XGM Forum
Сайт - Статьи - Проекты - Ресурсы - Блоги

Форуме в режиме ТОЛЬКО ЧТЕНИЕ. Вы можете задать вопросы в Q/A на сайте, либо создать свой проект или ресурс.
Вернуться   XGM Forum > Творчество (только чтение)> Чтиво
Ник
Пароль
Войти через VK в один клик
Сайт использует только имя.

 
Арастиор
Пакон враг безграмотности
offline
Опыт: 51,574
Активность: 1056
Анифарский рассвет (рабочее название)
На основах заглохшего литературного проекта "блуждающая по мирам" я начал новый проект - под рабочим названием "Анифарский рассвет".

Анифарский рассвет

Мир меняется – это знает всякий. Меняется и совокупность миров, именуемая Универсумом. Тьма невежества и варварства развеивается в мирах, и в свои владения вступает Рассвет. Рассвет гуманизма, науки, магии, свободы и равенства. Мир всегда был изменчив. Новые поколения богов сменяют старые, и новые маги становятся величайшей силой Универсума.
Твари Преисподней и Бездны всегда отступали от натиска богов, а затем – полубожественных магов и воителей. Но прошло время Избранников Небес – и пришёл век Людей Земли. Пришло новое поколение героев, отринувшее дух авантюризма, веселья и романтики. Это новое поколение героев не повторяет ошибок отцов, оно прагматичное, хладнокровное и трезвомыслящее. Именно этим героям и надлежит действовать в изменившемся мире.

Введение
Стоял ноябрь 1623 года. Приближался вечер: солнце клонилось к закату. Туманно-морозный воздух Стейнгарда, наполненный снегом ни шёл ни в какое сравнение с тем, что маги предсказали на конец декабря. Правда, этот мороз казался прохладой рядом с тем, что царил в столице республики Гиперборей ещё шесть лет назад, до того как древний бог зимы Карерон был повержен окончательно, силами паладина Элиддина аль-Кахаби, его ученика Ларратоса Мельда, жены Ларратоса Эраны – и не без участия самого известного в Стейнгарде и Гиперборее вора Апиона Гранта.
.Небеса столицы патрулировали два лейтенанта полиции верхом на драконах. Теперь они были вооружены не автоматическими арбалетами, как ещё несколько лет назад, а скорострельными пистолетами, стреляющими магическими снарядами. Один из них воскликнул, показав рукой за спину напарника:
- Зигмунд, смотри! Там… Там летит какое-то чудовище!
Зигмунд оглянулся и обомлел: по воздуху летело существо, напоминающее пантеру, с крыльями, как у нетопыря. Её глаза пылали зелёным огнём. Из-за сильного удивления от столкновения с неизвестным существом и из-за не менее сильного тумана полицейские поначалу не заметили, что на спине чудовища сидит человек в фиолетовой мантии, на его поясе висят два длинных и тонких клинка.
- Кто вы? – выдавил из себя Лекс, напарник Зигмунда. – Назовите себя. Я вас чётко не вижу, подлетите ближе!
- Я не хочу подлетать вам, но показаться почётче могу, - всадник крылатой бестии взмахнул рукой, и туман рассеялся, снегопад прекратился, а небеса стали безоблачными. Полицейские переглянулись: они никогда не видели и не слышали, чтобы даже самые могущественные маги могли мгновенно, безо всяких действий посохом или хотя бы палочкой, без чтения длительных заклятий, изменить погоду. А значит, это…
- Ты демон! – воскликнул Лекс, выхватывая из кобуры магический пистолет, светящийся изнутри синим огнём маны. – Умри, порождение адской бездны!
Зигмунд последовал его примеру, но от одного взгляда всадника крылатой пантеры синие огоньки маны погасли в зачарованных пистолетах.
- Многие принимают меня за демона из-за моих способностей и моего фамильяра, - спокойно ответил всадник чудовища. – Если угомонитесь и будете вести себя нормально, я включу ваше оружие обратно. Я не демон, и я не из бездны. Я вернулся в Стейнгард, на свою родину, где не был целых пять лет!
- Ты – стейнгардец? – более спокойно произнёс Лекс. – Постой, я уже видел твоё лицо. Ты – известный преступник, Апион Грант, Неуловимый!
- Это раньше я звался Апион Грант Неуловимый, - с достоинством ответил всадник существа, небрежно подняв руку к небесам, в то время как они покрылись иссиня-чёрной грозовой тучей, а с неё слетела молния, поразив замёрзшую сосну прямо под пролетавшими верхом на магических животных людьми. – А теперь я Апион Грант Громовержец, магистр Академии Рассвета!
- Не ожидал… от тебя… таких способностей, - удивлённо и испуганно промямлил Зигмунд. – Это… Лети дальше!
- Могу ли я полюбопытствовать, где можно встретить Ларратоса Мельда?
- Того самого Ларратоса Мельда? Основателя ордена Утренней Звезды? Который убил Баала Хаммона и положил начало Эпохе Гармонии?
- Именно его!
- Ларратос Мельд – ректор академии паладинов в Масхоне, построенной на месте бывшей академии шеддитов.
***
Ларратос Мельд, глава ордена Утренней Звезды – обновлённого ордена паладинов, и по совместительству ректор академии в Масхоне, задумчиво прохаживался по своей башне. С годами воспоминания его прежней сущности постепенно восстанавливались, но большая часть предыдущей личности так и оставалась для Ларратоса догадкой. Он – владелец шлема Тарадаша, мощного артефакта Хаоса, позволяющего проникать в демонические миры, но Ларратос догадывался, что надевать шлем без причины – слишком опасный и необдуманный поступок, а вторжение в демонические миры, которое Ларратосу предстояло совершить, никак не представлялось без использования шлема. Сам же шлем Тарадаша в принципе мог погубить личность Ларратоса, поэтому, он надевал его только несколько раз.
Внезапно прямо в центре верхнего этажа башни ректора засверкал кокон фиолетовых энергий, после чего взорвался небольшим магическим взрывчиком, правда, не нанесшим никакого урона Ларратосу и содержимому башни, и перед ректором академии материализовался никто иной, как Апион Грант. Ларратос сильно удивился, заметив на нём фиолетовую мантию мага, а на поясе два странных клинка.
- Апион! Апион, старый друг! Я знал, что ты жив! Я рад, что ты вернулся!
- Я тоже рад встрече с тобой, Ларри! Наконец-то я на родине!
- А что это за одежда? Что за клинки?
- Это долгая история, Ларри. Помнишь, что случилось с ракетой Хаоса, которой Хаммон собирался бомбануть по нашей родине?
- Как я понял, это ты её украл?
- Да. Я украл ракету и скрылся в Тени Абсолюта от отряда шеддитов. Испугавшись, что они найдут меня и в Тени, я решил уйти на второй уровень Тени.
- Но это может стереть паладина из ткани бытия!
- Это и стёрло меня из бытия Эрты. Но не убило меня: я переместился в Межреальность, а там, ступив на золотую дорогу чистых энергий, я выбрел в мир под названием Элам. В Эламе я женился, за полгода закончил магическую академию по специальности аргомантии, грозовой магии, и узнал, что мой отец – представитель расы Ситтари, могущественных магов, живущих в межреальности, а значит, и я мне по праву рождения подвластна великая магия. Ознакомившись с основами истинной магии, я вступил в бой с Зораном – братом Укбуфура, установившем в Эламе власть над целым континентом.
Победив Зорана, я был телепортирован на Ситтарас тётей Наей, сводной сестрой моего деда. Там я поступил в академию Рассвета, которую закончил не за шесть лет, а за четыре года, поскольку на момент поступления уже многое знал. Там меня научили астральной навигации, позволяющей контролировать путешествия между мирами. И вот, я вернулся в Эрту.
- А я узнал о великой опасности, нависшей над Эртой, как и надо всем Универсумом. Империя Укбуфур уже несколько сотен лет планирует удар по нашему миру.
- Уже не планирует, - ответил Апион. – Истинные Маги почти полностью разбили её. Есть только два с половиной десятка миров, где властвуют братья Укбуфура. И мы победим этих хаотических божков!

- Значит, - произнёс Ларратос, - надо собирать наиболее могущественных воинов и магов для борьбы с этими демоническими воителями.
- Хорошо, дружище! Я ты свяжись с Элиддином, а я достану в Эламе Ирвэна и генерала Арктура Коринфоса…
- Коринфос жив?
- Конечно, жив. В своё время его спас Арастиор. Вся эта афера с убийством Коринфоса была задумана им, чтобы манипулировать Хаммон. Именно Арктур Коринфос был правой рукой Арастиора, а не Хаммон.
Также я призову на бой ситтарских боевых магов из ордена Клинков Рассвета, возрождённых мной. И, само собой, Трейка Найгама.
- Ты знаешь, где он?!
- Разумеется. Его нашли маги Ситтараса и также привели в академию Рассвета.
- Что же. Собираем отряд – и начинаем вторжение. Вся война может занять несколько лет…
***
Пять лет спустя отряд, состоящий из Ларратоса, Апиона, Элиддина и Трейка, вторгся в последний из миров, управляемых братьями Укбуфура, Анифар.
- Я предлагаю ударить прямо сейчас, - произнёс Ларратос. – От этого Гирта так разит тёмными эманациями, что аж здесь слышно! Какие ещё сведения вам нужны?! Идём на запах Хаоса, вываливаемся прямо над гуабэровым логовом, завязываем драку. В конце концов, наши рюкзаки битком набиты такими артефактами, что хоть против целого мира воевать можно!
- Можно, - кивнул Трейк после небольшого раздумья. – Только недолго.
Посовещавшись ещё пару минут, доблестные бойцы с Хаосом решили, что разведка боем – не самая плохая идея. Чем собирать по крупицам старые легенды и пророчества, проще ударить всей мощью: если не победить, так хоть прощупать силы противника.
- Отлично, - улыбнулся Ларри. – Вот теперь уже можно поговорить и о планах – планах предстоящего сражения, естественно.
***
Позвав изумрудного трёхголового дракона, гидру, Ларратос Мельд скомандовал погрузку.
- С-с-с-шшшш!
- Мирида, не вредничай, - в громоздком рогатом шлеме и развевающейся багровой мантии, наброшенной прямо поверх штормовки, Ларратос слегка смахивал на Тёмного Лорда. Или же на барана – рога были явно лишними.
- Но, хоссяин, эти сссамозванцссы, - прошипела гидра, сверкая тремя парами янтарных глаз, - посссмели притворитьсся вами!
- Это аватары. Я сам их создал, так что потерпи.
Мирида недовольно оглядывалась, сверля пассажиров злобным взглядом, но всё же позволила усесться как паладину, так и двум его копиям.
- Одел бы их, что ли, - донеслось со стороны Элиддина. – Думаешь, приятно сражаться в одной набедренной повязке?
Ларратос недовольно обернулся. Ну так и есть: Элиддинов танин (малый бронзовый дракон), в очередной раз лезет с дурацкой критикой.
- Пару часов выдержат – и ладно, - в прорезях шлема полыхнуло багровое пламя. – Я и повязки-то им дал только чтобы было, куда мечи крепить.
Дракон в ответ лишь ехидно хихикнул.
- Руханнур, помолчи хоть немного. Не трепли нервы. Найгам? – Элиддин обратился к Трейку по фамилии: аватары разрушаются, если услышат полное имя собственного владельца.
Копия Трейка, с ног до головы увешанная альмагтином , неторопливо взобралась на танина.
- Порядок! – улыбнулся маг, перебросив через плечо небольшой рюкзачок с самыми необходимыми магическими предметами. Апион, твоя киска позволит мне прокатиться?
- Куда ж она денется, - архимаг почесал за ухом громадную крылатую пантеру. Кошка бурчала и недовольно щурилась. – А вообще, зря ты не взял своего дракона. Эта твоя саламандра как-то не вдохновляет.
- Сам ты не вдохновляешь! – раздался возмущённый вопль. – Ну не умею я летать, и что? Ты тоже не умеешь, но я ж молчу!
- Так у меня и крыльев нет, - пожал плечами Апион. – Эй, Ларри! Мы готовы, можешь начинать.
- Стойте! – возмутилась пантера. – Какое «начинать»? Мы что, отпр-равимся на бой не жр-р-рамши?!
- Кто ж сражается на сытый желудок?
- Я ср-ражаюсь!
- Ага, знаем мы, как ты сражаешься, - влез бронзовый дракон. – Как налопаешься, так сразу задрыхнуть норовишь.
- Ну хозя-а-а-а-ин, ну накор-рми-и-и-и! – замяучила пантера.
- Нет времени. И вообще, кто слопал половину всей нашей провизии, пока мы переодевались?
- Мяаау, смотр-р-ри, издохну я от голода…
- Издохнешь – воссоздам. Ты же бессмертный дух, забыла?
- Хватит! – рявкнул Ларратос. – Ругаться будем потом – когда сразим Гуабэра. Итак… начали!
***
- Да здесь холоднее, чем в погребе у тёти Наи! – потрясённо выдохнул Апион, когда ему в лицо ударил морозный воздух Анифара.
- Острова поляр-рного юга всё-таки, - недовольно муркнула крылатая пантера, пытаясь подстроиться под неровные восходящие потоки. – Темно. Холодно. Снежно. Отвр-рратительно.
- Да уж, - поёжился Апион.
За время обучения на Ситтарасе он отвык от тягот похода. Неплотный серый плащ с рукавами, одетый поверх подрясника, не защищал ни от лютого северного мороза, ни от пронизывающих воздушных потоков. Архимаг ситтари прижался к горячему телу пантеры, мысленно ругая себя, что не догадался взять у Ларратоса запасную штормовку: паладинам, одетым по форме, ветер не страшен.
Руханнур тоже недовольно морщился. Дитя жарких пустынь, он ненавидел мороз. Да и цитадель, одинокой свечкой высившаяся посреди ледяных пустошей, ему решительно не нравилась. И почему все злодеи строят свои логова в неприятных с точки зрения экологии местах? Наверное, чтобы затруднить штурм.
- Послушай, Эли, тебе не кажется, что чёрный цвет этой башне явно не идёт? – прогудел дракон. - Будь она зелёной – вышла б неплохая стилизация под ёлку.
- Ты лети, а не болтай, - строго произнёс паладин. Морозный воздух инеем оседал на его усах и бороде, но Элиддин давно уже не обращал внимания на подобные мелочи.
А Трейк вообще не замечал холода, пристально рассматривая цитадель Гуабэра. Фамилиары вывалились из междумирья прямо над нею (спасибо Ларратосу!) и теперь плавно снижались, летая кругами.
Забавно, но магу гиртовское обиталище тоже чем-то напомнило ёлку – возможно, необычной скошенной формой крыш или же ярусностью. Крытые этажи цитадели громоздились друг на друга здоровенными четырёхугольными пирамидами. Таких этажей-ярусов маг насчитал пять, а на вершине башни тускло блестел длинный шпиль.
- Ну, сейчас у неё сорвёт крышу, - пробормотал Трейк, сбрасывая взрыв-артефакт - усечённый звёздчатый додекаэдр , до предела наполненный магической энергией. Светящаяся искорка, подгоняемая могучей волей мага, исчезла далеко внизу.
Отряд пристально всматривался в полутьму. Спустя несколько томительных мгновений артефакт сработал: полыхнула бесшумная синяя вспышка, цитадель заволокло клубами жирного чёрного дыма.
Мгновение.
Другое.
Третье.
Навстречу пикирующим фамилиарам взметнулась ударная волна такой мощи, что удивился даже сам Трейк, создатель взрыв-артефакта. Казалось, раскололись сами небеса. В адском грохоте слышался треск тысяч взрывающихся алхимических петард. Зверей подбросило, саламандра и вовсе чуть не перевернулась.
- …что делаешь! – разобрал маг сквозь плотный шум в ушах. – Кого взрываешь – нас или Гуабэра?!
Конечно же, этот возглас принадлежал Руханнуру.
- А чего вы хотели от столь могучей магии? Направленного взрыва?
Дым постепенно рассеивался. Ларратос, ожидавший увидеть на месте цитадели огромную воронку, оказался неприятно удивлён: взрывом снесло лишь верхний этаж строения, и то не полностью. Да уж, многообещающее начало! Неужели мощь Гуабэра настолько велика?
- Я – вниз! – Мельд кувыркнулся с гидры, на лету выхватывая из ножен оба клинка – разумеется, артефактных, выкованных из Небесной стали. Паладин задействовал внутреннее зрение и чуть сместился в пространстве, чтоб приземлиться у центра разрушенной взрывом площадки.
Рядом падали аватары Ларратоса – они, ускоряясь усилием воли, постепенно обгоняли оригинал: паладин вовсе не желал получить первый же магический удар со стороны тёмного бога.
Мягкое приземление. Клинки покрываются язычками призрачного фиолетового пламени. Звенящую тишину нарушает лишь лёгкое шипение магического огня. В воздухе пахнет гарью, снегом и Хаосом.
Глазами аватаров Ларратос Мельд рассматривает своего противника.
Гирт Гуабэр. Тёмный бог. Брат Укбуфура.
Демонический ставленник, держащий в страхе весь мир, оказался довольно плечистым, среднего роста брюнетом с длинными усами. Он выглядел сильным воином, но не суперменом.
- Не впечатляет, - подумал Ларратос, но тут же усмехнулся собственным мыслям: разумеется, внешность адептов Хаоса никак не связана с их боевыми качествами. Демоническая мощь сделает быстрого, сильного и выносливого воителя хоть из хлюпика, хоть из пузана. А вот что он безоружен – это здорово: будь Гирт хоть трижды богом, всё равно одной лишь магией клинки из Небесной Стали не остановит.
Площадка быстро приближается… Есть! Мягкое приземление. Мельд выпрямился, готовый к бою. За спиной что-то шлёпнулось, но паладин даже не обернулся: внутреннее зрение услужливо явило образ Эриф, саламандры Трейка. Удивительно, что она вообще так долго продержалась в воздухе – её лётные качества ненамного выше, чем у секиры.
Гирт что-то произнёс, злобно сверкнув глазами и воинственно покрутив ус.
- За Рассвет! – выкрикнул Ларратос. Оба клинка полыхнули багровым. – Кир-ан-нур! – что, не нравится? – усмехнулся паладин, видя, как бог отшатывается от языков ревущего пламени и закрывается наспех сотворённым магическим щитом.
- Симатта! – злобно прошипел Гирт, породив мощную силовую волну.
- Врёшь, не забьёшь! – рассмеялся Мельд, перестраивая огонь сразу в двух пламенных элементалей. Жаль, что натравить их на Гирта не выйдет – снизу уже спешат големоподобные твари и ещё какая-то нечисть, которую тоже нужно чем-то отвлечь.
- С-с-шш, наконецсс-то сражшшение!
- А потом коррмежка! – так, Марта с Миридой прибыли.
Отлично! Теперь направить аватаров и элементалей наперерез гиртовским прислужникам, пригнуться, пропуская над головой прыгнувшую гидру… Х-ха, Мирида великолепна! Змеиное шипение, скрежет когтей и треск разрываемой магической сферы Гирта – вот она, самая сладкая музыка боя.
- Что, Гуабэр, проблемы? – усмехнулся Мельд, видя, как Тёмный Лорд пытается угробить гидру хаотическим выхлопом. Естественно, безрезультатно. – Сейчас мы тебя… Ох! Мирида, меня-то за что? Смотри, кого бьёшь! Мирида! Мир… Тьфу, пропасть. Вот так всегда – увлечётся, так и не подойдёшь, - с неудовольствием отметил паладин, чуть не словив хвостовой удар от своей любимицы.
Ладно! – перемахнув через сражающихся, Мельд аккуратно приземлился позади Гирта и едва не попал под удар бревна. Багровая мантия Хаоса хлопнула, взвившись перед паладином.
- Проклятье! – выругался Ларратос, с трудом удержавшись на ногах. – Думаешь подловить меня, Гирт? Перемещение предметов – старый трюк, им даже новички вла… Тьфу, пропасть!
…Когда ревущий огненный выхлоп, извергнутый Гуабэром, рассеялся, Ларри отбросил защитную мантию за спину и перешёл в контратаку.
- Ничего, Гирт, - выдохнул паладин, пригнувшись: каменная плита просвистела совсем рядом. – Этими… трюками… меня… не пронять!
Бревно. Ещё бревно. Балка. Какой-то обломок. Вспышка, только почему-то синяя. А, это молния Мириды! Грохот-то какой, сколько ж он этих обломков поднял? Шаг вперёд. Подпрыгнуть. Пригнуться. Подпрыгнуть. Прикрыться мантией. Отбить клинком. В глазах потемнело, с чего бы? И гул какой-то однообразный… Ах ты ж! Выходит, задело-таки, чуть рога не сшибло, бревно проклятое. Совсем про рогатость шлема забыл. Перекат. Разворот. Удар. Испепеление. Тьфу, это и не бревно было, а камень.
***
Руханнур приземлился последним, когда сражение уже вовсю кипело. Гирт вопил нечто нечленораздельное, Мирида шипела, заплёвывая ядом сферу-щит. Огненные элементали гудели, сцепившись с гиртовскими прихвостнями – белыми глыбоподобными тварями, лезущими с нижних этажей. Ларри орал и ругался, перемежая брань с заклинаниями: силой мысли Гирт поднял в воздух множество обломков, в изобилии валяющихся повсюду. Пространство наполнилось кусками стены, камнями, балками – паладину никак не удавалось пробиться к Тёмному Лорду сквозь шквал строительного мусора. Аватары вообще, похоже, засыпало; Марта уже огребла бревном по лбу и теперь вжалась в пол, медленно отползая в сторону.
Спешившись, маг сходу перехватил управление большей частью обломков. Разочарованно взвыв, мусор начал вылетать за пределы башни, а Трейк тем временем наскоро оценивал обстановку.
Тёмный бог – противник серьёзный, но маг из него никакой: столь примитивную защиту даже первокурсник не выставит. Вон, Мирида её уже процарапала, и даже божественной мощи недостаточно, чтобы вовремя затыкать рваные дыры. Хотя гидра вообще бесподобна, когда доходит до боя - с её-то регенерацией, иммунитетом к высшим энергиям и прочими боевыми качествами: убить Мириду можно разве что ледяной магией. Поскольку цитадель Гирта расположена на крайнем севере, Трейк сперва опасался за гидру, но, увидев огненные всполохи, успокоился.
Очистив воздушное пространство от летающего мусора, Трейк снял с пояса жезл: пора показать этому богу-недоучке, что такое мощь настоящего архимага, мастера боевой магии, способного удерживать до пяти высших заклятий одновременно.
Раз! Маг активировал чары, не позволяющие использовать Хаос для движения предметов – кроме, разумеется, мечей из Небесной стали.
Два – связь Гуабэра с Хаосом существенно ослабла. Если повезёт, то бог вообще не сможет подпитываться от хаотических сущностей и постепенно выдохнется.
Три – огненная саламандра нырнула в одного из Ларратосовских элементалей. Фиолетовое пламя взревело, в считанные мгновения охватив всю башню. Сражающиеся словно бы очутились в жерле вулкана, вот только союзников этот огонь не обжигал – хотя жар чувствовали и они.
Четыре – силы гидры удвоились, а скорость – утроилась. Когти раскалились добела, защитная сфера Гирта наконец-то не выдержала, развеявшись клочьями…
- Малдисьон! – крикнул Гирт. Гидра настигла-таки свою жертву - чуть ли не раньше, чем фигуру Гуабэра поглотил фиолетовый огонь.
- С-с-шшшш! – шипение Мириды слилось с громким треском и ругательствами Ларратоса. Паладин так и не успел добраться до врага: Гирт породил сразу два силовых выхлопа, один из которых буквально смёл гидру. Дракончик выкатился за пределы площадки, пробив стену и свалившись с башни. Ларри прикрылся мантией, но даже её не хватило – пришлось ставить ещё и щит Хаоса. Одновременно, явно напрягая последние силы, Тёмный Лорд восстановил защитную сферу, после чего погасил объявшее его пламя. Выглядел злодей неважно – весь обгоревший, с перекошенным от злости лицом, он тяжело дышал, сверля паладина злобным взглядом.
Трейк коротко хмыкнул. Пять – аватар мага скользнул к краю площадки, опустился на одно колено и точным движением установил ритуальную чашечку-курительницу.
***
Элиддин восстановил щит, прикрывающий танина, и вновь принял боевую стойку.
Трейк, конечно, силён, - подумал паладин, - но зря он окутал нас огненным элементалем. Плюсов почти нет, затраты энергии большие, жарко, видимость никакая - даже внутренним зрением не воспользоваться.
- Хозяин, мы так и будем здесь стоять? – голос Руханнура пробился сквозь гул фиолетового огня.
- Да, будем, - отрезал Элиддин. – Ты – не гидра, это ей всё нипочем: вон, уже опять в бою. Марта, похоже, развоплотилась, да и Апиона что-то не видно. Надеюсь, он просто ушёл в тень Абсолюта…
Дракон что-то буркнул, но хозяин его уже не слушал. Элиддин действительно очень беспокоился как за Апиона, так и за Ларратоса, однако лезть в драку прямо сейчас попросту бессмысленно: пока рядом с Гиртом Мирида, даже для Ларратоса места не остаётся, не говоря уже о прочих паладинах. Может, переключиться на нечисть? Кстати, летающих тварей тут что-то не видно, оружия у нечисти тоже нет. Вероятно, разумнее было бы обрушить лестницу – тогда гиртовской орде останется только стоять внизу и любоваться боем.
Не успел Элиддин прийти к такому выводу, как лестница с грохотом рухнула, объятая пламенем. Снизу взвился сноп ярких искр. Выходит, до кого-то из паладинов тоже дошло – и, скорее всего, до Трейка.
А вот огонь что-то тускнеет – то ли энергия кончается, то ли маг увеличил прозрачность пламени. Сквозь мечущиеся лиловые языки проступил смазанный силуэт Мириды, забравшейся на вершину гиртовской сферы. Ларратосу оставалось только ругаться – приближаться к атакующей гидре довольно опасно.
Мимо Элиддина скользнула фигура в измятых альмагтиновых доспехах: трейковский аватар приступил к установке ещё одной курительницы. Интересно, это какая по счёту? Но, вероятно, уже недолго осталось…
***
- Мирида! Мирида, подвинься – ты мне мешаешь!
- С-с-шшшшш! – гидра увлечённо шипела, проламывая сферу. И ноль внимания на хозяина…
- Ладно, попробуем по-другому, - стиснул зубы Ларратос, метнув один из мечей. Клинок, ускоренный силой воли, с лёгкостью пробил магический барьер, войдя в сферу по самую рукоять. А теперь…
Повинуясь мысленной команде, меч вспыхнул ярко-синим небесным пламенем, которое заполнило всю сферу.
- Экстендер! – крикнул Гирт.
Вот так-то, - довольно улыбнулся Ларри, усилием мысли возвращая клинок обратно в руку. – Нужно быть полным идиотом, чтобы выставить одинарный щит – его даже ломать не надо, достаточно лишь щели.
А вот Мирида, похоже, так не считала: гидре одной лишь щели было совершенно недостаточно. Щит трещал, но пока держался. А что, если попытаться выпить его энергию? Шансов, конечно, немного – любой мало-мальски грамотный адепт Хаоса знает об этом трюке, но Гирт грамотным как раз не выглядит.
Ларратос мысленно потянулся к хаотической сфере.
Отлично! От неё действительно можно подпитываться!
- Ларри! – донёсся могучий голос Трейка. – Приготовься, я сейчас сниму барьер!
- Подож!.. – выкрикнул паладин, - …ди, - убито окончил он. Барьер рассыпался каскадом искр. Мирида с победным шипением набросилась на Гуабэра, в считанные мгновения порвав Тёмного Лорда в клочья.
- Хозссяин, мы победили!
- Если бы, - Ларри усилил собственную защиту, отметив, что элементальный огонь полностью погас. - Мирида, приготовься!
Паладин помнил, что даже для низших демонов потеря тела может быть не смертельной, а уж про бога и говорить нечего – создаст новое, - Мельд покрепче сжал рукояти клинков.
***
Трейк как никто другой знал о редкостной живучести тёмных богов. В пределах своего мира они практически бессмертны. Единственная возможность победить Гирта – вышвырнуть его в Междумирье, где и прикончить. Вот почему маг старался экономить силы, дожидаясь, пока аватар завершит установку ритуальных курительниц.
Увидев, что все двенадцать чашечек должным образом расставлены и наполнены эликсиром, Трейк сосредоточился на плетении особого заклинания, позволяющего перенести бой за пределы мира.
Толчок энергий. Матрица Абсолюта отозвалась лёгкой пульсацией. Вскинув голову, маг увидел, как облака над цитаделью приходят в движение – они бегут по кругу, всё ускоряясь. Вот облачный покров лопнул, в образовавшуюся дыру проглянули холодные немигающие звёзды Междумирья. Завершив первую часть заклинания, Трейк перенёс своё внимание на Гуабэра, без особых усилий разъяв щит. Ларратос что-то крикнул, но магу было не до того – пора было продолжать плетение.
Хм, - отстранённо подумал Трейк, увидев, как Гирт создаёт себе новую форму, - до сих пор Гуабэр действовал на редкость шаблонно. Может, хоть на этот раз?..
Однако и теперь бог не показал ничего особенного, приняв облик здоровенного жёлтого скорпиона.
Примитив, - скривился маг. – Даже я, хоть и не бог, могу превращаться в гораздо более изящные, могучие и смертоносные формы. К тому же столь крупное создание позволит и остальным паладинами ввязаться в бой.
И действительно: Ларратос с Миридой атаковали практически одновременно, аватары помедлили лишь пару мгновений. Воздух наполнился шипением, воплями, звоном мечей.
Трейк опять поморщился: его собственный аватар прошило насквозь ядовитым жалом. Он хоть и откатился в сторону, но на нейтрализацию яда уйдёт немало времени. Мирида, встретив удар обеих клешней кромкой крыла, начала расцарапывать скорпиону морду, попутно заплёвывая тварь ядом. А сзади в Гирта ударило сразу три пары клинков – одна принадлежала Мельду, другие – его аватарам. Мгновение – отрубленный хвост скорпиона отлетел в сторону. Последний лишь зашипел, усиливая нажим… Зря старается, крылья гидры не так-то легко порвать. Демонам это, по крайней мере, не удалось.
Но уже в следующий миг Трейк удивлённо ахнул: клешни сомкнулись с металлическим лязгом, располосовав крыло. Гидра попыталась откусить клешню – не вышло: жёлтый панцирь оказался ей не по зубам. Ещё щелчок – правая голова гидры отвалилась. Гуабэр двигался неимоверно быстро.
Щелчок – немыслимо изогнувшись, скорпион располовинил одного из аватаров.
Разворот – Мельд отлетел в сторону, едва не выпустив из рук клинки.
Вспышка пламени. Скорпиона окутал огненный ореол – ещё один аватар шарахнулся в сторону.
Скрежет когтей гирды о хитин наложился на ругань Ларратоса. Короткое противостояние – измочаленная Мирида отлетает в сторону. От неё поднимается лёгкий дымок.
- Эриф! – рявкнул Трейк. – Разберись с огнём!
Саламандра сконденсировалась около тлеющих трупов нечисти. Пара прыжков – фамильяр исчезла в багровом пламени. За это время Гирт изуродовал ещё двух аватаров и теперь набросился на Мириду – но тут же отскочил, утробно взвыв: огненный шлейф начал жечь собственного создателя. Завоняло палёным.
Ещё щелчок – Мельду не удалось подобраться на расстояние удара. Клешня тёмного бога распорола двойной щит Хаоса, защитную мантию и чуть не располовинила самого Ларри: паладин лишь в последний момент подставил клинок.
Гирт встряхнулся. Пламя погасло, Эриф отлетела в сторону. Скорпион развернулся, намереваясь ударить по гидре, но вдруг вздрогнул и задёргался. По его телу зазмеились молнии, воздух наполнился жужжанием и треском, запахло электричеством.
Трейк коротко хмыкнул, увидев, как возле Гуабэра материализуется Апион.
Ещё один архимаг. Мастер аргомантии, рыцарь грома и молнии, наследник звёзд. Похоже, он ещё в начале битвы ушёл в Тень Абсолюта – проще говоря, стал невидимым – и неторопливо готовил убойное заклинание, дожидаясь подходящего момента. И как только Гирт отвлёкся, Апион явился.
Сейчас его клинок торчал в боку скорпиона, а лезвие напоминало электрическую дугу. Архимаг улыбнулся Ларратосу и снова растворился в воздухе.
Тело Гирта осталось валяться, вяло трепыхаясь.
- Получи! – выкрикнул Ларри, обрушивая на врага силовой удар, направленный сверху. Хитиновый панцирь треснул, но трещины пошли и по полу, а цитадель содрогнулась.
- Потише! – выкрикнул Трейк, отвлёкшись от плетения чар. – Если вы развалите башню, мне придётся начинать заново!
В целом же всё шло неплохо. Полудохлый Гирт явно соображал, творить ему новое тело или лечить имеющееся. Мирида, прихрамывая, поднималась – раны гидры затягивались прямо на глазах. А сверху, из глубин Междумирья, к цитадели спускаются узкие воронки смерчей. Двенадцать воронок – по числу ритуальных чашечек. Смерчики тоненькие – не толще мизинца – но невероятно длинные. Белые чуть изогнутые стержни, вращающиеся с чудовищной скоростью.
Их кончики всё ниже. Ещё чуть-чуть, и они коснутся курительниц, над которыми уже клубится белый пар.
- В стороны! – рявкнул Трейк, бросаясь к краю площадки. – Все в стороны, и оттащите аватаров!
Фамилиары, паладины и их копии бросились врассыпную. Гирт всё ещё бестолково топтался на месте – похоже, решил всё же заняться целительством.
- Есть! – выкрикнул Трейк, взмахивая жезлом.
Трубки смерчей с лёгким шипением коснулись чашечек. И, взвыв ранеными драконами, ринулись в центр, прямо на Гирта.
Рёв пополам с треском. Не разобрать кто ревёт – то ли смерчи, то ли разрываемый на части Гирт. Скорпионье тело перестало существовать в мгновение ока. Вращение воронок всё ускорялось. Сами смерчи окутались багровым свечением, высасывая хаотические энергии и выталкивая их в Междумирье.
Резко похолодало. Тлеющий мусор погас.
Остатки тепла, принесённого элементалями, бесследно растворились. Пол покрылся изморозью. Эриф, дрожа от холода, прижалась к ногам хозяина.
- Трейк! – донёсся до мага вопль Ларратоса. – Мирида не выдержит холода! А я не могу колдовать, всё сразу в воронки затягивает!
- Это ненадолго! – рявкнул маг, стараясь перекричать жуткий грохот смерчей. – Скоро всё прекратится!
Не прекратилось.
Маг ждал, что Гуабэр быстро иссякнет – но у бога, казалось, лишь прибывает силы. В центре площадки, в самом переплетении воронок, клубилась морозная хмарь, подсвеченная багровым. Туман пытался принять очертания какой-то фигуры. Заклятье становилось держать всё труднее…
Громкий треск – ещё более жуткий, чем от взрыв-артефакта – вот чем обернулся лопнувший смерч. Почувствовав слабину, бог напряг все силы – и смерчи взвыли, из последних сил удерживая его напор.
- Я не могу больше! – заорал маг. – Помогайте!
Загрохотало ещё сильнее – лопнуло сразу две воронки. Во рту образовался противный солёный привкус.
А потом стало легче: по клатхическим каналам в ауру Трейка хлынула чистая энергия, которой щедро делились паладины. Оборвавшиеся воронки стремительно восстанавливались, шум в ушах затих, вращение смерчей выровнялось.
Багровое свечение Гирта запульсировало, готовясь погаснуть.
Паладины затаили дыхание…
Громоподобный хохот заставил их вздрогнуть. Хаотическое пламя запылало с новой силой. Смерчи беспомощно всколыхнулись. Реальность дрогнула, истончаясь и смазываясь…
- Отступаем! – заорал Трейк. – Нам его не одолеть! Быстро, по зверям! Бросаем аватаров и драпаем!
- ЧТО?! – донеслось со стороны Ларратоса. – Мы же почти победили!
Башню ощутимо тряхнуло. Трещины стали глубже. Кажется, цитадель вот-вот рухнет.
- Гирт всё сильнее! – маг старался перекричать рёв ветра и крики Гуабэра. – Я могу усилить нажим, но тогда порвётся сама ткань реальности!
- И что?! – вновь выкрикнул Мельд.
- Мы не можем ради победы разрушить весь мир! – Трейк не успел окончить фразу: пол под ногами начал проседать. Цитадель всё же не выдержала, складываясь, подобно карточному домику. Ткань реальности трещала, норовя лопнуть, время замедлило свой бег…
- УХОДИМ! – проревел Трейк, скользя к земле в хаосе обломков.
***
В кабинет ректора академии паладинов постучали.
- Войдите, - произнёс Ларратос. Дверь открылась: на пороге стоял Апион.
- Имею доклад, Ларри. Аналитики нашей академии в течение недели изучая Анифар и силу Гуабэра, пришли к выводу: победить Гуабэра, не вредя миру, практически невозможно! Наша сила разорвёт Анифар ко всем демонам, если мы применим её полностью, а в противном случае нам не победить.
- И что предлагают ваши аналитики?
- Там, где не работает сила, следует действовать хитростью. Академия предлагает сделать нашим союзником одну из стран Анифара, внедрив там своих пропагандистов и магов-прогрессоров, а заодно и инженеров Эрты. Подкупом, убеждением или устранением надо привести к власти в стране своего человека. И далее – планируем наращивать мощь наших аллодов в Анифаре.
- Медленно, но верно, Апион. Можно сначала провести революцию в умах, а потом освободить их. Но вступить с Гуабэром в бой всё равно придётся, ибо сам он не пожелает сдасться.
- Гуабэр – плоть от плоти Анифара, Ларри. Он черпает энергии из Великой Ледяной Аномалии. Маги вычислили, что с гарантией уничтожить его, не нанося вреда миру, может только Меч Хранителя Анифара, разрубающий астральные нити, связывающие Гуабэра с Великой Ледяной Аномалией. А использовать Меч Хранителя может только абориген Анифара. Мы способны лишь научить его, как это делать.
- Придётся начать искать в Анифаре нужного могущественного мага или воина.
- Магов в Анифаре нет, если не считать друидов, которые слишком слабы. И Тёмных Жрецов, которые никогда не предадут Гуабэра, от которого черпают силу. Придётся найти хорошего воина – а лучшими воинами являются сталкеры ордена Серой Крысы, наёмные убийцы.
- Наёмные убийцы?! Ты предлагаешь нам сделку с дьяволом!
- Согласись, Ларри, что клин вышибают клином.

Пролог
И менялись боги под небесами Анифара, и было это до прихода Господа Гуабэра (да не оскудеет длань Его). И породил Древний Бог Кронос Триаду, трёх братьев породил он, Новых Богов – Юпитера, Нептуна и Плутона. И устроили друиды, служители Триады, гонения на шаманов, служителей Кроноса. Да воцарились они над Царством Небесным, Царством Водным и Царством Подземным, и подчинили друиды стихии.
Шли века. И погрязли в страстях земных три брата. И познал Юпитер Магдалену, дочь рыбака Гуабэра из города Этрурос, и родила она Гирта, сына Юпитера. Но не признали эндалузцы зачатие божественным, а Гирта – сыном Юпитера, и прокляли Магдалену Гуабэр, назвав блудницей её, и изгнали Магдалену и сына её Гирта в леса. И вырастили друиды Гирта в Священном Лесу и обучили его премудростям силы природной. Но не знал Гирт Гуабэр (да не оскудеет длань Его), кто отец его. И пошёл Гирт служить в дружину Мигеля, короля эндалузского, и разбил северных варваров в бою. И вернулся сотником через три года в город родной, и прирезал земляков, что прокляли мать его и изгнали из Этруроса.
И получил сотник Гуабэр (да не оскудеет длань Его) графство и стал графом Этрурским. И пошёл он воевать с варварами западными и варварами восточными и разбил их. И стал он генералом королевских войн. Но вошли в мир наш твари демонические, прислужники Плутона, и шли они с далёкого юга. И собрал генерал Гуабэр (да не оскудеет длань Его) войско своё, и повёл его в ледники далёкого юга. И разбил он приспешников Плутона, и осознал, что есть он сын Юпитера. И вошёл сын Юпитер в царство Плутона, и победил его.
И вернулся генерал Гуабэр (да не оскудеет длань Его) в Эндалузию, и понял, что погрязли Юпитер и Нептун в страстях земных и не оберегают мир наш от напастей. И вошёл сын Юпитера во владения отца своего и убил его. И повёл войска Гуабэр (да не оскудеет длань Его) в земли северные, земли западные и земли восточные и завоевал их, и распростёр крылья своими надо всем миром, ибо крылья Великого Орла есть крылья Владыки нашего.
Но не смирились друиды с гибелью Юпитера. И устроил генерал Гуабэр (да не оскудеет длань его) гонения на них. И призвал Владыка наш короля Мигеля к помощи в войне священной, но отказал ему король, ибо душу его отравили прислужники старых богов. И убил генерал короля, предавшего его, и провозгласил себя императором. И вошёл император Гуабэр (да не оскудеет длань Его) в царство Нептуна, и покончил с ним. И стал Владыка наш единым правителем мира земного, мира подземного, мира водного и мира небесного – и провозгласил себя Богом Единым.
Из священной книги «Деяния Господа нашего Гуабэра».

Глава 1
Испытание Послушника

Так! Кинутый кинжал со смачным звуком вошёл прямо в живот деревянному манекену. Ещё раз! Прямо в глаз! Я сосредоточился и представил себе, что это – не манекен, а живой противник и собрал все свои силы. Ещё бросок! Кинжал так глубоко вошёл в грудь деревянной кукле, что снаружи осталась только половина рукоятки.
О, Владыка! Неужели я забыл о времени?! Завтрак! Я прямо как есть – босиком, в кафтане и с растрёпанными волосами – мчусь в столовую. В голове колотится только одна мысль: опоздал на завтрак! Такое со мной впервые! Хорошо хоть, столовая рядом – всего-то и надо, что двор пересечь.
Вот оно, знакомое крыльцо с навесом, крытым соломой. В воздухе разлит великолепный аромат печёной говядины. Выходит, завтрак ещё не окончен.
Взбегаю по ступенькам – и сталкиваюсь с Диего.
- Фердинанд! Погоди чуток!
Останавливаюсь, недовольно морщась: интересно, что этому балбесу от меня нужно?
Диего – тот, кого все послушники презрительно называют «стражем столовой». Раздолбай, любитель травки с тропических островов и выпивки. Вот и сейчас он явно обкуренный: одежда грязная, мачете отсутствует, зато рядышком стоит большой кувшин вина.
- Ну, чего тебе? – он хоть и старше, но я скорее сдохну, чем назову мастером идиота, не сумевшего даже пройти посвящение.
- Тут… того… - надеюсь, этот недоумок успеет собраться с мыслями до конца трапезы? - Это... Тебя ждёт наставник, Томазо. Ибо это... он говорит... ты готов к испытаниям.
Завтрак моментально вылетел у меня из головы. Даже не дослушав Диего, я бросаюсь к центральному зданию академии. Так, теперь подняться на третий этаж…
Стоп! – спохватываюсь, вспомнив, в каком я сейчас виде. Я же будущий сталкер, а не свободный художник!
Час от часу не легче! Великий учитель, верховный жрец самого Гуабэра, тратит своё бесценное время, ожидая какого-то послушника… Но, с другой стороны, не могу же я предстать перед ним прямо так?
А вот и комната. Моя комната. Сам не заметила, как добрался. Кафтан с лёгким шелестом отлетает в сторону: сегодня одену плащ. Уже не помню, когда я в последний раз его надевал. Зимний, правда, вариант – светлый, с изображением пальм. Переоделся! Чуть не забыл! Волосы! Со временем туго, поэтому ограничиваюсь простейшей причёской: использую красную ленточку – и конский хвост падает за спину.
Выпрыгиваю в окно и начинаю карабкаться по стене: наставники обитают прямо над нами и сами частенько срезают путь таким способом. Точнее, почти таким же – на мне-то ведь нет благодати великого Гуабэра, и я не могу одним прыжком преодолеть сразу два яруса. Не в человеческих это силах. А вот карабкаться по стенам умеет любой сталкер. И все старшие послушники.
Владыка, до чего же неудобная обувь! Чуть не сорвался!
С трудом перевожу дыхание и всё-таки забираюсь в окно. Надеюсь, моей оплошности никто не видел, а то позора не оберёшься.
Торопливо пройдя по коридору, с трепетом отворяю дверь в комнату учителя.
Вот он – наместник самого Гуабэра, великий проводник божественной энергии. Сидит в позе лотоса перед окном. Даже не сидит – восседает, окружённый ореолом солнечного света. Яркие блики играют на его великолепнейших доспехах из антрацитово-чёрной драконьей кожи. А на коленях лежит мачете, вручённые Томазо лично Гиртом.
Я бухнулся на колени, во все глаза созерцая Великого. Весь мир отступил куда-то на задворки сознания – для меня не осталось никого, кроме Учителя.
- Здравствуй, ученик мой!
Какой мощный голос! Это голос настоящего воина и одновременно – мудрого наставника, знающего все истины Вселенной. Подаюсь вперёд, боясь упустить хоть слово.
- Во-первых, поздравляю тебя с юбилеем.
- Спасибо, наставник! – восторженно выдохнул я, поклонившись.
Внутри всё пело от счастья – великий Томазо, помнит такую мелочь! Я и сам забыл, что именно сегодня мне исполняется двадцать лет.
- И теперь пришло время для Испытания, - продолжил учитель. – Настала пора сложить статус послушника – и пополнить ряды сталкеров, боевых монахов, несущих свет Гуабэра, повелителя нашего, учителя и защитника. Я уверен, - он улыбнулся. Улыбнулся мне! Поверить не могу такой неслыханной удаче. – Уверен, что ты легко справишься с первым испытанием, Фердинанд Торрез.
- Что я должен сделать, наставник? – да ради Гуабэра я готов на всё. На любое безрассудство, на любой подвиг. И нет в мире силы, способной остановить того, кому благотворит великий бог.
- Лишь тот способен называться сталкером ордена Серой Крысы, кто доказал свою преданность делу Гуабэра в бою. Ты владеешь возвышенным искусством боя, даром Императора, но до сих пор не применял его против настоящих врагов. Ты – карающий, Торрез. Ты должен безжалостно прерывать жизнь каждого, кто осмеливается усомниться в светлом пути, предначертанном Гиртом.
- Будет исполнено, наставник! Укажите цель – и верный послушник не подведёт Великого.
- Не сомневаюсь, Торрез. Не сомневаюсь, - он тепло улыбнулся.
- Мне открылось, - продолжил учитель, - что Хосе Баррос, один из влиятельнейших людей нашего города, сошёл с пути Гуабэра. Баррос занимается сбором налогов – а всем известно, как сильно деньги могут испортить человека. Светлый огонь, пылающий в сердце верующего, он променял на блеск презренного металла. И за этот презренный металл он готов нести абсолютно любую чушь – Рассвет и про демонов, будто нахватался от бунтующих наббарских варваров. И твоя задача, - Томазо перехватил своё мачете двумя руками, подняв его над головой, - выступить проводником божественного пламени, вернув его в заблудшее сердце!
Глаза учителя полыхнули багровым, а металл клинка покрылся язычками пламени. Я замираю, впитывая божественную энергию, исходящую от чудесного огня.
Возвращаюсь в свою комнату, хотя комнатой это назвать трудно – просто часть общего зала, отгороженная передвижными стенками. Пару дней назад я всерьёз планировал устроить небольшую драку с соседями, отвоевав ещё несколько лиг пространства, но теперь это бессмысленно – став сталкером, я переселюсь на второй ярус или же в одну из четырёх Башней Стражи.
Вообще, странный сегодня день: только и делаю, что бегаю да переодеваюсь. На этот раз в орденские доспехи. Всякие уроды вроде Диего могут сколько угодно жаловаться, будто бы доспех из деревянных пластин и чёрной кожи совершенно не защищает владельца. Но я-то знаю, что единственная надёжная защита – покровительство Гуабэра, а доспех – символ Служения и дань традиции.
Так, метательные звёздочки на месте. Осталось взять только мачете.
Готово!
Опускаюсь на колени, вознося молитву Гирту:
- О великий Император, владыка наш Гуабэр, да не оскудеет длань твоя! Позволь мне поразить врага от твоего имени! Озари меня светом Хаоса. Клянусь избавить мир от сошедшего с пути истинного – или умереть с честью…
- Остановись, Фердинанд! Убийство невинного – грех!
Вскакиваю, принимая боевую стойку. Кто осмелился прервать моё обращение к богу?!
Похоже, чужеземец, северный варвар. Здоровенный, со светлыми волосами. Оружия вроде бы нет, по крайней мере на виду. И вообще этот северянин больше похож на мага, хотя одеяние даже для магов странновато. Откуда он тут взялся – здесь, в самом сердце ордена? И как ему удалось незаметно прокрасться в мою комнату?
- Кто ты такой, чужак, и по какому праву пытаешься приказывать?! – подпускаю в голос побольше льда.
- Я не приказываю – просто пытаюсь спасти твою душу, - слишком самоуверенно. Неужели он всерьёз рассчитывает какой-то магией одолеть сталкера Серой Крысы?! Тем более здесь, в монастыре, где полно народу? Но на безумца не похож. Плохо. Очень плохо.
- О своей душе я позабочусь сам, без чужаков. Говори, кто ты таков, маг! – прыгнуть вперёд, применив захват… что?
Едва не вписался в стену. Мага как ветром сдуло – он немыслимо, просто нечеловечески быстр! И эта его стойка… Похожую я видел только у Томаза.
- Здесь враг! – заорал я, отскочив подальше от пришельца и выхватив мачете.
- Можешь не кричать, не поможет: я заколдовал комнату, - пожал плечами чужак.
Значит, точно маг. Но служителям Гирта не страшна магия.
- Тогда умри! – мачете бабочкой взмывает в воздух. Кажется, что сам воздух несёт меня вперёд, прямо на чужака. Боевой экстаз можно сравнить разве что с полётом, а блестящее лезвие, летящее к шее мага – с карающей волей самого Гирта.
Вспышка! Упоение битвы с грохотом рухнуло. Я откатываюсь в сторону, пытаясь проморгаться и хотя бы понять: где катана, отчего перед глазами плавают красные круги, почему правая рука онемела, словно от сильного удара; и главное – что это за слепящая полоска света вырвалась из кулака мага.
- Вообще-то клатхический меч не применяют против обычного оружия, - проследив за взглядом чужака, я обомлел: мой священный клинок разломился надвое! Маг каким-то чудом умудрился сломать его!
- Но ваши мачете – довольно сырое оружие.
- Кончай издеваться! – озлился я, отступая к стенке. В одиночку мне этого мага не одолеть, зато если удастся добраться до наставника…
- Как ты не поймёшь, что Томазо убил твоих родителей! – донеслось до моих ушей. – Убив сборщика налогов, ты предашь собственную семью.
Мысли о побеге испарились мгновенно. Такое чудовищное заявление равносильно удару молота.
- Да как ты смеешь, дрянь, оскорблять великого учителя! Он спас меня и многих других!
Убью колдуна. Если потребуется, даже ценой собственной жизни.
- Смотри сам, - маг лишь пожал плечами, аккуратно, почти изящно перехватив меня прямо в прыжке.
Кс-ссс! Моя голова…
***
- Мануэль, я узнал, что клинок Хранителя у тебя. Отпираться бессмысленно, - Томазо обвиняющее ткнул мачете в сторону юноши с короткими волосами, забранными в хвостик.
- Я и не отпираюсь, - Мануэль пожал плечами, отступая к двери дома. – Но шлем – наша семейная реликвия. Ты её не получишь!
- Видит Гуабэр, я не хотел этого, - вздохнул Томазо, зажигая мачете багровым пламенем.
Мануэль тоже выхватил откуда-то короткий клинок, но ударить так и не успел: отравленная игла, прилетевшая откуда-то сбоку, воткнулась ему в горло.
- Бесчестный ублюдок, - выдохнул парень, прежде чем огненное мачете снесло ему голову.
- Да свершится воля Гуабэра! – провозгласил Томазо, пиная поверженного.
После чего совершенно спокойно вошёл в дом Мануэля: дверь сорвало с петель какой-то таинственной силой. Очутившись в комнате, Томазо осмотрелся, потрогал носком босой ноги коврик, затем пнул деревянную стенку.
В соседней комнате обнаружилась насмерть перепуганная женщина, прижимающая к груди свёрток с ребёнком.
- Где клинок Хранителя? – спокойно вопросил Томазо.
- Н-не знаю, - пролепетала женщина, вжимаясь в угол.
И обречённо зажмурилась под пристальным взглядом жреца.
- Не врёшь, - немного разочарованно констатировал он. – Тогда умри.
- Пожа!.. – вскрик оборвался. Женщина сползла на пол, а убийца спокойно убрал катану и поднял младенца.
- А ты, Фердинанд, можешь стать Ключом к шлему, - негромко произнёс он.
***
Я лежал на деревянном полу, чуть ли не плача. Голова раскалывалась, перед глазами стоял сосредоточенный прищур учителя, удивлённое лицо Мануэля, родинка на шее младенца – такая же, как у меня. Чувства этих людей стали моими: ужас и боль женщины, отчаяние Мануэля, лёгкая досада учителя, понявшего, что шлема ему не видать…
Невозможно! Немыслимо!
- Ну, теперь ты мне веришь?
Я застонал, сжимая виски ладонями и пытаясь хотя бы сесть. Видение слишком реально, слишком мучительно. Но я-то знаю, что на самом деле мои родители умерли от чумы, а Томазо спас меня, взяв на воспитание. И не только меня – он спас множество детей. Только чужак мог вообразить, будто бы последователь Гуабэра способен убить невинных. Но как магу удалось внушить мне такое? Куда делся амулет, защищающий от магии?
- Не это ли ищешь? – поднимаю глаза, и натыкаюсь взглядом на мой кулончик, зажатый в тонких пальцах мага.
Издевается, тварь!
- Что… - я запнулся. - Что тебе от меня нужно? – шансов победить не было. Сбежать – тоже. Оставалось лишь тянуть время: должны же меня рано или поздно хватиться?
- Нам нужно, чтобы ты убил Гирта Гуабэра.
Жуткие слова отзвучали.
Мир замер, вместе со мной ужасаясь неслыханному святотатству. О, теперь-то я понимаю, от чего нас защищают верные воины Гуабэра. Наббарцы – нелюдь. ТАКОЕ не имеет права существовать.
Гнева не было. Просто пришло чёткое понимание: нужно вычеркнуть это… это существо из ткани реальности.
Медленно поднимаюсь, складывая ладони лодочкой. О великий Гуабэр, дай мне силу поразить нелюдь!
И сила пришла. Я ощутил, как боль и усталость истаивают под напором живительного потока. Мир поблёк, но враг виднелся отчётливо: ярко-синий, немыслимо чёткий силуэт.
- Гирт Гуабэр! Твоей рукой и твоим именем я ражу врага! – с раскрытых ладоней срывается ослепительная красная молния. Уже почти вижу, как её хищные отростки впиваются в негодяя…
Маг пошатнулся, отбив священный удар ладонью, и что-то произнёс – кажется, ругнулся.
- Не ожидал? Познай же истинную силу истинного бога!
Бросаюсь вперёд. Да, он сильнее. Да, он маг. Зато у меня есть вера. Я знаю, за что и ради чего сражаюсь. Удары уходят в никуда. Он ловок, очень ловок. Выжимаю из тела максимум. Пока сила наполняет меня, я непобедим.
Подсечка! Маг споткнулся, а я вновь покатился по полу: он ударил кулаком прямо в лицо.
- Умру, но умрёшь и ты, - прошипел я, поднимаясь.
- Успокойся! – приказ прозвучал подобно гонгу. В глазах мага мелькнуло синее пламя. Но я лишь тряхнул головой:
- Ни за что! Адепты тайного ордена не сдаются!
- Тайного?! – бросил он, врезав мне ребром ладони по рёбрам. Сгибаюсь пополам, силясь вдохнуть. Тело словно чужое… - Только идиот может расхаживать в таких вот доспехах и при этом говорить что-то о тайной организации.
- Я – сталкер! – пропускаю ещё один удар. Тело наливается тяжестью. Кажется, на меня наложили какое-то заклинание. О Гуабэр, дай мне силу!
- Ты не сталкер, ты – козёл отпущения! Пойми же, Фердинанд, вас используют!
Маг говорил ещё что-то, но я его не слушал: Гирт ответил на мою молитву. Вражеские чары разрушились. Рывок! Я буквально швыряю себя в сторону мага. Поймать, схватить, вцепиться хоть зубами – даже нарвавшись на меч или магию, я завершу начатое. Всё для победы – вот наш девиз.
Пролетев через всю комнату, пробиваю лбом стенку.
- Фердинанд? Ты чего здесь делаешь? – приподнимаюсь на локте, тупо пялясь на Хуана, одного из моих соседей.
- А где?..
- Кто? Ты вообще как себя чувствуешь? – неуверенно произносит Хуан. Наверное, я действительно неважно выгляжу. Плевать!
- Где маг? – встаю, чувствуя себя совершенно разбитой.
- Какой маг? Ты о чём?
- Не бери в голову, - интересно, куда он мог деться? По всему выходило, что враг просто исчез, растворился в воздухе, из-за чего я и влетел к соседу. Неужели это всё мне примерещилось.
И что мне теперь делать? Рассказать учителю? А поверит ли? После того, что варвар творил с моим разумом, я вполне могу сойти за безумца.
***
Покинув академию, я нацепил рюкзак отправился бродить по городу. Меня терзали нехорошие предчувствия. Почему-то казалось, что этот день станет для меня последним. Может, какие-то чары? Проклятый маг! Похоже, он повредил не только тело, но и разум. Хорошо ещё, если не душу.
Нужно успокоиться, иначе точно рехнусь.
Пройдя мимо густых зарослей пальм, сворачиваю в сторону городской площади. Здесь, в центре города, улицы широкие, а дома каменный. Да, красивый наш город Этрурос. Одно слово – столица. Дома на фоне величественных южных гор, цветущие вишни… Хотя вишня уже отцвела – прохладный ветерок катит по земле множество потрёпанных бледно-розовых лепестков, кое-где возводя из них небольшие валики.
А ветер-то южный! Останавливаюсь, вдыхая его прохладу и свежесть. Горные ветра наполнены живительной силой самого Гуабэра.
Чем ближе площадь, тем больше попадается народу. Сколько брожу по городу – и каждый раз удивляюсь, сколько здесь праздношатающихся. Встречные на меня смотрели с опаской, некоторые даже шарахались. Неужели это из-за орденских доспехов? Смешно, мы ведь караем только отступников, действуем исключительно на благо простых людей – так чего же им нас бояться?
«Только идиот может расхаживать в таких вот доспехах и при этом говорить что-то о тайной организации», - я ругнулся сквозь зубы, сжимая кулаки: слова колдуна, похоже, намертво впечатались в мою память. Проклятье!
Подхожу к набережной. Через прозрачную речку переброшен канатно-деревянный мостик. Довольно шаткий, но вполне пригодный для переправы. Каменные мосты должны быть ниже по течению.
Подойдя к воде, склоняюсь над бликующей гладью. Ну-ка, посмотрим…
В реке отразилась мрачная опухшая физиономия: волосы растрёпанные, лицо расцарапано, губы разбиты, в глазах – красные прожилки. Я недовольно поморщился. Хотя, с другой стороны, могло быть и хуже. Колдун меня только в челюсть дважды достал, а даже синяков не появилось. Вот что значит защита владыки Гуабэра!
Вознеся хвалебную молитву великому богу, я ополоснула лицо и, пройдя по скрипучему мосту, очутился на площади.
А что у нас тут за шум? И народу что-то многовато. Нет, тут всегда людно, но такие толпы собираются нечасто. Заметив меня, народ начал перешёптываться. Они что, расходятся, что ли? Неужели я так плохо выгляжу? Да вроде нет.
А-а-а, так вот в чём дело! Тот старик в центре мощеной площадки – это ведь проповедник. Завелись у нас недавно сумасшедшие, утверждающие, будто бы наш Владыка заблуждается. Говорят они складно, но идеи их до того дикие, что остаётся только пожалеть убогих. Так, эти, с позволения сказать, «священники», считают убийство страшным грехом. Даже убийство еретиков! Плетут что-то про мир и любовь – хотя какой мир может быть с восставшими варварами? А любить их можно одним-единственным способом – мачете по тому самому месту!
Вон как народ рассасывается – знают, чувствуют, что Гирт не одобряет такие проповеди. Только не надо так от меня шарахаться, мы с идиотами не воюем. И жрецы гиртовские не воюют – они, поймав такого священничка, попросту отбирают всё его имущество вплоть до одежды. И правильно, а то больно уж любят лжесвятоши о вреде богатства проповедовать. Вот пусть на своей шкуре да собственные же идеи проверят.
- Сын мой! – это он что, ко мне обращается?! – Я вижу, что встал ты на путь греховный, убийство невинного замыслил!
Что?! И этот старикашка туда же? Маг чуть разума не лишил, сам не знаю, как в живых остался, теперь ещё и какой-то балахонник будет. Неужели он тоже маг?
- Остановись, несчастный, или Абсолют покарает тебя!
Я отчего-то вздрогнул. С таким трудом достигнутое спокойствие рухнуло. Меня вновь охватили дурные предчувствия.
- Жалкий старик! – неприязненно произнёс я. – О какой каре идёт речь, если по вашей религии бог есть любовь?
- Любовь, - печально произнёс вредный дед, - тоже может стать карой.
- Да пошёл ты в ад! – выругался я и направился к дому сборщика налогов. Этот тип мог ради денег и родную мать продать, и проповедовать ненависть к ближним. Может, он заодно с тем священником с площади? Это уже неважно.
Дойдя до дома Хосе Барроса, я забрался на дерево и принялся ждать ночи. Ночь спустилось довольно быстро: загорелись яркие звёзды, и взошли две ярких луны, два ока Владыки нашего. Под мелодичные песни цикад я раскрыл рюкзак и достал оттуда чёрный плащ и капюшон сталкера. Неспешно переодевшись, я оставил рюкзак на дереве и бесшумно спрыгнул с него на землю. Подкравшись к дому, я достал с пояса набор отмычек, и, немножко пошуровав ими, взломал тугой замок.
Я крался по тёмному дому, благо глаза сталкера хорошо приспособлены к темноте. Вот комната, где спит жена Хосе. Хорошо, что она в отдельной комнате, а то, проснись она, пока я убиваю несчастного мытаря, придётся и её пришить, как свидетеля. Вот и следующая комната, там должно быть, сам Хосе. И на ней замок! Странно, очень странно. Неужели он готовился к тому, что его зарежут, как порося? Ладно, отмычка знает своё дело. Пройдя в комнату, я присмотрелся. Мужчина, лет сорока, как и рассказывал учитель. Это он, сомнений быть не может. Я достал с пояса кинжал, смазанный кураре, и кинул в спящего. С хлюпающим звуком отравленный кинжал вошёл в сердце, и из вскрытой груди забил фонтан крови. Я удовлетворённо улыбнулся: зловредный мытарь был наказан.
Но он успел открыть глаза и прошептать:
- Сталкер! Гуабэр… всё-таки прислал тебя… Но ничего… Скоро Рассвет… распахнёт свои крылья… И невинные люди… особенно мой друг, Мануэль Торрез… будут отомщены.
Я встал, как вкопанный, и мой лоб прошиб холодный пот. Мануэль Торрез… Мой однофамилец. И если верить магу, моего отца звали Мануэль. Неужели это видение – правда?!
Немного успокоившись, я вытер рукавом лоб, затем достал из груди мытаря кинжал и, вытерев его о кровать, повесил на пояс. Открыв окно, я выпрыгнул в него прямо на дерево, где лежал рюкзак, и экипировавшись, двинулся в монастырь.
***
Томазо ожидал меня в зале.
- Итак, ты вернулся, ученик мой, - радостно улыбнулся он. – Можешь молчать. Сила Гуабэра итак позволила мне увидеть, что ты одолел нашего врага. Поздравляю! Властью, данной мне Гиртом Гуабэром, да не оскудеет длань Его, я назначаю тебя, послушник Фердинанд Торрез, сталкером ордена Серой Крысы, боевым монахом, карающей рукой нашего Владыки, Господа и Императора!
- Да не оскудеет длань Его! – ответил я.
- Прими робу монаха, мастер Торрез, - улыбнувшись, Томазо открыл шкафчик, и достал оттуда серо-красную робу, на груди которой была вышита шёлком серая крыса.
- Спасибо вам, наставник!
- Да не мне, мастер, а тебе. И владыке нашему!
Я, неспешно надев новую робу, направился обратно к келье.
- Не туда! – окрикнул меня учитель – отныне, твоём место – на верхнем этаже!
Я направился к лестнице. Там уже стоял Диего, и уже покуривал свою любимую травку. Когда он увидел меня, его лицо расплылось в блаженной улыбке:
- Ты получил робу сталкера! Поздравляю тебя, Фердинанд! В смысле, поздравляю ВАС, мастер Торрез.
- Не за что, старый друг.
- Мастер Торрез, может быть, вы замолвите словечко-другое обо мне, и я скоро пройду испытание?
- Работай сам над собой, Диего, - я пошёл в свою новую спальню, где меня ждало новое шёлковое бельё.
***
Спалось мне изрядно плохо: постоянно снился то убитый мытарь, то Мануэль, убитый нашим учителем, то странный маг. Я сам удивлялся, почему меня мучают кошмары: совершая первое убийство, я сохранял хладнокровие. Но этой ночью призрак Хосе совершенно не давал мне покоя! Троица – Хосе, Мануэль и маг, постоянно преследовала меня, куда я от них не прячься. Вот колдун снова нашёл меня. Я выхватил из-за спины мачете, как вдруг, враг издевательски поклонился мне и произнёс:
- Мастер Торрез! Мастер Торрез, проснитесь!
Я нехотя открыл глаза: рядом с моей кроватью стоял Диего.
- В чём дело, послушник Диего? - высокомерно произнёс я. – Почему ты нарушаешь сон мастера?
- Мастер Торрез! Великий Учитель хочет видеть вас! Он сказал что-то о важном задании, которое можете выполнить только вы!
Интересно! Я, забыв про завтрак, надел доспехи, робу, побрился, причесав усы, завязал волосы конским хвостом и пошёл в зал Великого Учителя.
- Доброе утро, наставник, - поклонился я.
- Доброе утро, мастер Торрез, - ответил Томазо. – Это задание я получил лично от Самого три месяца назад. Владыка, да не оскудеет длань Его, велел мне выбрать для задания лучшего сталкера. И я выбрал тебя, но ты тогда не был сталкером. И я терпеливо ждал, когда ты пройдёшь испытание.
- Кого надо убить, наставник? – заинтересованно спросил я.
- Одного государственного изменника, Фердинанд. Что ты знаешь о Наббарском герцогстве?
- Четыре года назад наместник Гуабэра в Наббаре, генерал-губернатор Франко Картисс объявил свою провинцию независимой республикой, а себя – консулом. Гарнизон нашей армии стал мятежной республиканской армией. Войска Владыки, да не оскудеет длань Его, пытались отбить нашу провинцию обратно – но безрезультутно. И я не понимаю, почему.
- Я и сам не понимаю. Наббарская армия, хотя и малочисленна и не может напасть на нас, обороняется очень хорошо! В ней есть очень могущественные стихийные маги, хотя ещё пару лет назад остатки друидов ютились в лесах. Также они научились изготовлять мечи и доспехи из очень прочной стали, и стрелять огнём из странных трубок, называемых мушкетами. И это в Набарре, самой отсталой провинции нашей империи. Более того, их экономика испытала невиданный подъём, хотя без ресурсов с юга, она должна была потерпеть полный упадок.
- Владыка боится мощи небольшой северной страны?
- Нет, в случае агрессии он отобьёт её сам. Но – эта провинция создала прецедент! Если такая маленькая и отсталая страна смогла отделиться и сильно развилась, то этого захотят все остальные, что и пошатнёт авторитет Владыки, да не оскудеет рука Его.
- А что я могу сделать в этом случае?
- Мощью армий Наббар не взять. Поэтому нужны мы, шпионы. Под видом беженца ты проникнешь в мятежную провинцию, и, получив возможность, сблизишься с Франко – и убьёшь его. За это сам Владыка дарует тебе звание генерала!
Владыка дарует звание генерала! – подумал я. Игра стоит свеч!
________________
Хочешь бросить курить? Спроси меня, как.
"Рельеф я сам матерю" © MPI3.
Старый 31.10.2008, 01:11
Олежа

offline
Опыт: 3,283
Активность: 0
Ура! Еще что-то по вашей вселенной, Илья Ефимович!!! Сейчас прочесть не могу, но завтра наверно получится.
________________
Хотели как лучше, а получился Девормент ©
Старый 12.11.2008, 16:37
LAZYT4UK
Архангел
offline
Опыт: 37
Активность: 0
Сложно вникнуть в суть. Слишком быстро разворачиваются события. Дни мчатся, информация наложена пластами. Сложно подобраться по ней к финалу, не теряя нити идеи.
Но в целом очень неплохая вещь, идейная, со своим сюжетом. Приятно читать. Браво!
Старый 12.11.2008, 17:13

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы можете скачивать файлы

BB-коды Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход



Часовой пояс GMT +3, время: 06:50.