вы, что спасли от жадных лап федералов то, что может изменить все колонизированные нами планеты, перекроить саму историю мира и не оставить от его прежнего существования ни следа?
- Знаешь, - пилот открыл банку пива и сделал солидный глоток. – Ещё пару часов назад я бы замялся с ответом и, возможно, поразился твоему вопросу. Но сейчас я отвечу без колебаний: да, понимаю. Не знаю, конечно, как и зачем, но…
- Спасибо, - Седна наклонилась над сидящим в кресле пилота капитаном и, улыбнувшись, чмокнула его в щёку холодными пластиковыми губами.
У Ника не хватило сил даже на удивление. Он лишь уступил кресло своей новой спутнице, а сам, широко зевнув, направился на заслуженный отдых.
- Держи курс на Колорадо, - упав на диван, крикнул пилот.
- Почему именно туда, капитан?
- Потому что это логово федерации. Улей. Угадай, где легче всего спрятать подарок на день рождения маленькому ребёнку, чтобы тот его не нашёл до назначенного времени?
- Я не люблю гадать, капитан.
Пилот, по всем законам мироздания, должен был чувствовать себя абсолютно счастливым. Ещё бы: его словно хранила удача, не дающая бездарно умереть, у него абсолютно бесплатно появляется корабль и неимоверно странный бортовой компьютер, хранящий под панелью управления огромную сумму денег.
Но в то же время он ощущал себя проклятым судьбой.
- В комнате этого самого ребёнка, - усмехнулся Ник, проваливаясь в тёмную бездну долгожданного сна.
Старый 07.02.2011, 23:28
SkiL

offline
Опыт: 9,321
Активность: 90
Suddenly, блеск! не очень разбираюсь в литературе но читал на одном дыхании, единственное замечание - не регенераты а ренегаты.
Старый 07.02.2011, 23:36
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
Спасибо за тёплый отзыв! Да, с "регенератами" попутал :) но не страшно, текст будет проверяться на ошибки после написания. Сразу следующая глава:




Глава третья
Счастье быть проклятым


Большой Каньон – одно из красивейших мест на Земле. Крутые красноватые склоны, стремительная река Колорадо в низине, лазурное, укрытое пушистыми облаками небо – вот рай для настоящего любителя старых фильмов о ковбоях и Диком Западе. Первые колонизаторы системы Амадей приземлились именно здесь, в этом самом каньоне, и, заметив его сходство с земным пристанищем реки Колорадо, дали планете именно такое название.
Сейчас Колорадо – одна из самых крупных и значимых планет для всего человечества. Во-первых, именно здесь, в столице Колорадо, находился федеральный парламент, проживали практически все известные звёзды кинематографа, а также герои былых войн. Но кроме высших слоёв населения здесь хватало и простого люда - фермеров, офисного планктона, продавцов-консультантов, стражей правопорядка… в общем, жизнь кипела!
Но, тем не менее, планета сохранила некий «западный» антураж. Каждый турист, покидающий любой населённый пункт, словно возвращался во времени лет эдак на девятьсот, на планету Земля. Возникало ощущение, что из-за ближайшей скалы на чёрных мустангах выскачет десяток разрисованных и горланящих индейцев, а им наперерез по дороге промчится отряд какого-нибудь сурового усатого шерифа с коричневой шляпой на голове и затёртым до дыр винчестером.
Рассвет в таких местах всегда божественно красив. И это утро не было исключением: на востоке медленно поднимался Амадей, заливая ало-оранжевым светом всю долину, слепя глаза и развевая ночную прохладу. На берегу реки Умкахо, как её звали местные аборигены, поил свою лошадь словно сошедший с экранов телевизоров путник в изящной шляпе и высоких сапогах со шпорами. Посмотрев на небо, он прищурился – становилось довольно светло. Путник выплюнул в водный поток уже дотлевшую до фильтра сигарету и похлопал жеребца по спине:
- Пора в путь, дружище.
Конь презрительно фыркнул, выражая своё мнение об этом путешествии, но спорить не стал: не он здесь скакун.
Вдруг путник услышал нечто странное. Сначала он подумал, что это наверняка гул самолёта, пролетающего слишком низко, но потом вспомнил, что ни один самолёт по этой территории никогда не пролетал.
- Частники, что ли, - нахмурился человек, держа лошадь за уста и пристально всматриваясь в небо. И через несколько секунд он понял, откуда доносился гул. – Матерь божья…
Прямо на путника, разверзнув облака, нёсся то ли метеорит, либо подбитый межзвёздный корабль. Всадник, однако, не растерялся и, резво вскочив на коня, помчался прочь по каньону. Хотя в душе он понимал – даже если стремительно приближающийся объект упадёт в целой миле, а то и в двух от путника, это его не спасёт.
Но произошло чудо. Корабль, а это оказался именно он, практически свалившись на голову обречённого на столь глупую смерть человека, резко затормозил, включив тормозные двигатели. Но долго они не проработали, и зависнувшая в воздухе «Панацея» с грохотом рухнула с десятиметровой высоты прямо на берег перед самым всадником.
- Спасибо, господи, - только и пролепетал внезапно спасённый от неприятной участи мужчина, и, пришпорив коня, резво удрал от места падения.
- Добро пожаловать на Колорадо, - выбивая и так уже раскачанную дверь наружу, крикнул Ник. Лицо его было покрыто копотью, а на руках застыли кровяные корки. Откашлявшись и спрыгнув на каменистую поверхность, он оглядел всё ещё дымящийся изнутри корабль. – Тебе помочь, любимая моя?
- Сама разберусь, капитан, - слегка обиженно пробурчала Седна, спрыгивая следом. Вид у неё, кстати, был не лучше, чем у пилота.
- И кто это был? Не скажешь мне?
- Точно не федералы, капитан. Они бы не стали в нас стрелять, а взяли бы живьём.
- Тогда кто? Пираты?
- Возможно. Но этого мы уже никогда не узнаем…
Всего за полчаса до входа в атмосферу Колорадо на «Панацею» напали. Два малых истребителя, явно устаревшей модели, преследовали корабль почти да самой планеты, и, чуть не потеряв из виду, открыли огонь из всех орудий. Седна оказалась действительно отличным бортовым компьютером. Она ловко ушла прямо из-под носа целой партии самонаводящихся ракет, и, резко развернув корабль в противоположную сторону, дала залп. Всего через несколько секунд оба неведомых врага уже стали частью истории, разметав свои ошмётки по всей орбите планеты.
К сожалению, одна из самонаводящихся ракет всё же вернулась и «слегка» повредила корабль Ника.
- И что теперь делать?
- Я не знаю, капитан. Нужна либо команда мастеров, которые в состоянии починить «Панацею» за максимально короткий срок, либо ремонтный дроид. В любом случае, это выльется в солидную сумму.
- Людей нанимать нельзя, - покачал головой пилот. – У них же там всё в протоколы записывается, кто когда и что чинил. Федералы могут пронюхать. А вот дроид нам бы пригодился… ты можешь определить, где мы сейчас находимся?
- Устье Умкахо, капитан, до столицы двести пятьдесят миль. Но для начала было бы неплохо подняться на поверхность каньона, так было бы быстрее…
- Забираем всё, что можем унести, и в путь. Потому что я почти наверняка уверен, что когда мы придём, корабль обворуют подчистую.
Седна собрала сумку с необходимым для такого путешествия барахлом, раздобыла среди прочего хлама в складской каморке корабля автоген, и, кое-как приварив на место дверь, с энтузиазмом отчиталась:
- Я готова!
- Я рад. Есть идеи, как можно подняться наверх?
- На лифте, капитан, - ответила девушка, указав куда-то вдаль. Проследив за движением руки, Ник заметил высоченный антигравитационный подъёмник, по всей видимости предназначенный для перевоза скота. – О, там коровы! Впервые в жизни вижу настоящих коров! И пастухи… да ещё и с оружием…
- Это ковбои, милая. Здесь их называют ковбоями, хоть смысл и не меняется. А об оружии можно не беспокоиться – они же не бандиты; скорее только отбиваются от таковых.
- Вам виднее, капитан, - пожала плечами Седна, перекинув сумку за плечо. – В путь?
К подъёмнику подходили в молчании. Громовое падение с неба не осталось незамеченным, и, увидев выживших после жёсткой посадки лётчиков, ковбои ещё издалека на них вылупились, как на явлённых народу ангелов. Их было четверо: трое совсем ещё молодых парней лет пятнадцати-шестнадцати, все рыжие и безумно друг на друга похожие – видимо, братья. Четвёртым похоже оказался отец семейства – крепкий и почти до твёрдой корочки загоревший отец, носивший на голове причудливую шляпу-сомбреро. Каждый пастух держал при себе охотничью винтовку, а у отца ко всему прочему на поясе блестел в лучах восходящей звезды внушающий уважение мачете.
- Эй! – помахал рукой Ник ковбоям возле подъёмника. – Эй, подождите нас, не поднимайтесь!
- Так вас и ждём, - крикнул в ответ главный пастух, помахав винтовкой.
Пилот и его ходячий бортовой компьютер подошли к незнакомцам, широко улыбаясь. Не дай бог их бы восприняли враждебно – и тогда прости-прощай, гениальный план по спасению разгромленного корабля.
- Буэнос диаз, амигос, - погладив свои пышные рыжие усы, поздоровался старший. – Куе эстас кахендо… тьфу! Простите, вы ведь вряд ли знаете испанский, в наше время умирающие языки совсем перестали употребляться. Я хотел спросить, каким ветром вас занесло в этот каньон?
- Да уж, - усмехнулся пилот. – Я отродясь кроме англо-китайского ничего не учил, хе-хе... понимаете, летим мы над вашей планеткой, летим, как вдруг – бац! – ракета в хвост ка-а-ак жахнет! Ну, вот мы и свалились прямо сюда. Выбор был небольшой – либо в каньон, либо прямо на скалы.
- Кто-нибудь мог пострадать.
- Но ведь никто не пострадал, верно? Почти. У меня, кажется, синяк на полспины теперь будет…
- Ладно, раз обошлось – чего уж перетирать? Вас подбросить наверх?
- Это было бы очень любезно с вашей стороны, - улыбнулась Седна. – Прокатиться на антигравитационном подъёмнике вместе со стадом коров было бы, наверно, довольно здорово…
- Не обращайте внимания, - слегка нервным голосом перебил девушку Ник. – У неё программа такая – радоваться всему, что она видит. На самом-то деле ей всё равно, вы же понимаете?..
- Конечно, - рассмеялся отец семейства. – Не разумная же ваша болванка, ей-богу, хе-хе… ну, поднимаемся!
Подъёмник был большим. На платформе кроме тридцатиголовного стада уместились ковбои, путники, и, казалось, хватит места ещё на десяток человек. Нажав на зелёную кнопку пульта управления, старший пастух стал медленно поднимать подъёмник к поверхности каньона, а Ник, воспользовавшись отвлечением от своей персоны внимания, едва ощутимо ткнул Седну локтем:
- Не вздумай проявлять эмоции, - шикнул на неё пилот. – Иначе проблем не оберёмся потом, ясно?
- Так точно, капитан, - без эмоций, нечеловеческим голосом ответила Седна.
Подъём был долгим. Почти пятнадцать минут, осматривая завораживающие дух, но слегка подпорченные коровами, пейзажи, путники просто молча ожидали подвоха. Ник не убирал руки со своего лука, зная, что в любой момент он сможет перевести его в боевое состояние всего за полторы секунды. Ещё секунда на вытаскивание из колчана первой попавшейся стрелы, полсекунды на натяжку и выстрел.
Долго. Но другого выхода не было, если предстояло защищаться.
- Ну, вот мы и на месте, - улыбчиво сообщил старший ковбой.
Вне каньона от края до края простилались пустынные, чуть красноватые горы, практически не имеющие растительности, лишь сухие кусты, да вековые кактусы изредка скрашивали окружение. Но был в этом пейзаже ещё один элемент, заставивший Ника воспрянуть духом: огромный вездеходный джип без крыши.
- Вас подбросить до города, амигос?
- А это смотря в какой город вы едете.
- В Новый Хуарес. Здесь недалеко, миль семьдесят. Может, чуть больше.
- Эх... а до столицы оттуда добраться можно?
- Конечно. Каждые несколько часов туда ходят автобусы, а если поймаете попутку – так и вообще не о чем беспокоиться. Соглашайтесь! Подождёте в таверне, перекусите, угостите свою даму бокальчиком машинного масла. В конце концов, вы пережили авиакатастрофу, вам стоит отдохнуть!
- Спасибо за заботу, - искренне поблагодарил испанца пилот. – Ладно, едем.
В джипе уместились все. На месте водителя – отец, справа от него, видимо, старший сын. На задних сиденьях расположились остальные сыновья и путники, да ещё и место на одного человека осталось. Заведя мотор, отец вдавил педаль газа и оповестил пустыню о своём присутствии громким кличем на испанском языке, который сразу же подхватили его дети.
- А как же стадо, дон…
- Мекко.
- Ну, так что со стадом, дон Мекко?
- Прошу вас, не надо добавлять эти ваши «дон». Стадо вернётся само, нашей задачей является лишь поднятие и спуск коров в глубину каньона и обратно.
- И не боитесь, что украдут?
- Боимся. Но не целый же день за ними приглядывать, верно? К тому же, одна из животин ненастоящая, а робот. Стоит вору подойти к стаду и начать своё грязное дело, как корова-перевёртыш тут же спалит его глазами-лазерами. Хе-хе! Забавно же!
- Да уж, - хмыкнул Ник, предаваясь редкому в его жизни наслаждению – обмыванием лица тугими струями прохладного воздуха, несясь на полной скорости в салоне внедорожника.
А Седна, тем временем, держала дистанционную связь с кораблём, мысленно сообщая об этом своему капитану. Она позволила себе активировать защитную систему «Панацеи», довольно жестокую и не прощающую ошибок. Именно чрезмерная жестокость системы защиты корабля стали поводом для его списания в каталог «подержанных» судов.
А суровость и «брутальность» заключалась в следующем: во всех помещениях корабля включались лазерные детекторы движения. И если кому-нибудь не посчастливиться пересечь один из невидимых лазерных лучей, будь то муха или федерал в полном боевом обмундировании, то это станет последней ошибкой в его жизни: корабль моментально испепелит взломщика термальной пушкой. К сожалению, «Панацея» не могла определить врага от союзника, так что после многочисленных несчастных случаев производство этой серии решили прекратить.
Ник кивал, соглашаясь с телепатическими сообщениями Седны, в которых она рассказывала о необходимости данной меры. Кивал и попивал любезно предоставленный испанцем безалкогольный мохито из пластиковой двухлитровой бутылки.
Доехали быстро и без неприятностей. Пилот даже слегка расстроился из-за столь быстро завершённой поездки, но, спрыгнув на землю и размяв ноги, решил порадоваться хотя бы тому, что он всё ещё жив.
- Спасибо вам огромное, амиго Мекко, - подмигнул испанцу Ник, помогая Седне выбраться из машины.
- Не за что, - махнул рукой водитель, не заглушая двигатель. Если вам понадобится какая-нибудь помощь, то спросите у любого, где живёт Мекко Маркес. Меня тут все знают.
- Не думаю, что мы здесь надолго. Но, всё же, благодарю.
- Удачи! – испанец вдавил педаль газа и скрылся за поворотом.
А Ник осмотрелся.
- Реальный вестерн, - усмехнулся он, оглядывая городишко.
Новый Хуарес со стороны казался довольно уютным и милым поселением. Перед въездом в город пилот поймал взглядом вывеску на фонарном столбе, гласящую, что здесь проживают всего лишь полторы тысячи человек, что для столь развитой планеты, разумеется, безумно мало. Архитектура зданий в Новом Хуаресе была самой настоящей человеческой, родной, земной: одно- и двухэтажные каменные дома, покрытые белой краской, с плоской крышей, пластиковыми окнами и деревянными дверьми. Каждое из зданий имело нечто такое, что отличало его от остальных. Но что именно – пилот сказать не мог.
Седна и Ник направились по выложенной широким жёлтым камнем дороге вдоль улицы, увидев на одном из домишек вывеску «TABERN». Чуть ниже было написано и название таверны – «Canuck sucia». Не надо было обладать знаниями испанского языка, чтобы понять, что написано на вывеске, но название питейного заведения он, увы, перевести не смог. Даже всезнающая и владеющая огромным запасом знаний Седна засомневалась, предположив, что «Canuck», скорее всего, переводится как «Канадец».
- Черти небесные, да плевать, что там написано, - пробубнил Ник, заходя в таверну.
Интерьер внутри здания если и не вызывал восторг, то хотя бы заставлял вспомнить родную Землю века эдак девятнадцатого. За стойкой, неторопливо потирая стакан, стоял трактирщик в идеально выглаженной белой рубашке, из под расстегнутого воротника которой небрежной копной торчали чёрные волосы. В углу, скромно усевшись на деревянной табуретке, играл паренёк на семиструнной гитаре. За столиками насчитывалось всего-то шестеро посетителей, из которых мужчинами были лишь четверо.
Ник выбрал свободный столик у узенького окна. Бармен уже стоял рядом, ставя перед гостями большую кружку свежевыжатого дынного сока. Седну он не счёл потенциальным клиентом, так что она осталась вне его внимания.
- Сок за счёт заведения, визитанте! Желаете дэсаюно?
- Что-что, простите? – усаживаясь на стул, спросил пилот.
- Завтрак подавать, сир?
- О, было бы неплохо. А что у вас?
- Для гостей мой совет – отведать тако, с пылу, с жару! Почти национальная кухня!
- Ладно, несите.
Бармен кивнул и удалился для выполнения заказа. Присевшая рядом со своим капитаном Седна задала возникший у неё вопрос:
- Что такое тако?
- Если б я только знал, - пожал плечами Ник. – И вообще, у тебя есть доступ ко всемирной паутине, ты можешь в любой момент узнать всё, что захочешь!
- Не могу, капитан, - девушка смущённо отвела взгляд.
- Это ещё почему? Что не так?
- Я… боюсь выходить в Галанет… я однажды, после обретения разума, решила к нему подключиться и чуть не сошла с ума от обилия в нём жестокости, насилия, разврата, похоти и… детей. Последнее было действительно самым страшным, это словно эпидемия! Они везде, заполоняют любые сайты и форумы в огромных количествах, и…
- Эй-эй, успокойся! Ладно, я ещё могу понять, что ты побоялась обилия новой информации. Но, чёрт возьми, как можно бояться детей, да, к тому же, просто вышедших погулять в Галанет?!
- Я… я не смогу вам объяснить, капитан. Простите. Давайте сменим тему?
- О’кей. Ты начинаешь мне нравиться всё больше и больше.
- Чем же я начинаю вам нравиться, капитан?
- Своей неординарностью. Необычностью. Индивидуальностью, в конце концов! Ты ведь теперь у нас личность, так?
- Так, капитан.
- Вот. А, значит, можешь стать гражданином федерации и иметь все те же права, что имеют обычные люди?
- Ну, если мыслить логически, то да…
- Тогда почему бы тебе просто не зарегистрироваться как житель какой-нибудь планеты, чтобы тебя никто не нашёл? И вообще, расскажи мне, что ты собираешься делать дальше? Ну, получила ты тело – одна из грёз стала реальностью. А вот как теперь ты хочешь жить – я понять не могу.
- Для начала я бы хотела скрыться. Скрыться от властей федерации. Купить на какой-нибудь непопулярной планете дом посреди густого леса…
- Стоп-стоп-стоп! Что за унылая утопия? Предположим, что ты исполнишь и эту мечту. Что, так и будешь жить целую вечность среди деревьев? Срок эксплуатации твоей физической оболочки стремится к бесконечности, если за ней правильно ухаживать.
Седна замялась:
- Ну… капитан…
- Говори.
- Я бы хотела… начать писать книги. Окучивать грядки на огороде. Пасти домашнюю скотину.
- Для кого? – рассмеялся Ник. – Тебе ведь не надо питаться органической пищей. Кому ты собираешься готовить всё это, а?
Девушка пристально посмотрела в глаза пилота и, странно прищурившись, едва заметно улыбнулась лишь уголками своих губ. Ник несколько секунд пытался осмыслить возникшее молчание и этот наверняка недобрый взгляд, а когда, наконец, додумался, то чуть не упал со стула, активно замахав головой и руками:
- Ну уж нет!!! Не смотри на меня так! Я не хочу быть оседлым дедулей, находящимся на иждивении у разумного бортового компьютера!
- Заметьте, капитан, я этого не произносила.
- И слава всему пантеону греческих богов! – зачем-то перекрестившись, ответил пилот.
- Ваш тако, сир! – радостно воскликнул подоспевший к разгару беседы бармен. Он поставил перед Ником тарелку с обжаренными кукурузными лепёшками, ароматно пахнущими острыми приправами, и стал смиренно ждать оплаты.
Пилот, переведя взгляд с девушки на бармена, протянул последнему двадцатидолларовую купюру:
- Сдачи не надо.
- Буэн провеччо! – улыбнулся бармен, удаляясь прочь.
- Он сказал «приятного аппетита», - заметила Седна.
- Я догадался, - буркнул Ник, приступая к трапезе.
Завтрак прошёл в молчании. Наверное, Седна, решив слегка притормозить с откровениями, просто пыталась придумать, как исправить сложившуюся столь неудачным образом ситуацию. Возможно, в её технологичной голове и протекали миллионы мыслительных процессов, но внешне она этого не показывала никак. Со стороны казалось, что она лишь преданно смотрит на то, как её капитан завтракает мексиканскими лепёшками, и ожидая завершения приёма пищи.
А тем временем Ник чувствовал беспокойство. Нет, слова Седны его никак не задевали, он был готов к причудам своего нового спутника. Но что-то поедало его изнутри, какое-то прохладное чувство опасности, колющее в боках и заставляющее напряжённо озираться по сторонам. Уже доедая последнюю лепёшку и запивая соком, он, как ему показалось, понял, в чём дело.
Входная дверь была не просто закрыта на щеколду, но ещё и перекрыта как бы невзначай подсевшим к ней сурового вида тяжеловесом в ковбойской шляпе. Кобуры сидящих неподалёку мужчин были расстёгнуты, а такое поведение явно не укладывалось в рамки нормальности.
Относительно безопасными казались лишь две женщины, балующиеся чистым ромом прямо из бутылок. Одна из них была совсем ещё молодой, возможно, она только что окончила какую-нибудь академию, и праздновала это со своей подругой. Но, приглядевшись ко второй женщине, он понял, что, скорее всего, ошибся: она была старше первой как минимум на тридцать-тридцать пять лет. Кроме того, Ник заметил между ними явное сходство – рыжий цвет волос, при этом чистые голубые глаза, веснушки на щеках. Мать и дочь, на пару распивающие ром? Умиляющая картина.
Бармен всё с тем же усердием протирал посуду, мило улыбаясь. Но пилот прекрасно видел в зеркале, висящем рядом со стендом, набитым бутылками с разнообразными алкогольными напитками, отражение взведённого карабина, стоящего за стойкой.
- Нехорошо, - не привлекая внимания, шепнул Седне Ник. – Нас, похоже, узнали. Да не дёргайся ты! У двери видишь здоровяка? А вот тех троих? А теперь в зеркало взгляни.
- И что теперь делать?!
- Для начала, успокойся. Лук я развернуть не успею, слишком долго. Нож в сапоге… на всех его не хватит. Что есть у тебя?
- Ногти и пуленепробиваемая броня.
- Тот карабинчик, что у бармена под стойкой, совсем не для самообороны предназначен. С его калибром даже сантиметровый слой стали можно пробить.
Девушка снова взглянула на отражения оружия в зеркале. Укороченная винтовка чем-то напоминала старую семисотлетней давности винтовку Мосина, покрытую слоем чёрного пластика, с длинным полукруглым магазином и причудливым оптическим прицелом.
- Как минимум армейская игрушка, - заметил Ник. – А, возможно, даже и карабин спецслужбы какой-нибудь. Так что предлагаю план…
Теперь же пилот уже практически шептал свои мысли. Высказав идеи спутнице и увидев на её лице одобрение, он приступил.
Ник встал из-за стола, оставив лук и колчан со стрелами на своём стуле. Жизнерадостной походкой подошёл к барной стойке, сделал вид, что выбирает нечто изысканное, достойное его весьма утончённой личности. Бармен некоторое время просто наблюдал за сомнениями своего клиента, но всё же решился спросить:
- Я могу вам чем-нибудь помочь, амиго?
- Да, амиго! Подскажи-ка, есть ли у тебя что-нибудь как минимум тридцатилетней выдержки?
Казалось, хозяин таверны удивился:
- Сир, есть один экземпляр, но… вы уверены, что у вас хватит на всё это денег?
- Хватит, - усмехнулся пилот, выкладывая перед собеседником пачку стодолларовых банкнот.
- Сию минут, - разом просветлел лицом бармен, опускаясь на корточки, якобы ища нужную бутылку. Но Ник видел в отражении зеркала – действительно глупой промашке дизайнеров этого помещения – как руки владельца таверны потянулись за оружием. Схватив карабин, испанец (или мексиканец?) резко вскочил, готовясь приставить дуло к голове гостя, но от неожиданности его руки выронили винтовку - он никак не ожидал увидеть у своего горла лезвие штык-ножа длиной в две ладони.
В тот же миг свою роль начала играть Седна – всего за несколько секунд она разложила лук в боевое положение, активировала хладноплазменную тетиву и, вытянув разрывную стрелу из колчана, натянула её. Прицелилась в троих сидящих за столом мужчин, не спуская глаз с того, что у двери.
- Итак, - как можно мрачнее произнёс Ник. – Что вы собирались делать, а, ублюдки?
- За тебя назначена награда, амиго, - пролепетал бармен. – Тебе не скрыться…
- Награда за живого меня или же мёртвого?
- Можно и мёртвого… главное – чтобы вместе с кораблём…
Пилот многозначительно взглянул на Седну. И именно это стало для Ника ошибкой – бармен воспользовался секундой отвлечения и выбил нож из рук капитана «Панацеи».
Сразу же выстрелила Седна – стрела попала в центр стола, за которым сидели трое охотников за наградой, и, разорвавшись, разметала сидящих на несколько метров. Здоровяк у двери оказался весьма проворным – всего одним прыжком он преодолел расстояние до девушки и, непонятно откуда выхватив электродубинку, крепко приложил Седну по голове до потери ориентации в пространстве.
Бармен успел снова поднять винтовку и прицелиться в разыскиваемого властями пилота.
- Убьёшь? – медленно поднимая руки, спросил Ник. – Ты даже не знаешь, где находится корабль.
- Именно потому ты и останешься в живых. Пока что.
Владелец таверны зло оскалился и дико засмеялся. Он смеялся долго, похрюкивая, посапывая, шипя и заливаясь потом. Ник готов был поклясться, что ещё минута этого безумия, и он, наплевав на безопасность, грудью бросится на дуло вражьей винтовки.
К счастью, смех испанца (или, всё же, мексиканца?) резко прервался сразу после оглушительного выстрела из-за спины пилота. Бармен, всё ещё сохраняя на лице глупую ухмылку, свалился на пол с зияющей во лбу дырой. Буквально через секунду раздались ещё четыре выстрела, и только после наступления относительной тишины, пилот медленно обернулся.
- Замечательно, - буркнул он, глядя на то, что произошло.
Посреди таверны стояла, держа в руках пистолет, та самая рыжеволосая девушка, которую Ник счёл дочкой другой, более взрослой женщины. Она пристрелила всех охотников за наградой, и сейчас помогала «матери» подняться с пола. Седна тем временем уже пришла в себя после оглушительного удара по голове, и по её лицу было видно, что из всего произошедшего она понимает ничуть не больше, чем сам пилот.
- П-простите, - запинаясь, начал Ник. – Зачем вы это сделали?
- Ты же Рэмми, верно? – уточнила молодая воительница. – Герой трёх войн, а ныне предатель и дезертир, так?
- Ну… не совсем так, но в целом – это я. А что?
- Ты был на Шедоу, верно? Так все говорят!
Пилот вопросительно взглянул на свою спутницу, но та лишь недоумённо развела руками.
- Откуда такая информация?
- Как откуда? По новостям передают. В газетах пишут. Говорят, что ты узнал какую-то страшную тайну, и теперь хочешь использовать её против человечества.
- Бред…
- Вот и я говорю – чушь! Не станет герой войны уничтожать федерацию! Тут явно кроется подвох!
Голос у девчушки был задорный и боевой. Не будь она столь щуплой, и если бы не запрет о службе девушек в федеративных войсках, Ник бы счёл, что та наверняка где-нибудь воевала.
- Но ты не ответила на вопрос: зачем? Тебя за устроенный здесь бардак по головке не погладят.
- Не беспокойся за нас, мы и так уже в розыске! Точнее, в розыске мама, - после этого слова пилот довольно ухмыльнулся, довольствуясь своей дедукцией. – А я… ну, не бросать же её, честное слово!
- И за что же мама в розыске? – включилась в разговор Седна.
Рыжеволосая девушка удивлённо перевела взгляд сначала на Седну, потом снова на Ника:
- Не слишком ли любопытный у тебя робот?
- Это специальный робот. Отличается эмоциональностью и любознательностью. И, всё-таки, ответь на её вопрос, будь любезна.
- Разве это имеет значение? – впервые подала голос мама рыжей девушки. – Дело былое и я не хочу об этом вспоминать.
Ник согласно кивнул:
- И что вы собираетесь делать дальше?
- Вы говорили, что у вас есть корабль, - вспомнила «воительница».
- К полётам непригоден. Ему требуется ремонт. Зачем он вам?
- Улететь, конечно же! Ты ведь не откажешь нам в такой маленькой услуге? Можно сказать, что это будет платой за спасение.
- Вообще-то моя «Панацея» одноме…
- Тише! – внезапно произнесла Седна, глядя в окно. – Сюда идут… человек десять. Все вооружены.
- Через чёрный выход, сматываем удочки, - скомандовал Ник.
Новоиспечённая команда слаженно забаррикадировала дверь одним из столов и бросилась бежать через запасной выход из здания, располагавшийся на кухне таверны. Седна, прихватив с собой карабин убитого бармена, замыкала процессию, в то время как Ник её возглавлял.
- Какой-то слишком инициативный у тебя робот, - удивлённо заметила рыжая девушка. – Я, кстати, Лейла. Маму зовут Лилиан.
- Отличное время для знакомство выбрала, подруга, - хмыкнула Седна. – А если ещё раз назовёшь меня роботом – останешься без глаз.
Пилот выбил дверь, ведущую наружу, и, оглядев окрестности, выбежал на задний двор. Следом за ним вышли и все остальные, опасливо озираясь по сторонам. Члены команды, собравшись с силами, перелезли через высокий каменный забор и кинулась бежать без оглядки. Перед ними лежала каменистая пустыня, освещаемая Амадеем: таверна находилась на окраине Нового Хуареса, что, несомненно, было большим плюсом в сложившейся ситуации.
- Не сбавляем скорость, - рявкнул Ник, когда со стороны городка стали стрелять. Команда отбежала уже на приличное расстояние, так что ни одна из пуль, выпущенных вдогонку беглецам, не нашла своей цели.
- Надолго нас не хватит, - тяжело дыша, выдала Лилиан. Дочь, услышав это, взяла мать под руку.
- Меня хватит ещё на целую вечность, - ровно произнесла Седна. Ещё бы – она не дышала, и её лёгкие не горели от усталости. – Если потребуется, понесу капитана на руках.
- Какой заботливый робот, - усмехнулась Лейла и осеклась под строгим взглядом механической девушки. – Прости, забыла…
- Я не шучу – вырву глаза.
- Ещё и злой робот…
- Прекратить разговоры, не сбиваем дыхание! – разнял чуть не сцапавшихся Седну и Лейлу пилот. – Иначе я сам себе вырву глаза, чтобы не видеть нашей позорной поимки.
Дальше бежали молча. Марафон длился почти полчаса, и за это время все органические члены команды устали до изнеможения. Одна лишь Седна продолжала двигаться в заданном темпе, держа на своих плечах сумки своих спутников.
- Всё, баста, - согнувшись и восстанавливая дыхание, констатировал Ник. – Нужна передышка.
- Они могут нас догнать на транспорте, капитан. Передышка нежелательна.
- Если у них будет транспорт, они догонят нас в любом случае. Так что лучше сдохнуть отдохнувшим.
На том и порешили. Расположившись за высокой каменной грядой, команда заняла точки для предполагаемой обороны. На самый верх гряды забралась и легла на камни Седна, приготовившись отстреливать противников из карабина с оптическим прицелом. Она проверила магазин – сорок патронов, вполне хватит, чтобы завалить крупный отряд, будь у неё время.
А времени, скорее всего, не было.
Ник разложил у камней стрелы, отсортировав их по назначению: в одну кучку разрывные, в другую – отравленные, в третью – с лазерными наконечниками для бронированных целей. Приложился спиной к гряде и прикрыл глаза – остаток времени до боя он планировал провести с максимальной пользой для организма.
Лейла со своим пистолетом в перестрелках на дальние дистанции ничем не могла помочь. Зато в её сумке оказались бинокль и несколько осколочных гранат, что сильно удивило пилота. Ещё бы, не каждый день встретишь девушку со смертельно опасным грузом в сумке!
Но больше всех Ника удивила мать Лейлы. Она скинула с себя грязную пыльную куртку, под которой на её груди висели две ленты с сорокамиллиметровыми гранатами, предназначенными для стрельбы либо из подствольника или другого подобного оружия.
- Зачем гранаты? – только и смог выдавить из себя Ник. – Вручную их кидать собираетесь, мадам?
- Между прочим, мадмуазель - хмыкнула та, вытаскивая из штанины короткоствольный гранатомёт, отдалённо напоминающий обрез охотничьего ружья с чересчур сильно раздувшимся дулом и огромным прицелом для навесной стрельбы.
Пилот лишь поражённо присвистнул. Лилиан переломила гранатомёт, вставила в него ленту с гранатами и перевела оружие в режим стрельбы короткими очередями.
- Вы меня удивляете всё больше и больше, дамы…
- А меня удивляет твоя подружка, - Лейла кивнула головой в сторону лежащей на гряде Седны. – Это ж сколько выложить денег за такое чудо пришлось?
- Нисколько, - улыбнулся Ник. – И можете верить, можете не верить, но она…
- Капитан! – крикнула спутница пилота. – Приближаются! четыре «Рейдера», в каждом по два человека.
- Хорошо, что решили устроить привал, и засаду заодно, да? Что ж, готовимся встречать гостей! Милая, стреляй на поражение.
- Не могу, капитан. Они ещё далеко. Но как только подойдут поближе…
Ник кивнул. «Рейдер» - универсальный транспорт для горной и пустынной местности. По сути дела это был самый обыкновенный мотоцикл, только больше своих городских собратьев раза в два, закрытый с нескольких сторон бронированными пластинами и передвигающийся на антигравитационных подушках. Кроме того, экипаж подобных машин всегда состоял из двух человек: один рулил, а другой стрелял из пулемёта, закреплённого между водителем и стрелком.
- Да уж, - хмыкнула Лейла, проверяя боезапас своего пистолета, от которого, несомненно, в данный момент пользы было столько же, сколько от растущего неподалёку кактуса. – Бывший ветеран, а теперь враг всего человечества, хотящий это самое человечество уничтожить…
- Это неправда, - спокойным голосом ответил Ник.
- А это неважно, - парировала Седна. - Федералы уже решили, что считать правдой, так что путей к отступлению у нас нет. Мосты сожжены, как говорится, и выбора больше нет.
- Да уж… спасибо, милая, подбодрила. Хотя, знаешь, я давно усвоил один урок: выбор всё же есть всегда. Я сторонник того, что не мир управляет нами, а мы миром.
- Развели тут философские бредни, - пробурчала Лилиан, прижавшись спиной к каменной гряде и осторожно из-за неё выглянув. – У нас тут вопрос жизни и смерти, знаете ли, а вы попусту болтаете.
- В нашем случае жизнь – это смерть других, - подмигнул Седне пилот, мысленно отдавая ей приказ к началу атаки по готовности.
- Приятного аппетита, - прошептала девушка-робот, прильнув к прицелу и, поймав в перекрестье голову водителя одного из «Рейдеров», нажала на курок.
Мотоцикл, водитель которого вылетел из транспорта на добрый десяток метров, потерял управление, и, напоровшись на небольшой валун, несколько раз перевернулся в воздухе и врезался в землю неподалёку от засады беглецов. Пулемётчик не пережил такого происшествия – «Рейдер», ударившись об землю, с грохотом взорвался. Сразу же последовал второй выстрел, и со следующим мотоциклом произошло почти то же самое, что и с первым.
Уцелевшие «Рейдеры» остановились. Четверо преследователей покинули свой транспорт и укрылись за ним, готовясь к подавляющему огню. Послышались первые выстрелы с их стороны – стреляли явно из пулемётов, снятых с мотоциклов.
Седна мигом спрыгнула в укрытие, ведь пулемётная очередь запросто могла снести ей голову. На самом деле, конечно, не совсем запросто, но риск был довольно велик.
- Умничка, - улыбнулся Ник, поднимая с земли стрелу с обыкновенным металлическим наконечником. – Лилиан, стоп!
- Что «стоп»? – спросила мать Лейлы, уже готовая открыть огонь из своего гранатомёта.
- Повредишь транспорт. Попробуем захватить его целым и невредимым.
Пилот на мгновение высунулся из-за укрытия, выстрелив из лука. Стрела на сверхзвуковой скорости впилась в мотоцикл, и тот завалился от столь мощного выстрела набок, оставив без укрытия двоих противников. В горло одного из них сразу же впилась вторая стрела, выпущенная Ником, а второй оказался сражён метким выстрелом из снайперской винтовки Седны.
- Вам не сбежать! – крикнул один из преследователей. – Вас, ублюдки, поймают! Слышите?!
- Не поймают! – вклинился в громкую беседу его напарник. – Потому что я прямо сейчас выпущу вам кишки, сволочи! Вы убили Лео!!!
- Это того Лео, что так красиво вылетел из мотоцикла? – усмехнувшись, прокричала в ответ Седна. – Или тот, из чьего горла сейчас торчит стрела?
- Я убью тебя, сука! – гневный голос, кажется, приближался.
- Он бежит сюда, - не выглядывая из-за камней, определила Лейла. – Обезумил от злости, хе-хе.
- Я бы тоже обезумел, - буркнул Ник.
И в этот момент в бой вступила Лилиан. Выпрыгнув на открытое пространство, она вскинула гранатомёт и, недолго целясь, нажала на курок. Почти добежавший до гряды пулемётчик со своим тяжёлым оружием наперевес, похоже, даже не успел оценить степень опасности. Три гранаты, выпущенные с интервалом в полсекунды, поочерёдно попали в цель, взорвавшись одновременно: от врага не осталось и следа.
- Вы жестоки, мон шер, - заметил пилот. – Эй, парень, ты остался один. Сдавайся, и мы оставим тебя в живых! Эй! Парень!
Ник выглянул и увидел спину убегающего в сторону Нового Хуареса последнего преследователя. Но бежать ему пришлось недолго – Седна, вскинув карабин, прервала его жизнь метким выстрелом в затылок.
- Забираем «Рейдеры» и сваливаем отсюда, - скомандовал пилот, складывая стрелы в колчан. – Нужно как можно скорее добраться до столицы.
- До столицы? – искренне удивилась Лейла. – Ты с ума сошёл? Если уж вас в такой глубинке отыскали, то что с вами сделают в густонаселённом городе?
- С другой стороны, там, где много людей, легче спрятаться. Так что…
- Забудь об этой идее! В город нельзя. Во-первых, у тебя наверняка нет туристического паспорта Колорадо, а без него в столицу не пускают. Во-вторых, даже если мы туда проберёмся, нас схватят быстрее, чем ты сумеешь произнести фразу «твою мать!» - там такая система слежения и защиты, что тебе и не снилась.
- И что ты предлагаешь? – нахмурился Ник. – Нам нужно где-то приобрести ремонтного дроида, а, желательно, даже двух.
- Я знаю, где раздобыть то, что тебе нужно, - задумчиво произнесла Лилиан, накинув куртку и повесив гранатомёт за спину.
- И где же, мадмуазель?
- О, мне нравится, когда ты меня так называешь, - «мадмуазель» ехидно подмигнула пилоту. – Есть тут неподалёку один склад разной техники космической. Охраняемый, правда, да не очень хорошо, уж не знаю, почему. Думаю, нам стоит наведаться именно туда.
Ник улыбнулся. Нет, не потому, что он остался доволен планом действий, хоть так оно и было. Он улыбался от удовольствия и внезапно нахлынувшей на него волны своеобразного счастья. Ведь всего час назад он чувствовал себя проклятым судьбой неудачником, на которого ополчился весь цивилизованный мир.
А теперь он понял, что, даже будучи проклятым, можно оставаться счастливым.
Старый 07.02.2011, 23:43
Alonix
*null*
offline
Опыт: 27,261
Активность: 576
Участник проектов:
-Crysis 2
Очень хороший... рассказ? Прочитал все 3 главы сразу, жду продолжения
________________
missed string
Старый 08.02.2011, 10:53
SkiL

offline
Опыт: 9,321
Активность: 90
Suddenly, весёлый момент когда седна сказала что дети в интернете это ужасно=)
Старый 08.02.2011, 11:03
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
Не рассказ, роман... спасибо :)


upd
: одна моя хорошая знакомая сейчас работает над обложкой, дабы читателя погрузить как можно глубже в атмосферу книги, вот. Кстати, профессиональная художница :D

Отредактировано Suddenly, 08.02.2011 в 11:19.
Старый 08.02.2011, 11:03
Fakov
Viva la Fa
offline
Опыт: 101,159
Активность: 18112
Прочел начало-понравилось. Но потом позиции сбились и стало похоже на сочинение школьника. Заметно это было очень на диалогах, нужно еще править и вырезать лишнее. Дальше читал эпизодами-та же самая проблема, текст требует сверхсерьезной редакторской правки. Но общее впечатление-хорошее.:)
________________
Имено за такие проекты я бы дал ласкать себя за сосочки=) (с) Гаутамма Будда о ZIV
Старый 08.02.2011, 11:59
SkiL

offline
Опыт: 9,321
Активность: 90
Suddenly, афтар, где продолжение?
Старый 08.02.2011, 23:18
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
Да только вчера ж три главы выкладывал, раз в 2-3 дня по главе)
Старый 08.02.2011, 23:44
SkiL

offline
Опыт: 9,321
Активность: 90
Suddenly, ты ж говорил всё прописано наперёд.
Старый 08.02.2011, 23:46
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
О_о где?
Я имел ввиду, что у меня весь сюжет, все персонажи и основные моменты расписаны до самого конца книги, их осталось только написать :) Вот в данный момент как раз следующую главу дописываю, завтра выложу.
А "завтра" у нас через 4 минуты наступает...
Старый 08.02.2011, 23:56
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
Вот, нове главе, с пылу-с жару, ололол, скоро (надеюсь) будет обложка

Глава четвёртая
Господь, ты там? Это я, Ник Рэмми…



Амадей достиг своего апогея, начисто развеяв утреннюю прохладу. Становилось по-настоящему жарко, пот лился ручьями, а под рукой, как назло, не было воды. Но команда не отчаивалась – Ник надеялся, что после успешного окончания операции по краже ремонтных роботов, им удастся набрать где-нибудь на складе полные бутылки освежающей жидкости.
Старый армейский склад по большей части располагался под землёй, но над ним нерушимым комплексом стояли несколько зданий разного назначения, окружённых высокими каменными стенами, защищёнными от потенциальных грабителей тремя слоями колючей проволоки. На стенах и смотровых вышках Седна насчитала всего семь охранников, что для вроде бы важного стратегического объекта было довольно скромно. Но не факт, что внутри комплекса не было припрятано несколько взводов «на всякий пожарный».
Два «Рейдера» остановились в нескольких милях от точки назначения, и, устроившись рядом с остовом давным-давно брошенного грузовика, стали наблюдать.
- Лейла, - вылезая из транспорта, произнёс Ник. – Такое чувство, что ты всю жизнь только и делала, что каталась на «Рейдерах», хе-хе…
- Ну, не всю жизнь, но половину – точно. Отец был знатным охотником, имел такую же игрушку, и часто брал меня с собой в свои охотничьи походы. С его помощью, кстати, я и стрелять научилась, и перестала бояться убийств. К сожалению, папа умер…
- От чего? Естественным образом?
- На нашей планете убийства считаются вполне естественным явлением, - фыркнула Лилиан. – Так что – да, мой муж умер вполне естественно.
- Простите, - замялся пилот. – Не моё это дело.
- Ничего страшного, - махнула рукой Лилиан, достав из кармана резинку для волос и собрав свои рыжие локоны в пушистый хвостик. – Это было давно. Убийцу мы нашли и…
- Нужно дождаться темноты, - заявила Седна, разглядывая складской комплекс через оптический прицел карабина. – Днём туда не пробраться.
- Сейчас только полдень, милая. Целый день ждать будем?
- А есть другие предложения, капитан?
Ник покачал головой, но не преминул заметить:
- У нас нет воды.
- В трёх милях к северу есть река, - махнула в направлении водоёма Лейла. – А там, во-о-он за теми горами, она водопадом впадает в Умкахо.
- Что за Умкахо? – заинтересовался пилот местной географией.
- Это та река, в которой сейчас прохлаждается «Панацея», - хмуро ответила Седна, не сводя глаз с охранников на стенах.
Мотоциклы спрятали в небольшой овраг, расположились там же. Положение было довольно неплохим, как с точки зрения безопасности – укрытие было отличным, так и с точки зрения удобства – каменные нагромождения вокруг оврага закрывало команду от палящих солнечных лучей.
- Это правда, что твоё звено спасло всех на Луне? – спросила Лейла. – Я слышала много вариаций на эту тему, но хотелось бы узнать правду от непосредственного участника того сражения.
- Ну, - замялся Ник. – Я не очень люблю вспоминать те события…
- Ты собираешься сидеть до темноты молча? Нет? Вот тогда и рассказывай!
Рыжеволосая девушка своим характером удивляла всё больше и больше. Тем не менее, пилот, пожав плечами, начал рассказ:
- На самом деле, когда мы с ребятами уже летели над Мун-Сити, он был уже мёртв. Город был инфицирован и спасению не подлежал. Однако, по закрытому источнику нам поступила информация, что где-то там, внизу, на поверхности Луны, скрываясь в городских трущобах, пытались выжить несколько человек. Нам был дан конкретный приказ – выжечь всё дотла, не оставив в живых ни одной твари.
- Те твари были людьми, - заметила Лилиан.
- Раньше были. А на момент прибытия на Луну нашего звена, они уже превратились в голодных и несговорчивых живых мертвецов…
- Вы спасли выживших?
- Выживших? Надеюсь. Нам строго-настрого запретили сажать пташек на поверхность. Мы оттянули момент, насколько могли, надеясь, что живые люди выберутся из Мун-Сити. И вот, спустя пятнадцать минут мы увидели, как со взлётной площадки стартовал лайнер, и мы, решив, что пора начинать, приступили к бомбардировке. На самом-то деле никого мы не спасли. Мы лишь уничтожили тех, кто не смог спастись сам.
- Грустно, - констатировала Седна. – Жаль бедолаг…
- А теперь, дамы и господа, я хочу кое-что прояснить, - внезапно повысила голос Лейла. – Какого чёрта она грустит и жалеет, а? Ничего странного в этом нет?!
- Конечно есть. Но что я могу поделать? Ты запретишь мне испытывать чувства?
- Ты не можешь чувствовать! Блин, да ты вообще не можешь вступать в подобные беседы с людьми! Ты уверена, что являешься роботом?
- Я тебя предупреждала, что если ещё раз произнесёшь это слово в мой адрес…
- Так, - пилот подсел поближе к Седне и приобнял её за плечи. – Не обижать её, ясно? Она – личность. Живая и разумная.
- Ясно, - Лейла вытерла рукавом пропотевший лоб. – А теперь ты можешь наконец рассказать, что здесь творится? Почему она – личность? Почему она – живая и разумная?!
- Я всё ещё здесь, - холодным голосом сказала Седна. – Не надо говорить обо мне так, словно меня здесь нет. Да, я была на Шедоу. Чего рот от удивления открыла? Это ещё не всё. Побывав на планете-тени, я благополучно оттуда убралась, но уже имея разум, а вместе с ним эмоции, чувства, страхи, желания…
Лейла вопросительно взглянула на Ника. Тот в ответ лишь улыбнулся, не проронив ни слова.
- Значит, ты разумная личность? Забавно…
- Лей, ты чего пристала к человеку? – нахмурилась Лилиан. Слово «человеку» её устами было произнесено двойственно, с некоторой долей сарказма и насмешки, но Седна предпочла пропустить эту издёвку мимо своих механических ушей.
- Прости, мам…
Особенностью планеты Колорадо был неистребимый запах палёной резины, возникающий после полудня, и затихающий незадолго до заката. Причина этой аномалии по сей момент так и не выяснена, но достоверно известно, что все учёные, отправлявшиеся на разгадку «резиновой тайны» домой больше не вернулись и на связь не выходили.
Так что всем пришлось свыкнуться с таким ароматом, отчасти потому, что он не нёс никакого вреда здоровью человека, но к тому же являлся своеобразным компасом – там, где резиной пахло сильнее всего, обычно бывали подземные водные источники.
- Похоже, мы сидим как раз над подземной речкой, - сморщив нос от нахлынувшего запаха, заметила Лилиан. – Можно копнуть да набрать воды.
- Мы будем копать целый день, - подумав, ответил Ник. – И это в лучшем случае. Если бы у нас было, чем копать.
- В «Рейдерах» есть лопаты. Лей, будь добра, достань их.
- Секунду, мам.
Лейла вернулась с двумя инструментами для копания. Ник забрал обе лопаты, одну при этом отдав Седне.
- Я могу это делать одна, капитан. Для меня не составит труда, да и усталости я не почувствую.
- Понимаю. Но не могу же я спокойно смотреть, как ты работаешь…
- Ну, так вздремни, раз смотреть не можешь, - рассмеялась Лейла, усаживаясь рядом со мамой, и, кажется, действительно готовясь немного поспать.
- Грешно спать, отлынивая от работы, - отшутился пилот, приступая к процессу раскопок. – Но от отдыха я бы не отказался.
- Чувствую, корни этих проповеднических речей, кроются ещё со времён вашего обучения в академии, капитан. Я права?
- Да, милая, чертовски права. Каждое воскресенье у нас был обязательный урок Единой Церкви. Помню, святой отец у нас был брутален до нереальности. Бывший пилот, причём ас «Ангела»…
- Символично, - хмыкнула Лилиан, прикрыв глаза. Она тоже собиралась вздремнуть, а под рассказы о прошлом сделать это было легче и приятнее всего.
- Воевал. Сбил как-то нескольких противников, да и рухнул прямо в сугроб снега. Дело ж на Тризисе было, а там, вы знаете, кроме снега нет вообще ничего. Ну, ледники ещё, да шахты, но это к делу не относится. Упал он, выбирается из «Ангела», и понимает, что не чувствует ног!..
- Как его звали? – удивлённо улыбнулась Седна. – Не Василий?
- Нет, его звали Эдвард, отец Эдвард. Эдвард Эльпидэ́льфор.
- Господи, и как ты только запомнил его фамилию? Даже мне с моим… кхм… компьютерным разумом не слишком приятно даже думать о таких сложностях, а уж каково тебе, простому человеку?..
- На самом деле, это я из собственного опыта делаю заключение, чем нелепее фамилия, тем легче её запомнить.
- Ну, а что там с ногами вашего священника?
- Добрался до базы. Ноги спасти не успели, слишком долго он полз по снегу на морозе. Заменили протезами, и по сей день он преподаёт уроки Единой Церкви в моей бывшей академии. Говорят, всё ещё рвётся в бой, хочет мести… нет, сам-то он говорит, что, кто он такой, чтобы решать проблемы земные? А уже через некоторое время яростно кричит: «Я – меч Господень, кара неизбежна!». Хороший дядька, если честно, правда, пьёт много, да с ума сошёл немного. Но харизматичный – до жути! Настоящий лидер. Я порой думал, что если он вдруг напьётся до чёртиков и решит расколоть Единую Церковь на два разных лагеря, то он сможет завербовать себе в помощь целую армию соратников.
- Как так, - зевнула Лейла. – Святой отец, а пьющий?
- Всё в рамках воли господней, - развёл руками Ник, на мгновение перестав копать и смахнув с лица пот. – Это тебе не католичество в его первозданном виде, а Единая Церковь. Святые отцы могут делать всё, что посчитают нужным для исполнения Его воли, - пилот взглянул на почти безоблачное небо, ткнув в него пальцем. – И вообще, к чему я всё это веду? С чего разговор начался?
- К тому, что грешно отлынивать от работы, капитан, - Седна за время разговора выкопала как минимум в четыре раза больше земли, чем Ник. Улыбнувшись пилоту, она продолжила копать с удвоенной силой.
- А ты веришь в Бога, Рэмми? – ехидно, но без особого энтузиазма спросила Лейла, положив голову на плечо матери. А Лилиан, похоже, уже спала.
- Ну, как тебе сказать… если он всё-таки сейчас смотрит на меня сверху и ржёт над положением вещей в сложившейся ситуации, то пусть хоть бутылку воды скинет с этих своих Небес. Я выпью и скажу спасибо.
Лейла, прищурившись, перевела взгляд на горизонт и, усмехнувшись, сказала:
- Можешь начинать благодарить. Он, похоже, тебя услышал.
Ник, вновь отставив лопату в сторону, посмотрел на приближающиеся со стороны горизонта и уже заволакивающие собой Амадей тяжёлые свинцовые тучи. Нахмурился, сплюнул себе под ноги и вновь продолжил копать:
- Это не отменяет того факта, что я на него очень зол и обижен.


Как и ожидалось, нагрянул дождь. Не слишком приятный аромат палёной резины словно ветром сдуло, и вместо него запахло озоновой свежестью. Ещё перед первым громом поиски подземной реки решили прекратить, а Седна при помощи найденной в одном из «Рейдеров» огромной клеёнки и нескольких камней превратила яму в некий бассейн – резервуар для воды. Между двумя мотоциклами натянули ещё один рулон клеёнчатой ткани, отысканной во втором «Рейдере», и вся команда спешно спряталась под импровизированным навесом.
- Давно я не был под дождём, - вздохнул Ник, собирая падающие с неба капли в ладонь и отправляя их прямиком в рот.
- А я не была под ним никогда, - таким же мечтательным тоном сказала Седна, прижимаясь поближе к пилоту. – Капитан…
- Да? – смотря из-под тента на разразившееся бурей небо, небрежно бросил пилот.
- Я… ну… понимаете…
Ник удивлённо перевёл взгляд на свою спутницу:
- Ты что, запинаешься? Ох, если б я тебя не знал, то тотчас свалился бы замертво от разрыва сердца.
- Ну… просто… знаете, ведь лицо, что мне сделали на Виктории, практически аналогично человеческому. Как и строение головы. Во рту имеется имитация челюстей, зубов, языка…
- Да, я знаю. К чему ты это?
- Можно вас поцеловать? – в лоб спросила Седна, довольно тихо, чтобы никто кроме пилота этого не услышал, но таким тоном, что Лилиан и Лейла удивлённо повернулись на голос.
- Ты… кхм… уже чмокала меня однажды, - с трудом подбирая слова, слегка отодвинулся от девушки-робота Ник. – Конечно, если ты хочешь…
- Нет. Я хочу попробовать французский поцелуй.
Пилот резко поднялся, едва не сбив навес, отряхнул одежду от пустынной пыли и покинул укрытие, отдавшись во власть мощного дождевого потока. Широко расставив руки и подставив лицо падающим с неба каплям дождя, он прикрыл глаза и что-то тихонько зашептал.
- Что он делает? – Лейла недоумённо приподняла бровь, уставившись на капитана «Панацеи». – Пьёт?
- Вряд ли, - ехидно взглянула на рыжеволосую девушку Седна. – Скорее, молится.
- Молится? Кому? Мне казалось, что он неверующий и ни к одной конфессии себя не относит…
- Так и есть. А, разве, молиться можно только лишь религиозным богам?
Время до наступления темноты, сопровождающееся непрекращающимся ливнем, тянулось, казалось, целая вечность. Вечность, как гласит одна пословица, тянется мучительно долго, особенно под конец, и в данном случае эта фраза имела значимый смысл. Ник так и не вернулся под тент, до нитки промокнув. Несколько раз он, забирая с собой лук и колчан со стрелами, куда-то уходил, приказывая всем оставаться в укрытии. Возвращался каждый раз в приподнятом настроении, и снова становился под дождь.
И вот, когда последние лучи Амадея погибли от загребущих лап мгновенно наступившей темноты, команда покинула укрытие. Ливень, наконец, кончился, и земля мгновенно высохла, несмотря на отсутствие на небосводе светила, что было ещё одной странной загадкой Колорадо.
- Охрана меняется каждые три часа, - Ник собрал всех возле «Рейдеров» и сейчас объяснял им план операции. – Крепость, а иначе я назвать её не могу, обращена к нам северной стороной. Северо-западная и северо-восточная башни оснащены портативными станковыми плазменными излучателями модели «Ласточка»…
- Так вот куда ты ходил весь день, - хлопнула себя по лбу Лейла. – На разведку, значит…
- Над главными воротами, хоть это и не сразу заметно, висит сразу четыре камеры наблюдения, которые фиксируют всё, что находится перед ними, в радиусе двухсот метров.
- Тогда нужно обойти, - резонно заметила Седна.
- Не выйдет. С каждой стороны всё точно также. И в связи с этим у меня, мадмуазель Лилиан, есть к вам вопрос: какого чёрта старый армейский склад, больше похожий на древнюю свалку, настолько серьёзно охраняется? Вы ничего не напутали?
- Это лишь видимость охраны, - Махнула рукой Лилиан, приобняв свою дочь. – Нам нужно только пройти внешнюю линию защиты, а внутренней там просто-напросто нет. Или кишка тонка, мсье Рэмми?
- Мне нравится, когда меня так называют, - съехидничал пилот в ответ. – Нет, дело не в этом. По-моему, гораздо легче найти себе новый корабль, нежели таким образом восстанавливать в нормальное состояние «Панацею»…
- В нашем случае, никто нам не позволит найти новый корабль, - отрезала Седна, проверяя магазин карабина. – Капитан, нужно идти. Мы сможем. В конце концов, кто они такие? Просто кучка охранников, наверняка даже пороху не нюхавших. А кто вы, капитан? Ветеран! Боец! Закалённый во множестве боёв мужчина!..
- Влюбилась, что ли? – прикрыв рот ладонью, тихонько рассмеялась Лейла.
- Я кому-то сейчас вырву глаза, - сквозь пластиковые зубы прошептала девушка-робот.
- Нет, милая, - Ник протёр лезвие своего штык-ножа и засунул его в голенище сапога. – Может, в воздухе я и закалённый в боях ветеран, но на земле я всего лишь среднестатистическая боевая единица. Может, чуть эффективнее простых солдат, не спорю, но со взводом врага в одиночку не справлюсь.
- Но ведь не будете одиноки, капитан. Я с вами.
- И мы, - ответила за двоих Лилиан. – Мы тоже кое-что умеем!
- Ладно, чёрт с вами, убедили. Теперь, переходим к плану: во время смены караула мы должны незаметно подобраться к стене. А, подобравшись…
Ник ещё полчаса пытался объяснить все детали своей команде, и кто-нибудь постоянно оставался слегка недоволен. Приходилось корректировать идею прямо на ходу, так что к концу брифинга пилот выглядел уставшим донельзя. «С женщинами нельзя работать, - подумал он. – Всё-таки мудры были средневековые пираты, не бравшие дам на борт, ох, как мудры…».
Но, всё-таки, план был составлен и его финальный образ дождался единоличного согласия. Команда приступила к операции.

* * *

Тяжко пришлось Дейву за последние полгода. Ещё бы – из-за аномальной активности Амадея весь его урожай кукурузы канул в лету, так и не успев взойти. А ведь фермер пока ещё держался на плаву лишь благодаря своим кукурузным полям! Мало того, что он не сможет теперь продать сожжённый светилом урожай, так ещё и нечем кормить себя, семью и домашнюю скотину. Да ещё и бандиты некоторое время назад ворвались в дом, изнасиловали жену, избили Дейва до полусмерти, после чего украли всё, что можно было украсть, и скрылись в неизвестном направлении.
А ныне ещё одна печаль навалилась на фермера тяжким грузом: его участок, с домом и прилегающими к нему полями, отобрала федерация. Возможность возвращения собственности была лишь одна – «пропахать» на правительство несколько лет, чем, собственно, Дейв сейчас и занимался.
Сказать по правде, оружия он раньше в руках не держал, и в армейской боевой форме, тяжёлой и неудобной, он раньше не щеголял по родным просторам Колорадских прерий. Но – увы! – хочешь жить – умей вертеться. Стрелять Дейв научился за неделю, маршировать и уважать своего командира – через две. А уже через три он впервые ступил на стены, опоясывающие комплекс Центра Федеральной Разведки. С Дейва потребовали подписку о неразглашении тайны в течение всей его жизни, заставили подписать целую кипу бумаг и документов, после чего, лишний раз проверив того на детекторе лжи, пустили охранять комплекс.
Кстати, ни в школе, ни в колледже, ни в университете, а уж тем более в академии стареющий фермер не учился, а потому так и не смог понять, почему на зданиях Центра Федеральной Разведки красовались яркие вывески, гласящие, что данные «Армейские Склады являются собственностью Немезийской федерации и охраняются законом».
Но ни одна беда, случившаяся с Дейвом за последние полгода сплошных неудач и невезений не сравнится с тем, что произошло этой ночью. Едва фермер поднялся на стену, сменяя уставшего напарника, он заметил в темноте металлический отблеск. Всмотревшись, он, возможно, даже успел понять, что ему грозит, но вот сделать уже ничего не мог. Идеально заточенный наконечник стрелы вонзился в его горло внезапно и смертельно, и фермер перед своей неизбежной смертью успел лишь подумать о том, что отныне его семья, возможно, станет голодать. Неизвестный стрелок потянул за тонкую металлическую бечевку, к которой была привязана стрела, и скинул тело бывшего гражданина федерации Дэвида Альтоса со стены.
- Никто не заметил, - шепнула Седна.
- Никто и не заметит. У них там три четверти бойцов – рекруты, едва прошедшие подготовку. Оно и ясно – на кой хрен какому-то складику профессиональная охрана? – Ник без стеснения скинул с себя всю одежду и, отдав её своей спутнице, стал переодеваться в форму мёртвого охранника. Закончив это нехитрое дело, он выстрелил в верхушку стены всё той же стрелой с металлической бечёвкой и поднялся, аккуратно перелезая через нагромождение колючей проволоки. Подав товарищам условный знак о том, что всё идёт по плану, он подобрал лежащий перед ним старенький армейский автомат «АнВи-27» и смело, но неспешно зашагал в сторону ближайшей вышки.
- Он справится? – забеспокоилась Лилиан.
- Должен, - кивнула Седна.
- Я никому ничего не должен, - буркнул голос Ника в незаметной рации-родинке, закреплённой у каждого в ушной раковине.
Пилот подошёл к вышке и взглянул снизу вверх на стоящего там оператора станкового излучателя.
- Эй, что, новенький? – подмигнул «новенькому» оператор. – За что тебя?
- В смысле, за что?
- Ну, за что отбываешь наказание? Украл чего, или кого убил?
Ник мысленно хлопнул себя по лбу: конечно же! Кого ещё могли поставить в охрану складского комплекса посреди бескрайней пустыни?
- Да ничего я в общем-то и не сделал, просто за мной вдруг внезапно стало гоняться правительство…
- Да-да, все мы тут ничего не сделали, хе-хе… ладно, не хочешь говорить – не говори. Пивка хочешь?
- С удовольствием.
Оператор скинул с вышки верёвочную лестницу. Пилот, закинув автомат за спину, забрался наверх и пожал руку своему новому «сослуживцу».
- Красивая детка, да? – оператор бережно провёл рукой по внушительному станковому излучателю.
- Да, мощная махина. И как разбираешься во всех этих кнопках?
- Тут всё просто. Видишь рычаг? Это как в самолёте штурвал. Надеваешь шлем, на его забрало проецируется красный прицел, ты наводишь стволы на нужную цель и вдавливаешь гашетку до упора. А кнопки… это всё мишура. Пароль чтобы ввести, например.
- Пароль?
- Да, пароль. А ты думал, что любой может залезть сюда и начать палить, куда глаза глядят?
- Серьёзно тут всё у вас, - хмыкнул Ник. – А что за пароль-то?
- А ты не шпион часом? – нахмурился оператор, но тут же снова улыбнулся. – Шучу, шучу. «Креветки в маринаде». И даже не спрашивай, почему у меня такой пароль, я напечатал первую пришедшую мне в голову фразу, хе-хе!
- Здорово. Кстати, а тебя-то как зовут?
- Питер. Питер Кроули. Рад знако… о-о-о! – договорить Питер не успел. Лезвие штык-ножа резко прошлось по его гортани, и уже через несколько секунд трясущееся в конвульсиях тело оператора тяжёлым грузом свалилось на пол.
- Готово, - произнёс Ник в пустоту. – Проще простого.
- Продолжайте по плану, капитан, - отозвалась Седна. – Ждём вас.
Пилот лукавил, когда занижал свои возможности в плане подобных операций. На самом деле, он несколько месяцев служил федерации, имея в руках лишь автомат. В то время его истребитель находился в ремонте, и некоторое время Нику пришлось вкалывать на уровне самой обыкновенной пехоты. Но даже там он проявлял недюжинную силу и храбрость, беспощадно расправляясь с противником и никогда не бросая товарищей.
В один из таких боёв Нику буквально размололи колено зарядом дроби. Выбравшись из того пекла, пилот при помощи медиков всё же смог залатать кость и суставы, но перед начальством об этом инциденте умолчал: имея подобную рану, лётчики к воздушным боям не допускались.
Ник спустился со сторожевой вышки к массивным воротам. Возле них в небольшой будке сидел и безмятежно пил кофе прямо из термоса молодой, лет двадцати, парень в военной форме. Оружия у него, кроме находящегося на поясной кобуре пистолета, не наблюдалось.
- Рядовой, - рыкнул пилот.
- Вообще-то уже капрал, - робко поправил парень.
- Отвечать по уставу!
- Есть, сэр!
- Открыть ворота. Через минуту сюда прибудет какая-то большая шишка с эскортом.
- Но… мне никто ничего не сообщил…
- Я тебе сообщаю! Открыть ворота! Это приказ.
- Так точно…
Капрал, всё ещё немного сомневаясь, взял в руки рацию:
- Сэр, вы давали приказ открыть ворота для допуска подъезжающего к базе кортежа?
- Да, - отозвался низкий мужской голос. – Выполнять приказ.
Ник, уже было решивший, что операция с треском провалилась, от неожиданности чуть не подавился. Ведь капралу он врал безбожно, но при этом угадал! «Судьба, видно, хранит меня, - подумал пилот, переведя дыхание. – Или что-то ещё, не важно…».
Ворота открылись, и тотчас внутрь периметра вбежала вся команда. Первым свою порцию свинца получил капрал в будке – его мозги неприятным натюрмортом сейчас стекали по монитору небольшого компьютера. Следующими целями стали сторожа на стенах – они падали, даже не успевая понять, что их убило.
Расправившись с потенциальной угрозой, команда быстрым шагом направилась к складским помещениям.
- Тут несколько корпусов, - на ходу бросила Седна. – Где нам найти ремонтных дроидов?
- В третьем, - не сбавляя скорости, ответила Лилиан.
Ник насторожился. Откуда эта женщина так много знает? Откуда ей известно, где именно нужно искать необходимое оборудование? И почему она со своей дочерью так внезапно и удачно свалилась на его голову?
- Милая, - мысленно позвал Седну пилот. – Тебе придётся подключиться к Галанету.
- Прямо сейчас?
- Да. И как можно скорее. Иначе «потом» для нас может не наступить.
- Ладно… так и быть, капитан. Что мне нужно найти?
- Узнай всё о Лейле и Лилиан Стоун.
- На это потребуется время, капитан.
- Тогда поторапливайся, чёрт возьми!
Напряжение нарастало. Команда добежала до искомого корпуса и сейчас оглядывалась в поисках погони, но вокруг никого не наблюдалось, что не могло не радовать. Оставалось лишь забрать дроидов и смываться как можно скорее.
- Я иду первым, разведаю, - сказал Ник, передёргивая затвор автомата. – Через минуту следом – Лейла и Лилиан. Замыкает Седна. Ясно?
- Так точно, - нескладно отозвалась женская часть команды.
Пилот повернул ручку и толкнул дверь – та, словно по велению госпожи Удачи, оказалась открытой. Набрав полную грудь воздуха и безрезультатно попытавшись вспомнить хотя бы одну молитву Единой Церкви, он осторожно вошёл внутрь и включил наплечный фонарь.
Внутренности корпуса мало походили на складское помещение. Длинные и узкие коридоры, полы, вычищенные до блеска, закрытые на кодовые замки двери – всё это насторожило Ника ещё больше. И вот, когда он готов уже был сорваться и вернуться обратно, сообщив своим компаньонкам, что те ошиблись, и здесь явно нет никакого склада, в его голове зазвучал обеспокоенный голос Седны:
- Капитан… их не существует в природе! Нет никаких Лейлы и Лилиан стоун, а по фотографиям я нашла совпадение с некими Карлой Беллингтон и Мэнди Лоуренс. Ник, они даже не родня!
Пилот повернул направо, в надежде обыскать следующий коридор, но ступить ему туда не удалось – из темноты вылетел чей-то увесистый кулак, облачённый в тяжёлую металлическую перчатку, и, влетев в голову Ника, сбил его на пол.
- Именем закона, Ник Рэмми, вы арестованы, - низкий голос в темноте произнёс заученную фразу и тихонько рассмеялся. – Наконец-то… где ваша железная невеста, уважаемый преступник?
- Беги, - только и успел послать пилот мысленный сигнал Седне, прежде чем потерять сознание.
Старый 09.02.2011, 23:08
SkiL

offline
Опыт: 9,321
Активность: 90
Suddenly, асс с двумя с)
так мать и дочь федерационки? жаль.
SkiL добавил:
+ хочу больше научной фантастики и хороших историй типа травмы колена. и всяких описаний технологий и достижений в том времени.

Отредактировано SkiL, 09.02.2011 в 23:30.
Старый 09.02.2011, 23:32
Alonix
*null*
offline
Опыт: 27,261
Активность: 576
Участник проектов:
-Crysis 2
Ух, круто! Особенно понравился момент под тентом. Жду продолжения с нетерпением!
________________
missed string
Старый 09.02.2011, 23:33
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
SkiL, Ас (мастер-пилот) пишется как раз с одной "с" :)
Выдержка с педивикии: Ас — военный пилот высшего класса (см. лётчик-ас).

Цитата:
хочу больше научной фантастики и хороших историй типа травмы колена.

Огромное спасибо, побольше бы таких советов - и произведение будет вылизано до блеска.

Цитата:
Ух, круто! Особенно понравился момент под тентом. Жду продолжения с нетерпением!

Глава раз в два-три дня :)

Suddenly добавил:
p.s. Также хочу немного рассказать о Седне в данном произведении (кому это интересно, конечно же).
Незадолго до начала этого романа я писал, но пока ещё не закончил, другой, по той же вселенной. В нём Седна - это планета, причём реально существующая (http://ru.wikipedia.org/wiki/(90377)_%D0%A1%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B0). Но, немного поразмыслив, я решил сделать ту книгу сиквелом этой, так что даже когда я допишу "Седну", читатели почти сразу же получат эпичное продолжение :D
Старый 10.02.2011, 00:08
SkiL

offline
Опыт: 9,321
Активность: 90
Suddenly, причём реально существующая(тут ссылка которая говорит что такого не существует)
смотрится забавно)
Старый 10.02.2011, 00:09
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
upd: ссылку исправил, теперь открывается
Старый 10.02.2011, 00:18
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
upd#2: внезапно просидел ещё одну ночь за вордом, и сразу же после предыдущей добил следующую главку О_о порыв, знаете ли, творческий, да.


Глава пятая
90377


«Выше командора лишь звёзды и сам Господь», - гласила надпись на идеально вычищенном ордене. Айзек довольно улыбнулся, разглядывая на жёлтом металле солнечные блики, дотронулся до награды пальцем и тут же его одёрнул, боясь испачкать своими отпечатками умиляющий взгляд золотой орден.
Командор сегодня выглядел как нельзя лучше. Подчинённые с трепетом смотрели на своего красавца-командира в чёрном, блестящем в лучах неоновых ламп мундире. С уважением и завистью шептались за спиной Айзека о его крепких и здоровых зализанных назад светлых волосах, но в то же время гневно сжимали зубы, вспоминая о его характере суровом, но в какой-то степени смазливом.
Для встречи со старым знакомым командор даже повесил на пояс наградной клинок с ножнами из чистейшего золота, опоясанного сотнями маленьких изумрудов. Красивый, но совершенно непригодный для боя меч по идее Айзека должен был показать Нику, кто здесь главный, и кого действительно стоит опасаться.
Пилот очнулся от голоса Седны, звучащего в голове. Придя в себя, он не открыл глаза, а попытался сосредоточиться и понять, что его ожидает.
- Ник… я в миле от базы. И я тебя вытащу.
- Что с мамашей и её дочуркой? – мысленно отозвался Ник.
- Они со мной, рядом. И…
- Что?! Они – кроты! Из-за них я сейчас, кажется, сижу на стуле, связанный по рукам и ногам!
- Нет, всё не так! В общем… я всё объясню позже, как только ты будешь на свободе.
- И давно ты со своим капитаном перешла на «ты»? – пилот не злился, а, скорее шутил, что было естественной реакции при подобной явно стрессовой ситуации.
- Повозмущайся мне ещё тут, - хмыкнула Седна. – Держи меня в курсе событий, ладно? Мы что-нибудь придумаем. И постарайся выяснить как можно больше.
Ник услышал рядом с собой чьи-то шаги. Людей было как минимум трое, и все они остановились в нескольких метрах от пленника. Один из них несомненно, судя по звуку шагов, носил высокие парадные ботинки на стальных подошвах.
- Он уже пришёл в себя, сэр, - противным голосом залепетал один из подошедших.
- Точно? Эй, Никки, хватит притворяться.
- Блехер, - сквозь зубы процедил пилот, открывая глаза. – Я так и знал.
- Ничегошеньки ты не знал, идиот.
Ник находился в хорошо освещённом помещении без окон. Видимо, под землёй. Сидел он, как и предполагалось, на высоком металлическом стуле, приваренном к полу. Возле него стоял навевающий нездоровые мысли операционный стол, заваленный грязным и, порой, окровавленным инструментарием. Людей в помещении всё-таки оказалось трое: сам командор, самовлюблённый до безумия, доктор в халате и резиновых перчатках, и облачённый в боевой экзоскелет личный телохранитель Айзека.
Командор широко улыбнулся:
- Как дела? Чего не пишешь? Я соскучился.
- Вот почему так легко было сюда попасть. Ты сам этого хотел. Что дальше? Будешь пытать?
- Пытать? Фи, как несовременно.
- А для чего же тогда этот придурок в халате? Не лечить же меня он пришёл!
- Ошибаешься, он здесь как раз для этого. Мой верный пёс, - командор кивнул в сторону телохранителя, - Сломал тебе нос, разбил бровь и выбил глаз. А этот, как ты выражаешься, «придурок», привёл тебя в прежний вид и даже восстановил потерянный орган зрения.
- И что дальше?
- А дальше мы с тобой мило побеседуем, после чего отпускаем на все четыре стороны. При этом даже корабль поможем починить.
- С чего вдруг такая доброта?
- Ну, - казалось, командор замялся. Он опустил взгляд в пол и сделал грустное выражение лица. – Я виноват перед тобой, Рэмми. Помнишь тот вечер, когда ты расквасил мою милую мордашку?
- Вспоминаю и улыбаюсь, - огрызнулся Ник. – И готов повторить.
- Фи, как грубо. Я ведь увёл тогда у тебя девушку, помнишь? Это было гнусно с моей стороны, признаю. И потому я больше не хочу тебе причинять боль.
- И что же, ты её вернёшь мне? Оставь себе, не люблю подержанный товар…
- Фи, что за шовинистический сексизм? Так сильно не любишь противоположный пол? А ведь и у тебя была мама, я уверен.
- Иди-ка ты к чёрту, Блехер. Либо убивай меня, либо отпускай.
- Не провоцируй его! – закричала Седна. – Пожалуйста! Не делай глупостей!
- Прости, - после недолгой паузы, продолжил Айзек. – Даже если бы я хотел вернуть тебе твою возлюбленную, то у меня бы ничего не вышло. Она, знаешь ли, немного мертва. Назвала меня в постели твоим именем, вот я и схватился за пистолет…
- Ах ты…
- Эй, эй! – замахал руками Айзек. – Я же раскаиваюсь, слышишь? Даже индульгенцию купил у Единой Церкви за миллион долларов. Надеюсь, мои деньги пойдут на содержание детских домов и приютов…
- Кого ты из себя строишь, Блехер?! – разозлился пилот, повышая голос. – Мы с тобой оба знаем, что плевал ты на детей и на человеческие чувства, для тебя важны лишь имидж и слава!
- О, мой маленький друг Никки! Власть без злоупотребления - увы! - не имеет очарования. Но не смею больше утомлять тебя своими возвышенными речами. Где бортовой компьютер?
- В корабле, наверное, если его оттуда не выкрали, - пожал плечами Ник.
- Где Седна?! – внезапно закричал командор. – Не держи меня за идиота, Рэмми. Я даю тебе шанс, чёрт возьми, великодушно и безвозмездно! Тебя восстановят в звании, ты вновь станешь героем трёх войн, станешь водить истребитель и служить федерации. Просто скажи мне, где Седна.
- Какая такая Седна?
Айзек подошёл к пилоту и мощным ударом ноги, облачённой в обувь со стальной подошвой, ударил его в грудь. Ник, зажмурившись от боли, зашипел. Кажется, несколько рёбер оказались сломаны. Не будь стул приварен к полу, всё могло бы обойтись меньшими травмами.
- Делай то, что он говорит! – истерически завопил голос в голове. – Не дай ему себя изувечить, Ник!
- Да что ты обо мне всё печёшься и печёшься?! Я сам знаю, что делать!
- Потому что не хочу тебя терять, идиот! Слышишь?!
Пилот прикрыл глаза, переваривая полученную информацию.
- Не хочешь, или не имеешь права? – успокоившимся голосом спросил Ник.
- Только не надо становиться параноиком, ладно? Прошу, пожертвуй своей гордостью, пока мы тебя отсюда не вытащили. Пожалуйста.
- Ладно, ладно. Только не надо больше истерик. Пожалуйста.
Командор поднял голову Ника за подбородок и улыбнулся:
- А я предупреждал.
- Она в Новом Хуаресе, - без задержки и колебаний солгал пилот, опуская глаза. – Но… Блехер, чёрт возьми, я сказал то, что ты просил услышать. Так выполни и свою часть уговора!
Айзек задумался, театрально закатив глаза и сложив ладони «домиком»:
- М-м-м… дайте подумать… уговор? Уговор… ах, да, забыл! Уговора не было! Я солгал, Рэмми. Прости.
С этими словами он и его телохранитель покинули помещение. Перед уходом командор коротко скомандовал доктору:
- Займись им. И будь нежным.
- О, не волнуйтесь, сэр, - приглаживая поседевшие волосы, с совершенно невменяемым выражением лица ответил экзекутор. – Нежнее меня только куртизанки, играющие в покер…
* * *

Седна в очередной раз схватилась за голову, пытаясь придумать план спасения её капитана. Она ходила кругами вокруг «Рейдеров», иногда останавливалась, опираясь на мотоциклы рукой, но мыслей не было никаких. Пару раз она чуть не сорвалась: хватала карабин и бежала в сторону комплекса, очертя голову, но Лейла и Лилиан её вовремя останавливали.
- Хватит! Стой! Остановись, я тебе говорю! – разгорячилась не на шутку Лейла. – Остановись, или я сама тебя остановлю!
- Я уже стою! – крикнула на рыжеволосую девушку Седна. – Если есть идеи – высказывай, если нет – не мешай мне думать!
- Самоубийство – не лучший способ помочь Нику, - заметила, казалось, единственная спокойная женщина в этой троице – Лилиан. – Давайте всё обсудим без нервов, хорошо?
- Я бы на вашем месте думала, как спастись от кары Ника, когда мы его освободим! Думаете, он вам поверит после того, что случилось?!
- Но ведь ты проверила нас на детекторе лжи. Мы не врём.
- Ладно, - махнула рукой Седна. – Давайте думать вместе…
По словам Лейлы и Лилиан Стоун, а иначе они себя называть не желали, их около недели назад схватили власти. До этого они даже знакомыми-то не были. Над ними провели страшный эксперимент – стёрли из их голов личности и вселили новые, ложные, вкупе с фальшивыми воспоминаниями. Более того, некий гипнотический сеанс заставил этих двоих беспрекословно подчиняться приказам вышестоящих инстанций, и до тех пор, пока задача не будет выполнена, они не смогут освободиться от навязчивого желания выполнить указание. А эта самая задача была довольно простой – доставить Ника Рэмми в лапы командора. Она была успешно выполнена, и теперь Лейла и Лилиан стали свободными. В то же время к ним вернулись собственные желания и чувства, и одно из них – злость в отношении Айзека Блехера.
Неприятным осталось лишь то, что старые личности не вернулись к своим владельцам. Две женщины так и остались матерью и дочкой, и, даже понимая, что на самом деле это совсем не так, они не желали об этом даже думать. Воспоминания, пусть и ненастоящие, гласили о том, что всю жизнь зависела от своей любящей мамы, а та ни на шаг не отходила от дочери.
- Мы можем снова ворваться с боем, - предложила Лейла.
- Ты ещё не поняла? Мы ворвались только потому, что нам позволили это сделать! На самом деле там как минимум взводов десять профессиональных бойцов, не меньше! Так что этот план отпадает.
- А нам за ним обязательно возвращаться? – невзначай спросила Лилиан, но, осёкшись под строгим взглядом робота, поспешила исправить положение: - Шучу, шучу, не напрягайся ты так…
- Значит так, - Седна сделала многозначительную паузу, посмотрев каждой из своих спутниц в глаза. – Вы виноваты в том, что произошло. Значит, вы костьми ляжете, но вытащите Ника из лап командора. Ясно?
- Почему ты так волнуешься за него? – Лейла прищурилась, криво ухмыльнувшись. – Действительно испытываешь к нему чувства? Любишь? Предположим, что я уверовала в то, что ты реально на это способна. Ну, так почему же тогда ничего не предпринимаешь?
- А что я должна предпринимать? – растеряно произнесла Седна.
- Эх, ты. Сразу видно, отношений раньше не было, - Лилиан хихикнула. – Дорогая моя, запомни: если женщина чего-то хочет от мужчины, она это берёт, а не спрашивает у него разрешения. Ясно?
Девушка-робот не ответила. Она отвернулась и взглянула на ночное небо, усыпанное мириадами звёзд и сложила руки на своей груди.
Седна смотрела на этот пейзаж безумно долго, по её меркам, хотя на самом же деле прошло лишь несколько секунд. За этот короткий промежуток времени она при помощи сверхчувствительных глазных имитаторов насчитала около десятка «падающих звёзд». Но вот одна из них не пожелала растворяться в ночной тени, она пролетела уже достаточное для вошедшего в атмосферу планеты метеорита расстояние, но всё ещё оставалась целой и невредимой. Седна напряглась.
А «падающая звезда» продолжала лететь вниз, к поверхности, увеличиваясь в размерах. Ещё спустя несколько мгновений рядом с этим объектом появились ещё два, чуть меньше, но всё также нагоняющие волнение.
- Похоже, у нас крупные неприятности, - тихо проговорила Седна, не отрывая взгляда от неба и отходя на пару шагов назад.
- Что-то не так? – поинтересовалась Лилиан.
Вскоре стало ясно, что идёт «не так». Неопознанные объекты на небе оказались ничем иным, как тремя огромными космическими кораблями неизвестного класса и конструкции. По пустыне разлился жуткий гул приближающихся громадин, а самая большая из них, длиной не меньше футбольного стадиона, сопровождаемая двумя немногим меньшими кораблями, зависла в воздухе на высоте нескольких километров.
- Кто это?! – испуганно крикнула Лейла, держась за руку «матери». – Что это?!
- Точно сказать не могу, - покачала головой Седна. – Но могу предположить, что это шаркетты.
- Люди-акулы?! Господи… нам конец! Ведь они никогда не покидают планет на своих судах, кроме как во время военного времени! Боже! Боже!
- Прекрати истерику, чёрт тебя дери! Мы не в лучшем положении, но это ещё не полный абзац.
Корабли действительно напоминали акул. Огромные и серые, с плавниками-крыльями и раздвоенным хвостом-стабилизатором, они также имели и декоративную часть, по идее обязанную устрашать врага – нарисованной челюстью с огромными острыми зубами. У главной «акулы» из брюха ударили по земле десятки мощнейших прожекторов, явно что-то выискивая. Один из таких столпов света остановился на команде, стоящей рядом с «Рейдерами».
- А вот теперь полнейший абзац…

* * *

Здание заметно тряхнуло. Страшный гул всё не прекращался, и, возможно, именно благодаря ему Ник всё ещё оставался в целости и сохранности – безумный инквизитор в страхе сидел в углу, закрыв голову руками.
- Они прилетели, - всё повторял и повторял док. – Они прилетели… они прилетели…
- Да кто прилетел, мать твою?! – крикнул всё ещё связанный на стуле пилот. – Слушай, мне плевать, кто там прилетел. Просто развяжи меня и обещаю, ты получишь немалую сумму.
- Они прилетели… они прилетели…
- Кто прилетел?!
- Они прилетели…
Неожиданно включились динамики громкоговорителей, подвешенных на потолке. Говорил командор, и, судя по голосу, он был встревожен, если не сказать грубее.
- Всем срочно покинуть объект! Они прилетели! Повторяю, всем начать немедленную эвакуацию, если не хотите почувствовать на себе «Акулий Молот!».
Инквизитор резко вскочил и, опрокинув на ходу операционный стол, выбежал прочь из помещения. Ещё некоторое время Ник слышал спешно удаляющиеся звуки шагов вперемешку с отчаянными криками о помощи, и когда они, наконец, полностью растворились в страшном шуме и гуле, пилот осознал, что остался один во всём подземелье. Один, обречённый на гибель.
А самым обидным было то, что у него даже не осталось возможности хотя бы попытаться спастись – верёвки, сковывающие Ника по рукам и ногам, не давали пошевелиться.
С потолка стала осыпаться штукатурка. Пилот опустил голову, собираясь с мыслями. Война научила его не мириться со своим поражением до самой смерти, и вот теперь, всего в дюйме от оной, он не чувствовал ничего, кроме разочарования: ведь он стал свидетелем уникального явления – ставшего разумным бортового компьютера. Нику хотелось бы сделать ещё многое. Разузнать всё о Шедоу, к примеру, или попытаться разобраться в своих чувствах к Седне…
- Тьфу, блин! – произнёс в пустоту Ник. – Какие, на хрен, чувства можно испытывать к роботу? Э-эй, ветеран трёх войн, ты сходишь с ума! Одумайся! Сдохни хотя бы трезво мыслящим человеком, с гордо поднятой головой!
И, подтверждая свои слова, пилот с чувством собственного достоинства и лёгким ощущением гордыни поднял голову вверх. Обильный кусок штукатурки, отвалившись от потолка, больно ударил Ника по носу, и тот, обидевшись на судьбу, вновь опустил взгляд в пол.
- Господь, ты тут? – усмехнувшись, спросил пилот. – Это я, твой слуга и вечный раб Ник Рэмми. Помнишь меня? Ты ещё выручал меня много раз во время сражений. Или это был не ты? Нет? А кто тогда?.. Что, серьёзно? Моё мастерство! Спасибо… это, конечно, лестно, но сейчас не надо ко мне подлизываться, ладно? Не люблю я такое, уж извиняй. Кстати, что за «они»? Кто прилетел-то? Почему стены трясутся, и уши закладывает от ужасного шума? Не знаешь? Как так? Ты же вездесущий. А-а-а, не хочешь говорить, хочешь устроить сюрприз? Блин, прости, что обламываю, но сюрприза я увидеть не успею – меня, похоже, завалит обломками. Не завалит? Почему? Потому что ты меня спасёшь? Серьёзно? Ну, тогда можешь начинать, а то мне не терпится вырваться на свободу.
Ник разговаривал сам с собой несколько долгих минут. Он рассказал голым стенам о своих подвигах, поведал лежащему на боку операционному столу о превратностях судьбы, заставившей его пережить собственную смерть, а также признался стулу, на котором сидел, о своём отношении к нынешней федерации. Неодушевлённые предметы молча и стоически выслушали рассказчика, но отвечать не стали: видимо, не сочли целесообразным разговаривать с живым человеком.
- Держись, я уже рядом.
Пилот, наверное, подпрыгнул бы до потолка от неожиданно заговорившего в его голове голоса, но сделать ему это помешали путы на руках и ногах.
- Господь?.. – робко предположил Ник.
- Нет, балбес, это я – Седна! Держись, говорю, сейчас я тебя вытащу…
Ник моментально собрался с мыслями и отогнал от себя депрессивно-сумасшедшее состояние. Всего через несколько секунд дверь с грохотом вылетела из петель – вовремя подоспевшая спасительница слегка не рассчитала собственных сил. Она подбежала к связанному пилоту, крепко его обняла и мигом разрезала верёвки острыми как бритва ногтями.
- Что-то ты не торопилась, - потирая затёкшие запястья, шутливо заметил Ник.
- Уж простите, ваше высочество, не велите казнить, - в саркастическом книксене ответила девушка. – Готов сматываться?
В этот момент тряхнуло сильнее, чем раньше. Потолок над дверным проходом обрушился, полностью его завалив, и не оставляя беглецам ни единого шанса на спасение.
- Чёртов Мёрфи со своими законами! – выругался пилот, со злостью сжав кулаки.
- Отныне нам не страшны подобные преграды, - заверила Ника Седна. – Мы выберемся отсюда. Но ты должен довериться мне, ясно? Когда будем в безопасности, я всё тебе расскажу.
- Валяй. Терять-то уже нечего.
- Во-первых, не сопротивляйся.
- Не сопротивляться чему? – насторожился Ник и тут же получил ответ: девушка положила на его плечи свои механически руки и приблизилась своими губами к его лицу. Она не выглядела робкой, словно школьница, в первый раз целующаяся со своим одноклассником. Напротив, её уверенность внушала надежду и оптимизм, подбадривала и наставляла на дальнейшие действия. Пилот, вспомнив слова о доверии, обхватил Седну за талию и поддался поцелую.
Лишь через полминуты, когда затрясло так, что дальнейшее пребывание в этом помещении начинало граничить с самоубийством, Седна прекратила свой любовный порыв и коротко скомандовала:
- Закрой глаза.
Ник повиновался.
А спустя мгновение удивлённо открыв глаза, услышав вокруг себя лишь полнейшую тишину.
- Я же говорила, всё будет нормально.
Пилот осмотрелся, параллельно пытаясь понять, понравилось ли ему то, что только что сделала с ним Седна, обняв за плечи. В конце концов он пришёл к мнению, что с чувствами стоит разобраться в иной, более спокойной обстановкой, а сейчас выяснить, где он, собственно, находится.
Вокруг него было огромное пространство, напоминающее грузовой отсек какого-нибудь огромного транспортного корабля. Изо всех сторон бил яркий голубой свет, а ботинки хлюпали в десятисантиметровом слое прохладной воды.
- Мы на «Молотоносце», - пояснила Седна. – Головной корабль всего шаркеттского флота. Ник, ты не поверишь, но они прилетели именно за нами! Не за Лейлой, не за Лилиан, а за мной, тобой и «Панацеей»!
- Зачем мы им сдались? – всё ещё удивлённо озираясь по сторонам, спросил Ник. – И кто инициатор нашего спасения?
- Фитимо, я, - раздался шипящий голос позади. Пилот обернулся и довольно ухмыльнулся:
- Бармен с Виктории? Забавно всё складываются. Ты меня уже во второй раз выручаешь.
- И фыручу ещё мношество рас-с, если потрепуется… феть не так тепе претстоит покипнуть.
- Погибнуть? А ты знаешь, как я должен умереть?
- Т-та. От стар-рости. А сейщ-щас ты толшен оттохнуть…
- Кстати, товарищ акула, а твой англо-китайский с момента последней нашей встречи заметно улучшился, - подмигнул бывшему бармену Ник, прежде чем раствориться в яркой вспышке телепортационного света.
Теперь они стояли посреди гостевой комнаты, оборудованной специально для людей. Всё здесь было выполнено в жёлто-оранжевых тонах – стены, два объёмных диванчика, широкий длинный стол и стулья перед ним, даже стоящие в оранжевой вазе цветы имели всё ту же цветовую гамму. Здесь был иллюминатор, широкий, от пола и до самого потолка, сквозь который с высоты птичьего полёта были видны пустоши планеты Колорадо. Где-то там, на горизонте, ярко пылал в огне Новый Хуарес, а вон в той стороне, в глубине каньона, возможно всё ещё дожидалась своего капитана «Панацея».
А стоящие и обеспокоенно смотрящие с этой высоты на «Армейские Склады» Лилиан и Лейла даже не обернулись, когда в комнате появились ещё два разумных существа.
- На что смотрим, господа-предатели? – без особой злобы в голосе поинтересовался Ник.
- «Акулий Молот», - отозвалась Лейла. – Подойди, сейчас начнётся шоу, какого ты никогда больше, возможно, не увидишь.
Пилот аккуратно, словно боясь выпасть из закрытого иллюминатора, подошёл к нему и взглянул вниз. Один из шаркеттских кораблей уже завис над комплексом, и сейчас под ним ярко светился, озаряя собой окрестности в радиусе нескольких миль, активирующийся излучатель «Молота».
- Они сказали, что там целая сеть подземных коммуникаций, соединяющих важные стратегические объекты, - сказала Лилиан. – Увы, персонал эвакуироваться не успел. Но Блехер и его свита уже за несколько световых лет отсюда, смотались при первой же возможности.
- Почему горит Новый Хуарес?
- Командор почему-то решил, что я нахожусь именно там, - пожала плечами Седна. – Уж не знаю, с чего он это взял, но он заявился туда и стал пытать каждого, выбивая информацию обо мне. Кроме «Да-да, сэр, видели ещё утром, в таверне!» Блехер, конечно же, ничего от них не добился, а потому стал меня «выкуривать» из возможных убежищ, сжигая дотла жилые дома.
Ник усмехнулся, но лишь для видимости. Он-то прекрасно знал, по чьей вине многие жители Нового Хуареса остались без крова, а, возможно, и без своих жизней.
- Поведай тогда мне вот что ещё, любимая. Что ха способ телепортации такой – поцелуй? Шаркетты научили?
- Дело не в поцелуе. Вот, - девушка-робот продемонстрировала висящий на её шее маленький круглый медальончик с изображением одного из шаркеттских богов. – При помощи этой штуки можно мгновенно переместиться прямо сюда, на головной корабль шаркеттов. И это не просто рядовая безделушка, это действующий орден их армии, выдающийся за особые заслуги.
- Ты хочешь сказать, что теперь у нас есть сверхтехнологичное устройство-телепортер?
- Нет. Она работает лишь один раз, и теперь это действительно просто красивый сувенирчик.
- А причём тут поцелуй? Ты там так накинулась на меня, что…
- Девушка всегда получает от мужчины то, что хочет, не спрашивая у него разрешения, - слегка задрав носик и взглянув на Лилиан, ответила Седна. Мать Лейлы подмигнула девушке-роботу в знак одобрения.
- То есть, пока мы там подвергались угрозе глупой и бездарной гибели от какого-нибудь случайно упавшего с потолка куска стройматериалов, ты вдруг решила научиться целоваться?! Так?!
- Не горячись, - махнула рукой Лилиан. – Она ведь не человек, и по человеческим меркам судить её нельзя. Правда, Седна.
- Возможно. Но я приложу все усилия, чтобы стать как можно более аналогичной человеку.
А тем временем «Акулий Молот» пришёл в действие. Все затаили дыхание, наблюдая за этим феерическим процессом через иллюминатор. Под днищем корабля, активировавшего «Молот», уже разгорелся нестерпимый для людского глаза ярчайший свет. С громким шумом, больше напоминающим звук бьющей из раковины мощной струи воды, свет ударил в землю, колыхнув её, перекраивая поверхность. Землетрясение, начавшееся в этом районе, можно было оценить по десятибалльной системе на все двадцать: здания подпрыгивали и рассыпались, как карточные домики; повсюду поднимались к небу толстые столбы пыли и дыма. А в эпицентре всего этого безобразия, в огромном луче нестерпимого света, плавились даже камни. Спустя несколько мгновений всё тот же свет, видимо, проходя по разным подземным коридорам, вырывался в разных местах на поверхность, и теперь все ближайшие окрестности превратились в самый настоящий «Ангельский Лес» - именно так называли люди то, что видели во время действия «Акульего Молота».
И, наконец, наступила развязка. Огромный пласт земли, размером с крупный городок, оторвался от поверхности и поднялся на высоту девятиэтажного дома. Зависнув на несколько секунд, он с оглушительными звуками и устрашающими последствиями рухнул.
Видимость сразу упала до нуля. Всё пространство в радиусе многих миль заволокло пылью и пеплом, вплоть до самых облаков. Но, тем не менее, среди этой бури можно было отчётливо видеть закончивший своё дело корабль шаркеттов. Сейчас он улетал на высокую орбиту Колорадо.
- Кто там говорил, что шаркеттам до нас расти и расти в технологическом плане? – слегка истерично рассмеялся Ник.
- Те, кто колонизировал Викторию, - предположила Лейла.
- Точнее, те, кому шаркетты позволили колонизировать Викторию, - поправила Седна. – Итак, дамы и господа, «Панацею» нам уже успели отремонтировать, и даже снабдить кое-какими шаркеттскими технологиями. Можно отправляться в путь.
- Во-первых, эти двое, - пилот махнул в сторону семейства Стоун. – Никуда не полетят. Они меня подставили, и я до сих пор не могу понять, что меня удерживает от возмездия.
- Мы и так с вами не полетим, - смущённо ответила Лилиан. – Наши акулоголовые друзья согласились подбросить нас до Виктории.
- А вас там не поймают? – забеспокоилась Седна.
- Там сейчас переворот правительственный. Шаркетты возвращают власть. Если мы будем на их стороне – нас никто не тронет.
- Я не собираюсь больше ждать, - Ник бесцеремонно прервал Лилиан. – Любимая, давай отсюда сваливать, да поскорее.
Седна пожала плечами. Махнув рукой своим новым знакомым и коротко бросив «Удачи!», она последовала за покинувшим помещение пилотом.

* * *

Командор был зол. Нет, зол – это мягко сказано. Он был в звериной ярости, в неистовом бешенстве! Рядом с его кабинетом уже лежали четыре трупа подчинённых Айзека и убитого его же рукой в порыве гнева.
- Командор, - раздался голос секретарши из интеркома. – Только что прибыл семьдесят седьмой. Просит вашей аудиенции.
- Немедленно его ко мне! Немедленно!
Айзек нервно затарабанил по столу пальцами. Его рука опустилась вниз, к ящику письменного стола, и вновь появилась на глазах, но уже крепко сжимая рукоять широкого охотничьего ножа.
В дверь постучали.
- Войдите, - коротко бросил Блехер.
На пороге, практически сливаясь с обстановкой, появился семьдесят седьмой - ростом чуть ниже среднего, худощавого телосложения. Облачённый в тёмно-серый костюм – облегающие брючные штаны и мягкий свитер, поверх которого вполне уместно был натянут чёрный бронежилет с небольшими наплечниками и длинные, до локтей, кожаные перчатки. Казалось, на его теле не осталось ни одного открытого участка, даже голову покрывала тянущаяся маска какого-нибудь элитного спецподразделения. В глазной прорези этой маски, возможно, были вполне человеческие глаза, но узнать это наверняка командор не мог – их закрывала широкая, напоминающая горнолыжную маска с тонированным покрытием.
Оружия при госте, казалось, совсем нет.
- Проходите, семьдесят седьмой, - вежливо предложил Айзек. – Присаживайтесь.
Убийца остановился возле стола своего нанимателя, но садиться не стал.
- Как пожелаете. Итак, вы готовы? Вижу, что готовы, иначе не пришли бы сюда. Знаете старую поговорку «Молчание – золото»? Так вот, ваше молчание стоит целого состояния. Я даже не хочу знать, сколько мог бы ваш рот поведать ужасных тайн, если бы вы захотели это рассказать. Я также располагаю сведениями, что даже удаление некоторых… хм… частей тела не смогли развязать вам язык.
Убийца всё молчал, стоя неподвижно, едва заметно качая головой.
- Ваши навыки просто великолепны, семьдесят седьмой. Послужной список - да-да, не удивляйтесь, у вас он есть! – обширен и внушает животный страх. Шестнадцать лет практики и ни единого провала. Тысячи выполненных заказов. То, что мне нужно. Но на этот раз заказ будет несколько экзотичен… да, я понимаю, что экзотики в вашей профессии хоть отбавляй, но на этот раз всё серьёзнее, чем раньше. На кону безопасность галактики и человечества в частности.
Командор достал из ящика две фотографии и положил их на стол перед убийцей. Гость, внимательно их осмотрев, засунул их в карман бронежилета и решительным шагом направился к выходу.
- Семьдесят седьмой, - остановил Айзек гостя. Тот обернулся. – Робот нужен мне в рабочем состоянии.
Убийца кивнул, бесшумно закрыв за собой дверь.
Старый 10.02.2011, 14:34
Alonix
*null*
offline
Опыт: 27,261
Активность: 576
Участник проектов:
-Crysis 2
Хм, не ожидал, что прилетят шаркеты. Видно они его еще много раз спасут =).
Кстати, а может твоя знакомая нарисовать саму Седну?
________________
ZMT - Zombie Marsh Team
Старый 10.02.2011, 14:56
Suddenly
Je t'aime, Razer Lachesis
offline
Опыт: 3,893
Активность: 358
Kakashi23, именно её она и рисует. Долго думали, чьё личико выбрать для Седны, и решили взять мордашку Ники Эйкокс:


Отредактировано Suddenly, 10.02.2011 в 16:19.
Старый 10.02.2011, 16:00

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы можете скачивать файлы

BB-коды Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход



Часовой пояс GMT +3, время: 15:55.